Эксоцман
на главную поиск contacts
Политическая социология - отрасль социологии, исследующая факторы, механизмы и формы социального действия людей и социальный отношений в сфере политики... (подробнее...)

Статьи

Всего статей в данном разделе : 2891

Опубликовано на портале: 23-11-2006
Лев Дмитриевич Гудков Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001.  № 5 (55). С. 20-29. 
События, сопровождавшие приход В.Путина к власти, и меры, предпринятые его окружением для закрепления достигнутого успеха, вызвали эффект дежа вю или потребность в аналогиях с концом 20-х или началом 30-х годов XX в. О В.Путине говорят как о лидере, обозначившем конец смуте послекоммунистической "революции", переделу собственности, открывающем эпоху спокойного и длительного развития. Зарубежные аналитики, объясняя эффект популярности В.Путина при проводимой им явно нелиберальной политике, приписывают В.Путину идеологию "авторитарной модернизации".
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 23-11-2006
Лев Дмитриевич Гудков Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001.  № 6 (56). С. 13-30. 
Начало статьи см.: Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2001. № 5. С. 20-29.Дальнейшая траектория теории тоталитаризма была похожа на судьбу каждой удачной теории в социальных науках: она была принята не только сообществом узких специалистов из сферы социально-политических дисциплин, но и исследователями в других областях, а затем вышла за рамки собственно науки — в публицистику, систему образования, стала элементом самосознания и культуры современных политических элит в демократических обществах. Как это всегда бывает при переходах от одной группы к другой, у концепции тоталитаризма менялись не только характер и контексты ее функционального использования, но и структура составляющих ее значений, йнтенциональные адресаты, а следовательно, и ее теоретический статус. Если первоначально это была предметная модель, синтезирующая социальные наблюдения и описания социальных институтов и массовых движений, то затем она стала эвристической или идеально-типической схемой интерпретации, направляющей внимание исследователей на определенный материал и задающей порядок его отбора, упорядочения. Далее концепция могла выступать в качестве теории, предоставляющей причинное или функциональное объяснение социально-исторического материала, непосредственно не связанного с властно-политическими отношениями. Иначе говоря, теория тоталитаризма могла в различных контекстах использоваться то в качестве языка описания, то в качестве языка объяснения или интерпретации.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 19-11-2006
Юрий Александрович Левада Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2002.  № 6 (62). С. 7-13. 
Многочисленные исследования и наблюдения обнаруживают устойчивое преобладание позитивных оценок, стереотипов восприятия, установок, обращенных к прошедшим периодам отечественной истории, преимущественно к самому длительному в XX в. "периоду застоя". Судя по опросам, политическая и экономическая системы, лидеры, отношения между людьми, вся обстановка 70—80-х годов чаще всего представляется более предпочтительной по сравнению с нынешней. Создается и активно поддерживается значительной частью политической и журналистской элиты представление о доминировании ностальгических ориентации в современном российском обществе. Отсюда нередко делаются выводы о неудаче или даже о принципиальной невозможности реформирования общества, неприемлемости чуждых моделей жизни для людей советско-российского формирования, неизбежности возврата к привычным образцам или хотя бы символам и т.д. Опросные данные подтверждают, что общественное мнение довольно охотно принимает подобные трактовки.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 09-11-2006
Юрий Александрович Левада Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2004.  № 5 (73). С. 9-18. 
При интерпретации данных изучения общественного мнения самым простым и тривиальным представляется сопоставление позиций "большинства" и "меньшинства": большинство поддерживает, возражает, доверяет, не одобряет и т.д.; меньшинство, соответственно, придерживается противоположных мнений. Тем самым исследуемая совокупность как бы заведомо разделяется на две обособленные части, которым приписываются определенные свойства, предпочтения, установки и пр., т.е. происходит конструирование своего рода макросубъектов социальной деятельности. Между тем опыт показывает искусственность и даже опасность такой конструкции, способной вводить в заблуждение как исследователей, так и практических пользователей получаемых данных. В нашем случае основным материалом служат исследования по программе "Советский человек" (1989, 1994, 1999, 2003 гг.), каждое из которых может рассматриваться как представляющее характерный момент социально-политической драмы совокупного, многоликого человека. Первая волна исследования отражает настроения и ожидания, которые были свойственны наиболее бурному и наименее определенному периоду пика, а затем падения ожиданий, связанных с перестройкой (примерно 1988-1991 гг.). Две следующие волны относятся к разным фазам периода "постперестроечных" реформ и катаклизмов (1992—1999 гг.). Последняя волна исследования проведена уже в обстановке "авторитарной стабилизации", провозглашенной в 2000 г. В качестве дополнительного материала по каждому периоду используются также данные других массовых опросов, проводившихся примерно в те же или близкие сроки.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 22-11-2006
Юрий Александрович Левада Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001.  № 2 (52). С. 7-16. 
В современных эмпирических исследованиях такого феномена, как "человек советский" мы имеем дело с уже "размытыми", деформированными типами. Методологически изучение целого через "разрушенное", здорового через "больное" вполне оправданно и зиждется на опыте археологии, медицины, сопромата и др. Исследование современных феноменов распада (точнее, полураспада) социальных и антропологических опор советской системы позволяет представить ее исходное более или менее целостное состояние. Вместе с тем, чтобы оценить значение произошедших перемен, важно осмыслить исходные формы.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 15-11-2006
Юрий Александрович Левада Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2003.  № 1 (67). С. 8-16. 
Продолжая анализ результатов последнего опроса по программе "Человек советский" (2003 г.), никак нельзя обойти вниманием довольно сложный кластер проблем, выраженных в динамике общественных настроений и, как представляется, приводящих к пониманию некоторых моментов природы и функций этого феномена, а также к оценке значения социологических (опросных) средств его исследования. Без обращения к таким методологическим рамкам ряд полученных в ходе опроса данных не поддаются объяснению. Это относится, в частности, к наблюдаемому за период исследования между двумя волнами резкому взлету ряда показателей массовых настроений.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 09-11-2006
Юрий Александрович Левада Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2004.  № 4 (72). С. 8-18. 
Продолжая анализ результатов последнего опроса по программе "Человек советский" (2003 г.), никак нельзя обойти вниманием довольно сложный кластер проблем, выраженных в динамике общественных настроений и, как представляется, приводящих к пониманию некоторых моментов природы и функций этого феномена, а также к оценке значения социологических (опросных) средств его исследования. Без обращения к таким методологическим рамкам ряд полученных в ходе опроса данных не поддаются объяснению. Это относится, в частности, к наблюдаемому за период исследования между двумя волнами резкому взлету ряда показателей массовых настроений.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 16-11-2006
Юрий Александрович Левада Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2003.  № 2 (68). С. 7-14. 
В данной статье продолжена тема, начатая автором в статье, опубликованной в предыдущем номере.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-11-2006
Юрий Васильевич Ирхин Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 73-82. 
Автор поясняет, что под "электронным правительством" (E-Government) в литературе понимеются интернет-технологии, обеспечивающие информационное взаимодействие органов власти с населением и с институтами гражданского общества. В процессе становления "электронного правительства" выделены три основные стадии-направления: "публичность", "участие" и "онлайн-транзикции". Под публичностью понимается использование новейших коммуникационных технологий для расширения доступа граждан и институтов гражданского общества к информации о деятельнсти федеральных органов государственной власти и местного самоуправления. Участие. - это включение граждан в управление государственными и общественными делами на всех уровнях власти и на протяжении всего процесса подготовки и принятия политических решений. Онлайн-транзикции обеспечивают предоставление услуг государственных и муниципальных учреждений через Интернет - оплату коммунальных платежей, заполнение налоговых деклараций, регистрацию общественных объединений и т.д. Автор отмечает, что в большинстве постиндустриальных стран Запада и Востока успешно реализована начальная стадия ("публичность"). Сообщается, что Финляндия первой в мире приняла закон об электронных услугах, включающий положения о правах и обязанностях органов государственного управления и их клиентов, о требованиях в отношении электронной идентификации личности граждан. В статье также дается общая характеристика официальных правительственных веб-порталов США, Канады, Финляндии и Великобритании. В заключение рассмотрен ход реализации принятой в 2002 г. Федеральной целевой программы "Электронная Россия". Приведены данные о серверах основных государственных служб Российской Федерации, серверах Правительства и административных округов Москвы, а также территориальных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-11-2006
Пхён Ки Кан Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 147-152. 
Автор проводит краткий анализ характеристик правящих элит стран СНГ периода с 1991 по 2003 год. За отправную точку взята советская "номенклатура". Выделены такие особенности номенклатурной элиты, как закрытость, эгоистические интересы и аморальность. Показано, что характерной чертой постсоветских элит стало смешение номенклатурной и новой элиты. В России 1991-1995 гг. в качестве главных акторов политического господства названы выходцы из прежних элит и новички. В конце правления Ельцина заговорили об "олигархах" и "семье". В 2000-2003 гг. к ельцинским элитам добавились "питерцы" и "чекисты" от экс-КГБ. Отмечается, что нынешний Президент РФ избегает резкой смены кадров и формирует опору власти в кругах политического класса. При нем ослабла роль "семьи", "олигархов" и региональных элит. В Казахстане, где власть является "гарантией возможности распределения ресурсов и бюрократических постов", формирование правящих элит осуществляется преимущественно под влиянием президента. Там сложилась склонная к олигархии "клиентная" система с наличием влиятельных кланов, основанных на родо-племенных связях. В Узбекистане политически влиятельные кланы делятся на шесть группировок, имеющих региональные базы. Наиболее сильны, по мнению автора, Самаркандский, Ташкентский и Ферганский кланы. В Узбекистане статус-кво отражает баланс власти между политически влиятельными кланами. Тенденция клановой политики питает антипрезидентские настроения, которыми пользуются контрэлиты ради смены власти. Вывод автора по всем трем странам СНГ: общая особенность их правящих элит состоит в сохранении закрытости от общества и в укреплении клановости.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 18-10-2010
Андрей Щербак Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 439-441. 
Сборник  статей  «(Не)гражданские  общества»  посвящен  сравнительному  исследованию  процессов  демократизации  в  посткоммунистической  Восточной Европе  и  поставторитарной  Латинской  Америке.  В  книге  рассматривается  прогресс этих регионов в построении устойчивого гражданского общества и изучаются отдельные, ключевые, по мнению авторов, темы: развитие общественных движений и политических партий, состояние средств массовой информации, насилие, «переходная юстиция».
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 25-01-2010
Артемий Владимирович Магун Неприкосновенный запас. 2008.  № 1.
Новые республиканцы совершенно справедливо ставят проблему: отношения власти (над людьми) и собственности (на вещи и пространства), сложившиеся сегодня в мире, пагубны и для глобальной социальной солидарности, и для самого мира (Земли, по крайней мере). Пересмотр этих отношений, обобществление собственности и частичное изъятие ее из оборота, выработка у человека нового, спокойного отношения к радикально иному - это центральные задачи современной политики, образования и искусства.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-10-2011
Антон Шеховцов Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2011.  № 2. С. 107-110. 
Очередной том, изданный в серии «Политика и общество в советскую и постсоветскую эпоху», является собранием трех выпусков немецкого журнала «Erwägen Wissen Ethik» (нем. «Размышление – Знание – Этика»), в которых были опубликованы дебаты, посвященные историческому и политологическому толкованию феномена фашизма. В работе журнального форума приняли участие 27 ученых из Германии  и  так  называемого  «англофонного  мира»,  что  определило  два  официальных языка дебатов – немецкий и английский. По традиции «Erwägen Wissen Ethik» форум открыла основная статья, представленная в данном случае известным британским ученым Роджером Гриффином, основная работа которого – «Природа фашизма» (1991) – стала важной вехой в развитии «нового консенсуса» относительно понимания данного феномена.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 22-07-2011
Meri Kulmala Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2011.  № 1. С. 51-83. 
Interaction  between  civil  society  organizations  and  the  state  in  Russia  is analyzed on the basis of fieldwork in the Sortavala district in Karelia. The liberal and statist models wrongly assume that civil society and the state are distinct and  opposing  entities;  this  study  shows  that  in  practice  they  overlap  and intersect.  The  often-made  distinction  between  policy-advocacy  and  service-provision organizations is overly reductionist, since one organization can perform both  functions.  The  cases  discussed  are  a  Municipal  Social  Service  Center  that bundles public and civic efforts; an independent child protection organization that  actively  collaborates  with  the  authorities;  and  a  network  of  women’s organizations  that  has  successfully  proposed  regional  policy  initiatives.  The article  presents  a  case  for  studying  state-civil  society  relations  in  Russia ethnographically and at the local and regional level.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-10-2011
Elisabeth Anstett Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2011.  № 2. С. 104-106. 
A  leading  voice  of  social  anthropology  on  the  post-socialist  world,  Serguei Oushakine has for some years published a consistent body of work on questions regarding changes  occurring  in  post-Soviet  societies,  including  Travma-punkty  co-edited  with Elena Trubina in 2009, which explored the social aftermath of biographical and collective breaking points, and more recently In Marx’s Shadow: Knowledge, Power, and Intellectuals  in Eastern Europe and Russia, co-edited with Costica Bradatan in 2010 and devoted to the transformations of the intelligentsia after the fall of the Soviet Union.
ресурс содержит прикрепленный файл