Эксоцман
на главную поиск contacts
Что такое экономическая социология? Это не "междисциплинарные исследования". Это не "изучение социальных проблем в экономике". Это не проведение опросов населения. Это не маркетинговые исследования. Что же это? (подробнее...)

Мир России

Опубликовано на портале: 31-12-2010
Татьяна Григорьевна Нефедова Мир России. 2003.  Т. 12. № 3. С. 35-61. 
ИЛЛЮЗИИ, ЧТО сельским хозяйством легко управлять, остались в XX в. Все чаще проявляются признаки самоорганизации сельского хозяйства и сельского сообщества, которая при социализме была явно ослаблена. Сейчас самоорганизация окрепла, хотя поначалу сводилась к простым формам адаптации к новым реалиям. Тем не менее на примерах многих районов видно, что самоорганизация может быть успешной там, где продолжают функционировать коллективные предприятия, и там, где прежняя основа сельской жизни (колхоз) деградировала полностью. Что происходит с сельским хозяйством и с его крупными предприятиями-товаропроизводителями при ослаблении государственных регулирования и контроля? Что происходит с российским сельским пространством при усилении самоорганизации? Как меняются при этом сельские сообщества? Попытка частично ответить на эти вопросы сделана в предлагаемой читателю статье. Частично потому, что исследуемые проблемы изучаются не только географией, но и аграрными науками, экономикой, социологией, психологией. В отношении сельского хозяйства и сельской местности можно последовательно говорить о самоорганизации экономической (отраслевой и межотраслевой), географической (пространственной) и социальной.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Александр Евгеньевич Суринов Мир России. 2001.  Т. 10. № 2. С. 25-35. 
Года реформ изменили поведение населения на рынке труда и товаров. Сказались реформы и на демографической ситуации. В каком направлении произошли изменения? Что они означали для россиян? Каковы интенсивность и характер перемен с точки зрения беспристрастного статистического анализа? Ответам на эти вопросы посвящена данная статья.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Овсей Ирмович Шкаратан Мир России. 2003.  Т. 12. № 2. С. 46-80. 
Опрос 2500 представителей экономически активного населения России был проведен под руководством автора статьи в ноябре 2002 г. Исследование было направлено на получение надежных данных об одном из важнейших аспектов трансформации постсоветской России – переходе к новой системе социальной стратификации. За последние 15 лет в России произошли серьезные качественные изменения в характере социального воспроизводства. Они затронули состав и структуру различных социальных групп как на верхних ступенях социальной иерархии, так и на средних и низших. Кроме того, изменилась сама система статусных индикаторов, по которым определяется положение индивида или группы в социальной иерархии. Исследование представляет собой очередной этап разработки теории социальной стратификации и изучения социальных реалий России, которые ведутся автором и его сотрудниками в течении длительного периода. В статье вниманию читателей предлагаются предварительные итоги широкомасштабного обследования населения России.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Е М Порецкина, Т Юркинен-Паккасвирта Мир России. 1995.  Т. 4. № 2. С. 190-201. 
В данной статье авторы пытаются описать изменения в формах и видах социальной поддержки, получаемой через социальные сети в семьях жителей крупного города, которые были названы респондентами в тематических интервью, проведенных в С. Петербурге в 1993-1994 гг. в рамках совместного финско-российского проекта "Структурные изменения и стратегии выживания: адаптация к рыночным отношениям в России". Эта тематика представляется тем более актуальной, что государство на нынешнем этапе перестройки всех своих институтов, не в состоянии выполнять функции даже той минимальной социальной поддержки, которую выполняло раньше. Во многом эти функции легли на "плечи" социальных сетей индивида. Поэтому особое внимание было уделено одной из основных функций социальных сетей - функции социальной поддержки в повседневной жиз- ни в переходный период, причем объектом изучения служили социальные сети не отдельных индивидов, а семьи в целом. В целом, в проекте в качестве задачи было поставлено изучение взаимосвязи между текущими изменениями в образе жизни различных типов семей и изменениями в их социальных сетях, между характером социальной поддержки и реализацией успешных жизненных стратегий.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Рустем Махмутович Нуреев Мир России. 2001.  Т. 10. № 3. С. 3-66. 
Рассматриваются социальные субъекты постсоветской России (домохозяйства, фирмы, государство, показываются институциональные особенности их формирования в условиях догоняющего развития. Раскрываются содержание и формы нерыночного приспособления к рынку домохозяйств, показывается, как в постсоветской России сформировалась экономика физических лиц, патернализма, бартера и рэкета. Особое внимание уделено анализу власти-собственности в досоветский по советский периоды и тенденциям ее развития в современной России. Намечаются два пути депривации (государственно-бюрократический и демократический) и указываются возможности выхода из институциональной ловушки, в которой оказалось постсоветское общество.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Raimo Blom, Hurry Melin, Ирина Сарно, А А Сарно Мир России. 2005.  Т. 14. № 2. С. 126-159. 
Статья финских ученых посвящена одной из актуальных тем современной социологии – проблеме социального капитала. Статья построена на материалах эмпирического исследования. В центре внимания – профессиональная группа менеджеров. По мнению авторов статьи, именно они во многом сегодня инициируют социальные и экономические перемены в стране. Исследование показало, что в условиях еще не преодоленного российского кризиса, доверие выступает существенным социальным капиталом. Фирмы, построившие отношения с субъектами окружающей социальной среды на доверии, получают реальное преимущество – более разнообразный и более современный менеджмент.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
S Busse Мир России. 2002.  Т. 11. № 2. С. 93-104. 
В статье изложены результаты исследования, проведенного городе Новосибирске и посвященного проблеме выживания россиян в непростых социально-экономических условиях. Основу работы составляет идея множественности видов капитала, используемого населением для решения повседневных проблем: физического, финансового, человеческого и социального. Автор выявляет общие закономерности трансформации форм капитала, а также значимость социального капитала для развития и функционирования неформальной экономики. Рассмотрены специфика неформальной экономики советского и постсоветского периодов, их опора преимущественно на разные формы капиталов. Работа построена на данных интервью.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Жан Терентьевич Тощенко Мир России. 2004.  Т. 13. № 4. С. 40-61. 
Социология труда как специальная социологическая теория нуждается в том, чтобы в ее осмыслении, во-первых, был повышен уровень теоретического обобщения, чтобы она не выглядела как набор актуальных, важных, но не упорядоченных логикой социальных проблем; во-вторых, произведен критический отбор того лучшего, что накоплено в отечественной (и в связи с ней мировой) практике решения социальных задач производства, касающихся всего спектра трудовой деятельности людей. В данной статье автор исходит из того, что социально-трудовые отношения в современной России претерпевают кардинальные изменения. Социальная практика показывает жизненность и востребованность идей, к которым шла социология в течение всего ХХ в. Причем отечественный опыт оказался неотделим от мировой практики, от тех попыток и находок, которые были апробированы во многих индустриально развитых странах. В статье делается попытка осмыслить российские реалии, сопоставить их с опытом других стран с принципиально новых позиций: как наука и производство взаимно обогащали друг друга, и как именно это взаимодействие способствовало успеху в решении социально-экономических проблем. Данная статья является синтезом основных положений подготавливаемой автором книги.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Марина Андриановна Шабанова Мир России. 2006.  Т. 15. № 4. С. 94-115. 
In this paper socioeconomics is regarded both as an interdisciplinary paradigm developed by SASE (International Society for the Advancement of Socio-Economics) and economic science which should solve a number of practical tasks dealing with the economic assessment of bilateral bonds between economy and society (under social context). Further socioeconomics is also discussed as a new discipline for Russian universities which includes both versions of socioeconomics (advanced interdisciplinary and economic). The experience of its integration in learning process is analyzed and the concept and program of the learning course in State University – Higher School of Economics are put forward. Supporting the importance of developing socioeconomics as an interdisciplinary paradigm the author aims to show, that the SASE-version of socioeconomics does not use up its full interpreting potential. It can be substantially extended with the use of “particular” sciences within interdisciplinary paradigm and developing another version of socioeconomics as an economic science. This version aims at solving practical tasks inherent in advanced stable socio-economic systems as well as in many of the transforming economies and societies. The basics of socioeconomics as an interdisciplinary paradigm are well described by the well-known “minimum-platform” SASE (1991) and have been recently made more precise by its author A. Etzioni (2003). While this paradigm is still under development and being discussed by scientific association (Piore, Wrong, Streeck, Hollingsworth, Abell, Swedberg), the author also identifies those features of the socioeconomic paradigm of SASE, which reduce its expository and predicting power but have not yet become subject to discussions: 1. Reverse influence of economic values on the non-economic ones is not taken into account (the dependent value is always an economic one), which reduces the possibility of learning real interactions and patterns of economic and social development within different levels of social reality – macro-, meso- and micro. 2. The range of independent variables gradually shortens due to the exclusion (more often a forced one) of economic variables. Presently it is accepted, that a dependent variable is an economic one, while all of the independent variables are non-economic. No doubt, that to emphasize, that there should be at least one non-economic variable among the independent ones, is somewhat unconvincing. Basically it is correct to retreat from such claims, because interdisciplinary approach underlies its methodological principles. But it is as well unconvincing to reduce the independent variables to purely non-economic ones. 3. The socioeconomic paradigm of SASE fairly signifies moral obligations, social expectations and power relations which influence the behavior of economic actors. A lot is said about the role of morality and collectivity (“we”), density of social bonds between individuals, group norms on individual behavior. It is not often, but mentioned that the state and big corporations have a greater (with respect to other market participants) influence on economic behavior of the ordinary actors. Meanwhile it is necessary to accentuate, that different economic actors differ not only by their value orientations, but also by the scale and structure of the resources they possess. As far as individual actions are multisided the individual’s behavior is influenced not only by economic or cultural and professional resources, but other different resources: political, managerial, power, social (including status), etc. The level of the individuals’ social status defines the scales of both their constructive and destructive influence on the functioning of the economic system. We can compare, for example, the pilfering of the people which lie at the lowest level of social hierarchy (as a means for their physical survival) and the financial fraud of the higher state officers (as a means for their personal enrichment at the cost of the rest of society). The resource potential differs significantly between rural residents and capital citizens, residents of labor-abundant and labor-lacking regions, men and women, young and old, well-educated and low-educated, etc. Thus today socioeconomics of SASE doesn’t use up the potential of “particular” sciences. Their integration under SASE usually applies within economic sociology and economic psychology. The weaker role of other sciences doesn’t allow us to use the full potential of the interdisciplinary approach. And even, perhaps, economics belongs to that list, though theorists of SASE call upon its further integration with social sciences. The author stresses her attention on the negative outcomes of the economists unwillingness to integrate with SASE. One of the most important extensions of socioeconomic paradigm of SASE (and by no means the only one) is to develop its new version – socioeconomics as an economic science. Its development can become that very “bridge” which would facilitate the integration of economic science into interdisciplinary version of the SASE-socioeconomics. But what is it exactly, this version of socioeconomics? Under the constant meshing of social and economic life, acceleration of changes, increasing losses from unconsidered interactions between social and economic aspects of the functioning of macro-, meso- and microsystem (both, social and economic) there emerges a greater necessity in a special science which could assess the interaction between the economy and the society (social context) in terms of measuring and comparing costs and outcomes. Socioeconomics (in its economic version) studies bilateral bonds between economic and social aspects of social reproduction at different levels of social reality (macro-, meso- and micro) and attempts to assess these bonds economically through comparing widely understood costs and outcomes under definite social constraints. The fact, that a wide range of social phenomena, institutions and processes greatly influences the economy, is a major thesis of SASE-socioeconomics. But with such application its influence has no economic assessment (in perfection, a monetary one), i. e. it is not considered in terms of gains and losses of economic actors and systems at different levels. Economic version of socioeconomics extends the approach of SASE in studying the influence of the social context on the economy (it is primarily a contribution of economic sociology and economic psychology) with economic assessment of this influence. What are, for example, economic losses from growing alcoholism and drug addiction among the youth in rural towns and villages? Where, say, economic sociology ends with uncovering of dominating strategies of saving behavior, its factors and restrictions, socioeconomics would use it only as a foundation for further research attempting to measure its economic gains/losses (of banks, individuals, economic system as a whole). Another major distinction of the proposed version of socioeconomics from its SASE-version is the idea that it has to study reverse effects from the economy’s influence on the society and provide it, again, with economic assessment. In other words, economic version of socioeconomics proceeds from the assumption, that social domain (as an entity of social relations and institutions) as well as other social processes do not only influence the economy, but are also “submerged” in it, depend on it. No doubt, every human life is priceless. But with financing public health under 3% of GDP it becomes necessary to anticipate the economic loss, to which such “saving” would bring in future. The author also shows that in developing the economic version of socioeconomics in modern Russia there is a clear practical necessity. It can facilitate the search for more effective solutions to a wide range of practical problems, which are faced by the actors at different levels. In particular, the important analytical and expert part of socioeconomics in modern Russia lies in complex valuation of consequences of introduction of chargeable services in a number of public branches, as well as in measuring the effectiveness of government expenditure on free public services. At firms’ level there also emerges a number of tasks: measuring the effectiveness of human capital investment, intangible assets, different elements of the intellectual capital (human, structural, market (goodwill, consumer relations, insiders, etc.)). Without thorough assessment of such close interconnection between economic and social aspects it is barely possible to avoid unfavorable consequences at most of levels of social reality.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Ренальд Хикарович Симонян Мир России. 2007.  Т. 16. № 3. С. 50-73. 
В январе 1992 г. в России начались экономические реформы. Тогда же их стали осуществлять и в республиках Прибалтики, которые уже четыре месяца были самостоятельными государствами. С тех пор прошло 15 лет – для стремительно развивающихся общественных процессов в современном мире срок вполне достаточный, чтобы в полной мере оценить результаты этих реформ. Если исходить из того, что Россия европейская страна, то сравнивать ее достижения логично не с достижениями за этот период, скажем, Грузии или Узбекистана, а с достижениями стран Балтии. Кроме того, уважение к собственному государству заставляет его успехи сравнивать с лучшими образцами. Что же касается большего срока советской власти в России – 70 лет, чем в республиках Прибалтики – 50 лет, то следует напомнить: как для математиков, так и для историков 50 и 70 – однопорядковые величины, в них нет качественных различий. Да и население двух из этих республик – Эстонии и Латвии к 1991 г. соответственно на 40% и 50% состояло из тех же россиян. Поэтому компаративный анализ итогов преобразований у них и у нас представляется и правомерным, и продуктивным, чему и посвящена предлагаемая статья.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Светлана Юрьевна Барсукова Мир России. 2006.  Т. 15. № 3. С. 158-179. 
В современной России теневая экономика и теневая политика неразрывно связаны. Они воспроизводят друг друга. Экономические агенты делают политику теневой, покупая места во властной иерархии, продвигая своих людей на выборах и финансируя политические партии. В свою очередь, политика делает теневой экономику, используя ее в качестве финансового источника реализации политических проектов. При этом речь идет не о сращивании теневой экономики и теневой политики как двух негативных, но автономных явлений, а об их взаимообусловленности. Теневая экономика и теневая политика не существуют в России порознь; они представляют собой две стороны единого процесса восстановления властной иерархии как основного принципа распределения экономических возможностей. В центре внимания данной статьи проблема вовлечения теневых капиталов в избирательные кампании. База данных – экспертные интервью с политтехнологами, представителями власти и бизнеса, с теми, кто в силу занимаемой должности или профессионального опыта посвящен в теневые конфигурации интересов участников политического процесса, знаком со схемами сращивания теневой экономики и теневой политики. Статья состоит из трех частей. Сначала мы рассмотрим баланс интересов бизнеса власти в условиях их теневизации, а именно проанализируем, в чем состоит зависимость бизнеса от теневой политики и почему власть заинтересована в теневом бизнесе. Далее обсудим вопрос, какие стратегии использует бизнес для «захвата власти»? Наконец, расскажем про то, как теневые капиталы вовлекаются в избирательные кампании.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Markku Kivinen
Перев.: И Иванов (ориг.: Русский) Мир России. 2004.  Т. 13. № 4. С. 143-170. 
Статья известного финского социолога Маркку Кивинена посвящена актуальным для современного российского общества вопросам трансформации социальной структуры, тенденциям в классовых отношениях, формированию в России среднего класса, его потенциальным возможностям и перспективам. Взгляд со стороны позволяет автору, обращаясь к вопросам, активно обсуждаемым в российской науке, предложить новое видение хорошо знакомого и во многом изученного. В основу статьи положен текст доклада, представленного на пятой Международной конференции «Конкурентоспособность и модернизация экономики» (Москва, 6 – 7 апреля, 2004 г.)
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Сергей Чешко Мир России. 1995.  Т. 4. № 1. С. 91-123. 
Главная проблема постсоветской действительности - как выйти из состояния "полураспада", в котором оказалась страна после декабря 1991 г. Предпосылкой для поисков ее решения должно стать серьезное, свободное от расхожих пропагандистских стереотипов исследование причин и обстоятельств развала СССР. Автор статьи, а также книги "Идеологии распада", вышедшей в свет в конце 1993 г. в серии "Российский этнограф " (издание Института этнологии и антропологии РАН) считает несостоятельным утверждение о том, что СССР был обречен на исчезновение самой историей, равно как и пресловутую "теорию заговора". В книге предпринята попытка анализа основных политических механизмов разрушения СССР и тех объективных факторов, которые запустили в действие эти механизмы. Ниже публикуется заключительная часть книги, снабженная специальным авторским предисловием.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Светлана Юрьевна Барсукова Мир России. 2001.  Т. 10. № 1. С. 153-170 . 
Анализируются законопроекты (правительственный и профсоюзный) нового Трудового кодекса. Несмотря на внешнюю схожесть этих подходов, есть существенное различие, связанное с методами борьбы с неправовыми трудовыми практиками. В профсоюзном варианте кодекса предлагается поставить заслон неправовым трудовым отношениям детализацией прав и санкций. Правительственный вариант делает ставку на косвенное воздействие, создавая условия для добровольного выхода из тени путем смещения черты легальности на уровень, устраивающий работодателя.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Игорь Борисович Гурков, Виктор Сергеевич Тубалов Мир России. 2006.  Т. 15. № 3. С. 114-133. 
На основе результатов опроса руководителей 780 российских промышленных предприятий проведена попытка связать конкурентное позиционирование фирмы (по параметру соотношения качества и издержек), реализуемые корпоративные стратегии (диверсификация, интернационализация и др.) и ориентиры и представления руководства фирм. Полученные результаты свидетельствуют о наличии в российской промышленности доминирующего архетипа, предоставляющего шансы на развитие лишь фирмам, работающим на нижних сегментах рынка.
ресурс содержит прикрепленный файл