Эксоцман
на главную поиск contacts
Политическая социология - отрасль социологии, исследующая факторы, механизмы и формы социального действия людей и социальный отношений в сфере политики... (подробнее...)

Общественные науки и современность

Опубликовано на портале: 25-12-2004
В.В. Бойцова, Л.В. Бойцова, В. Ломовский Общественные науки и современность. 1993.  № 6. С. 36-47. 
В статье дается определение конституционного права как главной части национальной правовой системы, поскольку равновесие внутри государственного механизма является основным условием правопорядка в обществе. Конституция рассматривается в качестве первоначального источника конституционного права. Отмечается, что независимость – один из главных принципов деятельности Конституционного суда РФ. Авторы считают, что роль конституционного права будет возрастать по мере повышения общественной значимости права, приобретения им новых социальных качеств.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 22-04-2004
Тамара Георгиевна Морщакова Общественные науки и современность. 2003.  № 3. С. 73-81. 
Автор рассматривает коллизии, возникающие во взаимодействии Конституционного суда Российской Федерации и конституционных судов субъектов федерации. Анализируются принципы разграничения предметов ведения этих судов, пределы полномочий судов субъектов федерации, например, по проверке конституционных законов, принятых в сфере совместного ведения. Подчеркивается важность укрепления партнерских отношений между конституционными судами разных уровней, но при этом акцентируется внимание на том, что Федеральный Конституционный Суд не вправе перепоручать региональным судам те полномочия, которые закреплены именно за ним Конституцией.
Опубликовано на портале: 08-10-2008
Леонид Соломонович Мамут Общественные науки и современность. 2008.  № 4. С. 46-57. 
В статье анализируются базовые институты современного демократического правового государства России, законодательно закрепленные в Конституции РФ 1993 г. Рассматривается конкретно-историческая обстановка, в атмосфере которой разрабатывалась и принималась Конституция. Особое внимание автор уделяет статьям Конституции, провозглашающим и гарантирующим основные права и свободы человека и гражданина. Подчеркивается, что Конституция РФ легализовала институт частной собственности наравне со всеми другими формами собственности (государственной, муниципальной и т.д.). Автор делает вывод, что на современном этапе Конституция РФ содействует формированию и развитию в России демократически-правового государства, интеграции и стабилизации общества.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 02-06-2004
Владимир Викторович Согрин Общественные науки и современность. 1996.  № 1. С. 35-44. 
Автор пытается осмыслить механизм поддержания гражданского мира в современной России. Описываются образцы того, как это достигается в западных демократиях, какую роль там играет достижение консенсуса различных сил. По мнению автора, если западные модели приемлемы для ряда стран Восточной Европы, то с Россией дело обстоит сложнее в силу отсутствия должных социокультурных и исторических предпосылок демократии, в частности социокультурной предрасположенности россиян к крайностям, подталкивающей их к обострению конфликтных ситуаций. Ставится вопрос о том, что может быть положено в основу общенационального консенсуса. Автор считает, что консенсус не может быть достигнут ни на радикал-либеральной, ни на национал-коммунистической почве. Наиболее продуктивен центристский путь, но в целом достижение цивилизованной модели “конфликт - консенсус” представляется автору проблематичным.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 21-04-2004
Татьяна Владимировна Зонова Общественные науки и современность. 2003.  № 1. С. 122-129. 
Статья легла в основу дискуссии участников “круглого стола”, состоявшегося в мае 2001 года на тему: “Дипломатия и толерантность: новая Европа в поисках культуры мира”. Автор считает, что суть дипломатии ­ разрешать конфликты мирными средствами, путем достижения высокого уровня толерантности. В условиях глобализирующегося мира особую опасность приобретают международный терроризм и неконтролируемые миграционные потоки, способные спровоцировать военно-политическое и силовое решение проблем. Автор призывает дипломатов всех стран к глобальному диалогу, в основе которого лежат принципы справедливости и уважения прав человека, толерантность и культура мира.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 27-04-2004
Ростислав Феликсович Туровский Общественные науки и современность. 2003.  № 6. С. 78-89. 
Статья посвящена региональной политической стабильности, имеющей огромное значение для развития российской государственности. Анализируются базовые институциональные конфликты: губернатор против законодательного собрания; губернатор против главы местного самоуправления, а также конфликт между двумя уровнями власти ­ федеральной и региональной. Автор отмечает сложившееся равновесие в отношениях между ветвями власти в регионах в пользу губернаторов. Но, по его мнению, в ближайшие годы федеральный центр попытается ослабить губернаторское влияние. Роль центров политического влияния в регионах все чаще выполняют крупные компании, преследующие свои экономические интересы, становясь субъектами региональных конфликтов. По мнению автора, необходим постепенный демонтаж системы губернаторского единовластия с одновременным развитием нормальных демократических институтов в виде местного самоуправления и регионального парламентаризма.
Опубликовано на портале: 16-07-2006
Ф. Конт Общественные науки и современность. 1991.  № 5. С. 134-142. 
Автор статьи – французский политолог, профессор Сорбонны связывает «культ личности» Горбачева на Западе с его отказом от конфронтационной парадигмы советской внешней политики и замене ее на идеологию сотрудничества. Несмотря на недовольство своего военного аппарата, первый президент СССР сделал невероятный для прежнего руководства шаг в отношениях с бывшим «идеологическим противником». Осуществленный им вывод советских войск из Восточной Европы без выдвижения условий странам НАТО означает отказ от традиционной практики шантажа оппонента по переговорам угрозой военной мощи и переход к дипломатической открытости. Именно эти действия, в человеческом измерении тождественные категории «бескорыстного дарения», способствовали смягчению негативного имиджа советской державы в глазах западной общественности.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 29-01-2005
Е.З. Майминас Общественные науки и современность. 1991.  № 1. С. 94-96. 
Автор записки – д.э.н., заведующий лабораторией Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса АН СССР, победитель конкурса на лучший проект Союзного договора, излагает суть своей концепции обновления Союза ССР. По его мнению, центробежные процессы, происходящие на территории страны, нельзя остановить ни частичными уступками “национальным окраинам”, ни тем более, силовым подавлением требований различных общественных движений (в основном – этически окрашенных). Чтобы народы СССР продолжали жить в едином государстве необходимо отойти от шаблонов, содержавшихся во всех союзных Конституциях. Исходным принципом нового объединения должен стать принцип подлинного суверенитета республик, на базе которого они образуют добровольный союз суверенных государств по аналогии с Западноевропейским сообществом.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 23-04-2004
В.А. Козлов Общественные науки и современность. 2002.  № 3. С. 75-88. 
В статье описывается крамола как массовое явление в истории сопротивления общества власти в СССР, не связанное непосредственно с диссидентским движением, а нередко по своим идеологическим интенциям и противостоявшее ему. Автор осуждает болезнь “диссидентоцентризма”, которая была характерна для историографии 1990-х годов и заставляла его игнорировать. Особенностью послесталинского периода “либерального коммунизма” было то, что сокращение масштабов репрессий позволяет историкам оценить подлинный масштаб распространения антисоветских настроений и выступлений. Отмечается вспышка судимостей за антисоветскую агитацию и пропаганду в 1957–1958 годах, связанная с непредсказуемостью колебаний линии партии. В это время отмечались как выступления просталинского направлений (гораздо более многочисленные, чем принято думать), так и выступления демократического и либерального толка, в частности, с протестами против подавления восстания в Венгрии. Приведена статистика судебных дел с динамикой по годам, социальным слоям и причинам репрессирования.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-08-2004
В.А. Козлов Общественные науки и современность. 2002.  № 4. С. 68-79. 
В статье характеризуется обострение «крамольных» настроений в советском обществе эпохи идеологического кризиса коммунизма. Особое внимание уделяется интерпретации событий середины 1960-х и конца 1970-х годов. Свертывание критики И.Сталина в 1965 году было уступкой власти «народному сталинизму», являвшемуся идеологической оболочкой выражения недовольства условиями жизни. Однако это вызвало резкое недовольство интеллигенции и появление диссидентского движения. Отказавшись от «подпольщины» и сделав ставку на гласность, диссидентское движение облегчило работу политического сыска. Оно страдало от недостатка формальных связей и идеологической сплоченности. В то же время запросы населения были частично удовлетворены властями. Поэтому стыковки интеллигентского и народного движений не произошло. Власти, хотя и шли на неконституционные меры, прибегали к тонкому регулированию активности репрессий, все чаще ограничиваясь «профилактированием», то есть запугиванием менее активных участников движения и сочувствующих. Новые выступления начались в 1977 и 1981 годах увязываются с националистическими движениями, которые имеют не только пропагандистский, но порой и террористический характер.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 23-04-2004
Владимир Леопольдович Каганский Общественные науки и современность. 2003.  № 4. С. 63-80. 
Автор предлагает свою реконструкцию евразийского видения России как выражения ряда определенных, но неявных (неосознанных либо недекларируемых) позиций, смысла евразийского вопрошения, истолковав его как симптом ситуации пространства России, где сложно взаимосвязаны особенности самого пространства и пути его истолкования. В результате проведенного в первой статье анализа евразийство предстает как самосознание определенной позиции в российском пространстве (маргинальной) и зоны российского пространства и/или места в ней (пограничной периферии); как современная мифологическая концепция; как определенный способ чтения карты России или вчитывания в нее содержания. Все эти 3 позиции согласуются между собой, независимо от того ­ добросовестное ли евразийство заблуждение или сознательная манипуляция. Статья 2 о сути евразийских вопрошений опубликована в № 5.
Опубликовано на портале: 27-04-2004
Владимир Леопольдович Каганский Общественные науки и современность. 2003.  № 5. С. 70-83. 
Автор продолжает анализ евразийства, начатый в предыдущем номере журнала. Основной его тезис состоит в следующем: хотя сам евразийский проект для России ­ мнимость, мифологема, тем не менее проблемы, которые ставят евразийцы, вполне реальны. И главное заключается в том, что никакого иного, кроме евразийского, ответа на эти реальные проблемы, отражающие вполне конкретные боли и чаяния людей, общественная мысль иных направлений не предоставляет. Более того, сами эти проблемы часто игнорируются. Среди таковых ­ реальности империи как судьбы России и содержательной проблемы, тема единства России с ее сочетанием территорий разных частей света, проблема единства пространства периферии и полипериферии, вопрос об органической форме государственной территории и т. д. Анализируются и сюжеты умолчания ­ то, вместо чего говорят о евразийстве.
Опубликовано на портале: 04-10-2004
Александр Александрович Аузан Общественные науки и современность. 2004.  № 5. С. 16-23. 
Автор отмечает, что в стране нет ни экономического, ни политического, ни социального кризиса, а есть кризис ожиданий. В своих ожиданиях оказались обмануты все – и власть, и бизнес, и население. Отсюда – необходимость заключения нового общественного договора. Анализируются проблемы тории социального контракта и их приложение к современной России. Отмечается, что ныне общество и власть созрели для его заключения. Главный вопрос – каков будет этот контракт – гоббсовский, где все диктует государство, или локковский, предполагающий диалог между сторонами. По мнению автора, события 2003 г. свидетельствуют о том, что власть приняла гоббсовский вариант. Однако в нем есть лакуны, и надо работать, чтобы по возможности расширять их.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 15-05-2005
Александр Владимирович Козлов, М. Шафир Общественные науки и современность. 1991.  № 4. С. 77-88. 
Дискуссии по поводу понятия суверенитет и его осуществления во внутренней и внешней политике ведутся, начиная с эпохи Т. Гоббса и Ж. Бодена. Авторы текста, во-первых, раскрывают общее содержание данной категории применительно к Союзу ССР и входящих в него субъектов. Во-вторых, они подробно останавливаются на современном значении понятий, производимых от суверенитета: практика ограниченного суверенитета; реальные полномочиях союзного центра и республик; неделимость суверенитета; независимость внешнеполитической деятельности; суверенные права и компетенция и т.д. Делается вывод, что создание подлинно демократического объединения суверенных государств на основе бывшего СССР потребует, как минимум, отказа от предусмотренной конституцией 1977 г. формулы «Единое союзное пространство» и установления подлинно договорных отношений между членами будущего Союза.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 24-04-2004
Алексей Юрьевич Зудин Общественные науки и современность. 1999.  № 3. С. 59-72. 
Автор рассматривает советскую культуру как фактически разделенную на два полюса — “сакральное ядро” и “профанную периферию”. Противоречия между “сакральной” идеологией и “секулярным” обществом стало главной движущей силой культурной трансформации в “позднем” советском обществе. Модернизация способствовала преодолению “профанных” элементов культуры, лишенных прямых связей с “сакральным ядром”. Описание социокультурной трансформации страны, начиная с 1980-х гг., характеризуют разделы статьи: ранние формы культурно-идеологической дифференциации; “официальный консенсус”: попытка культурно-идеологической консолидации; закат “консенсуса”: политический консерватизм, социальный кризис и активизация архаики; предпосылки второй модернизации: “большая коалиция”модернизированных субкультур; итоги культурной эволюции: от противоречий к тупику; общая характеристика культурной динамики. Автор резюмирует: получив способность к автономному развитию, позднесоветская культура вошла в противоречие с социальными условиями своего существования.
ресурс содержит прикрепленный файл