Эксоцман
на главную поиск contacts
Что такое экономическая социология? Это не "междисциплинарные исследования". Это не "изучение социальных проблем в экономике". Это не проведение опросов населения. Это не маркетинговые исследования. Что же это? (подробнее...)

Laboratorium. Журнал социальных исследований

Выпуски:
Опубликовано на портале: 21-10-2010
Oane Visser, Karina Bidaseca Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 296-304. 
The current neoliberal agrarian policies in Russia and Argentina (and the former Soviet  Union  and  Latin  America  at  large)  have  been  strongly  infl uenced  by  the Western agribusiness model of the agrarian economy. Following periods of state-led agrarian  development  (a  planned  economy  until  1991  in  Russia  and  a  state-led market economy in Argentina until 1990), the rural sector in these countries is now characterized by free prices and relatively free import and export policies.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 18-10-2010
Елена Белокурова Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 450-452. 
Сборник  содержит  работы  российских  аспирантов, работающих в сфере европейских исследований. Авторы сборников — участники Летних школ для аспирантов «Европейские исследования: возможности и ограничения в применении методологических подходов», которые проводились Центром изучения Германии и Европы Санкт-Петербургского государственного университета совместно с российским отделением Фонда им. Фридриха Эберта и Центром европейских исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге в 2007, 2008 и 2009 годах.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 19-10-2010
Gastón Joaquín Beltrán, Jeffrey K. Hass Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 123-154. 
The 1980s and early 1990s were characterized by sweeping, radical neoliberal, monetarist-inspired  economic  reforms  designed  to  correct  fi nancial  or  structural crises. Latin American countries initiated the wave, followed by Eastern Europe and the former USSR, although the timing, scope, and policies varied. Often one reads accounts  of  friends  and  foes  of  reform  lined  up  to  do  battle  in  domestic  and international  alliances.  However,  reform  processes  and  outcomes  do  not  always follow the formula of reformers versus conservatives; there is more to the balance of power than these all-too-common accounts would suggest.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 20-10-2010
Gabriel Kessler, María Mercedes Di Virgilio Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 200-220. 
Through  much  of  the  twentieth  century,  Argentina  stood  out  among  Latin American nations due to the signifi cant infl uence of its middle class. Various elements shaped this class, which not only occupied public service positions, as was the case in most of Latin America (Touraine 1988), but was also involved in a wide range of occupations. Its genesis occurred during the 1930s, when differential rent deriving from  the  agricultural  sector  resulted  in  distribution  toward  the  administrative, service,  and  public  administration  sectors.  During  both  the  fi rst  and  the  second administrations  of  Juan  D.  Perón  (1946–55),  social  benefi ts  favored  the  middle segments of society and also led to the formation of a protected working class that, to a large extent, considered itself part of the middle class.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 20-10-2010
Gabriel Kessler, María Mercedes Di Virgilio, Svetlana Yaroshenko Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 252-256. 
In  general,  the  concept  of  new  poverty  focuses  on  the  emergence  of  groups characterized by strong downward mobility, as well as previously unknown types of poverty. Its specifi c defi nition, therefore, varies among countries. The cases of Russia and Argentina illustrate this variation. In Russia, new poverty became a subject of debate following the market reforms of the 1990s, several years later than in Argentina. Poverty in post-Soviet Russia has a number of specifi c features. Firstly, it is a widespread phenomenon. Impoverishment peaked in 1999: at that time, depending on  the  standards  used,  the  share  of  poor  people  was  between  20  and  50  percent.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 20-10-2010
Svetlana Yaroshenko Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 408-413. 
An aim in this paper is to identify what is special about the “new poverty” that has  emerged  in  Russia  as  a  result  of  the  liberal  reforms  of  the  1990s.  I  discuss perceptions of the phenomenon, outline its conditions and limits, and explain how it is  reproduced.  The  paper  employs  an  extended  case  method,  including  a  detailed ethnographic case study and local surveys carried out between 1998 and 2008.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 19-10-2010
Roxana Eleta de Filippis, Elena Mascova Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 155-178. 
 Pension systems have been classified   into   two   types:   social   insurance,   which   involves   a   significant intergenerational  transfer  as  the  working-age  population  finances  the  pension payments of current retirees—the principle known as “pay-as-you-go” (PAYG)—and multipillar   systems   that   combine   a   universal   public   pension   scheme   with occupationally-based or private individual alternatives to it.  In  multipillar  countries,  the  PAYG  instrument  also  exists,  but  the  major pension benefits come from funded schemes (private or public).
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 19-10-2010
Mariana Heredia, Olessia Kirtchik Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 22-64. 
The 1970s and 80s saw a wave of market liberalization in Latin America, Africa, and Asia, but also in the United States and Western Europe. It reached Central and Eastern  Europe  just  as  the  socialist  bloc  was  disintegrating.  To  explain  this exceptionally universal movement, a number of studies have emphasized that the changes went hand in hand with a very specifi c reconfi guration of the frameworks and actors implicated in the development and implementation of the decisions to liberalize.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 12-10-2010
Энрике Перуццотти Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 373-377. 
Демократический период, который начался в Аргентине в 1983 году, отличался от более ранних демократических опытов характерными новыми формами отношений между гражданами и политическими деятелями страны. Наиболее ощутимое новшество заключается в появлении более просвещенных и требовательных граждан, намеренных воплотить существовавшие прежде демократические идеалы в новое требование подотчетности государства — обществу.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 18-10-2010
Миляуша Марселевна Закирова Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 445-447. 
В книге приводятся результаты исследования такого комплексного явления, как бедность. Исследователи выделяют несколько подходов к ее изучению. Наиболее распространенным является «потребительский подход», его ключевая категория  —  прожиточный  минимум.  Другой  подход  —  «социально-духовный»,  когда внимание акцентируется на характере производства различных благ и возможностях гражданского участия. Третий подход — самоидентификация людей в социальном  пространстве.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 15-10-2010
Габриэль Кесслер, Светлана Ярошенко, Мария Мерседес ди Вирхилио Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 414. 
Термин «новая бедность» описывает появление групп, характеризуемых резким понижением социального статуса, а также новых типов самой бедности. Поэтому определение термина различается в разных странах. Так, в России его новизна была связана с широким масштабом феномена и его распространением в рабочей среде. Как пишет Светлана Ярошенко, российские рабочие стали главными жертвами нововведений рыночной экономики. В советское время они были социально защищены, но после краха СССР претерпели значительное понижение своего социального статуса. Светлана Ярошенко рассматривает проблемы людей с очень низким уровнем жизни, а также риски, связанные с продолжительностью такого бедственного положения. Рабочие оказываются в ситуации крайней бедности чаще, чем государственные служащие или работники сектора обслуживания.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 15-10-2010
Светлана Ярошенко Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 221-251. 
Цель данной статьи — определить особенности «новой бедности» в России, появившейся после либеральных рыночных реформ 1990-х годов, выявить ключевые значения, приписываемые этому феномену сегодня, обозначить социальный контекст (условия и пределы) ее существования, а также объяснить социальный механизм ее воспроизводства.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 15-10-2010
Габриэль Кесслер, Мария Мерседес ди Вирхилио Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 403-407. 
В  данной  работе  анализируются  различные  аспекты  процессов  обнищания среднего класса в Аргентине. Приведенная ценность доходов работающего населения, в частности представителей среднего класса, с 1980 по 1990 год упала на 40%. Cтабилизация  экономики  в  1991  году  вызвала  определенный  рост,  но  с  1998  по 2001 год ценность доходов снова сократилась приблизительно на 20% и с тех пор полностью не восстанавливалась. С середины 1970-х годов за чертой бедности оказались сотни тысяч семей как на уровне среднего класса, так и в среде бедных, которым в прошлом удавалось хотя бы избежать нищеты. В 1980-е годы новая бедность   была   в   основном   результатом   инфляционных   и   гиперинфляционных процессов, вызвавших задержки выплаты зарплаты и закрытие небольших предприятий. В 1990-е годы росту новой бедности способствовал высокий уровень безработицы. Кризис 2001 года вызвал массовое обнищание.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 12-10-2010
Мариана Эредиа, Олеся Игоревна Кирчик Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 366-372. 
Доминирующая  в  мире  по  сей  день  политико-экономическая  парадигма  утвердилась в семидесятые годы ХХ века в ответ на те трудности, с которыми столкнулись  развитые  западные  страны  после  тридцатилетнего  периода  непрерывного экономического роста. По мнению ее авторов и сторонников, послевоенная модель развития к тому моменту зашла в тупик: причиной усиления социальных и политических конфликтов, роста инфляции и бюджетного дефицита, замедления темпов экономического роста был возросший государственный интервенционизм. В соответствии с этим «новым» видением расширение социальных привилегий превысило производительные  возможности  отдельных  стран.  В  противовес  представлениям, определившим политику послевоенного периода, критики послед ней превозносили преимущества свободного обмена на общемировом уровне.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-10-2010
Роксана Элета де Филиппис, Елена Машкова Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 395-398. 
1980-е и 1990-е годы стали временем мировых дебатов о необходимости реформировать пенсионные системы. В качестве аргументов в пользу реформ приводились  снижение  уровня  рождаемости,  увеличение  продолжительности  жизни и замедление экономического роста. Кроме этого ставилась под вопрос сама природа нормативных и политических посылок, лежавших в основе пенсионных систем.
ресурс содержит прикрепленный файл