Эксоцман
на главную поиск contacts
В разделе собрана информация о статьях по экономике, социологии и менеджменту. Во многих случаях приводятся полные тексты статей. (подробнее...)

Статьи

Всего статей в данном разделе : 1419

Опубликовано на портале: 14-10-2011
Александра Яцык Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2011.  № 2. С. 117-120. 
Работа барнаульской исследовательницы Анны Сидоровой посвящена практикам создания, популяризации и распространения современной русской литературы. В первой главе автор задается вопросом о воздействии современных массмедиа на эти практики. Она последовательно обсуждает проблемы, связанные с автором, текстом, каналами распространения и аудиторией в ситуации медиатизации. 
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 02-03-2011
Kamp Marianne Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 3. С. 212-214. 

ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 08-09-2004
Андрей Александрович Кожанов
Избранная аннотированная библиография по теме "Социология науки" отражает основные публикации в области социологии науки и научного знания на русском и английском языках и содержит сопроводительные аннотации к каждому из библиографических источников.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 18-07-2013
М.С. Смородина Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2006.  № 2(78). С. 140-147. 
Издательство "Academia" предполагает выпустить в свет в 2006 г. книгу молодого ученого, выпускницы социологического факультета Государственного университета гуманитарных наук М. С. Смородиной "Общественный кризис". Предлагаем вниманию читателей главу из этой книги.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 26-05-2010
Николай Викторович Соколов Журнал социологии и социальной антропологии. 2009.  Т. 12. № 3. С. 106-115. 

ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 22-12-2006
В.Л. Круткин Журнал социологии и социальной антропологии. 2005.  Т. 8. № 1. С. 171-178. 
Фотографирование ввело в повседневность новый опыт видения, придало новый инструментальный орган телу человека, ибо именно тело, а не сознание находится в центре опыта. Интересным для анализа является не только фотографирование событий, но и само событие фотографирования. Здесь развивается опыт, невозможный вне этого ритуала: реализуется контроль над ситуацией через ее стандартизацию, рубрикацию, иерархизацию. Здесь открывается идеология визуальных форм, устанавливающая нормы фотографирования и их понимание. Усвоение социального опыта означает, помимо прочего, освоение его визуальной составляющей — умения видеть и умения быть видимым. Быть видимым — это шаг к тому, чтобы «быть Я». За «цензурой вида» скрывается социальный контроль. Альбом как форма массовой культуры и своего рода фольклора хранит наборы прецедентных образов, позволяющих судить о социальных изменениях.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-02-2004
Владислав Валерьевич Тарасенко Общественные науки и современность. 2000.  № 5. С. 111-120. 
В статье анализируются три основных гуманитарных подхода к исследованию Интернета: Интернет как коммуникативная среда, Интернет как язык, Интернет как специфическое сообщество. Автор позиционирует себя не в качестве методолога, но социального антрополога. Таким образом в центре его внимания оказываются культурные и телесные прагматики Интернета и прежде всего человек кликающий как житель особого мира людей, нажимающих на кнопки. В частности освещаются проблемы перехода к человеку кликающему от человека пишущего и человека читающего, а также возникающие в этом процессе новые практики социального управления и принуждения.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 29-06-2006
Виктория Анатольевна Суковатая Общественные науки и современность. 2006.  № 4. С. 166-176. 
Анализ визуальных стратегий репрезентации образа смерти позволяет автору сделать несколько основополагающих выводов: "стирание границ" на материале оппозиции "жизньсмерть" путем отчуждения смерти от субъекта и "изгнания" ее из пространства каждодневной реальности; визуальные нарративы создают симулятивный образ смерти, способный доставлять "удовольствие"; смерть и тело разъединяются, телесная смерть на экране не предполагает окончательного умирания; трансформации с телом позволяют симулировать бессмертие как уход от реалий биологической необратимости; смерть теряет метафизическое и экзистенциальное содержание, воспринимаясь Другой, доступной "овладению", "присвоению" и манипулированию.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 03-07-2004
Е.Я. Александрова, Ирина Марковна Быховская Общественные науки и современность. 1997.  № 3. С. 133-145. 
Становление культурологии как нового научного направления породило бурную дискуссию о соответствии претензий новой отрасли сложившимся общенаучным критериям. Различные измерения культурологического знания связаны с ответом на один и тот же – базовый – вопрос: про что должна быть наука культурология? Иначе говоря, что же такое культура и какое место занимает она среди других феноменов социальной жизни? Выступая исходной точкой и исследовательской доминантой, та или иная трактовка культуры в каждом случае задает соответствующие основания для ответов на все базовые вопросы, связанные с характером культурологического знания, включая принципиальный вопрос о правомерности выделения/невыделения науки культурологии как таковой.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 05-06-2012
Виктор Александрович Шнирельман Антропологический форум. 2011.  № 14. С. 133-167. 

ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 13-12-2003
Александр Самойлович Ахиезер Общественные науки и современность. 2001.  № 2. С. 89-100. 
Архаизация является результатом следования субъекта культурным программам, исторически сложившимся в пластах культуры, сформировавшихся в более простых условиях и не отвечающих в настоящее время «возрастающей сложности мира, характеру и масштабам опасностей. Архаизация выступает как форма регресса». Данный социальный феномен проявляется как попытка полностью или частично вернуться к догосударственным формам культуры и деятельности. Укорененность архаизации в российском обществе объясняется преобладанием в нем традиционного типа нравственности, в той или иной степени разъедаемого умеренным утилитаризмом. Масштабы архаизации являются следствием исторической слабости городской культуры в России, доминированием в массах общинного сознания, что обусловило соответствующие, основанные на принципах вечевого управления, формы хозяйственной деятельности. Вектор архаизации нацелен на превращение архаичных программ, решений и действий в реальное массовое действие. Примером такого рода программы может служить славянофильский миф о воспроизводстве русских крестьянских ценностей. Россией управляли волны мифов, приводимые в движение не высшим руководством, не царем, а общественностью, давление которой на власть вело страну от одной катастрофы катастрофы к следующей. К числу последних можно отнести революцию 1917 г., являющейся в действительности ни чем иным, как бунтом архаики, нацеленным на укрепление пошатнувшегося общинного и государственного крепостничества. Столкновение архаизации со стремлением к реформам, к прогрессу происходит прежде всего между культурными ценностями, формами образа жизни, создавая картину конфронтации и раскола общества. Недостаточная развитость диалога (между различными формами культуры) создает ныне условия для господства архаичной культуры, что разрушает иные, ориентированные на прогресс культурные формы. Преодоление состояния консервации архаики возможно, с одной стороны, посредством конструирования механизма противостояния ѕ «системы национальных интересов», возможными субститутами которых могут быть органы местного самоуправления. С другой стороны, снижение уровня дезорганизации в обществе возможно лишь в процессе оттеснения на задний план до сих пор довлеющей над массовым сознанием мифологии. В этих условиях функция субъектов интеллектуального труда заключается в реализации критики исторического опыта народа, общества, государства, развенчании мифов, прокладывания путей к диалогу с народом на основе все более глубокой культуры, с целью оттеснения на задний план опыта, приводящего к дезорганизации. Исследование архаизации требует серьезного сдвига в методологии. «В первом приближении можно говорить о необходимости рассмотрения общества как дуальной оппозиции двух противоположно направленных процессов»: одного, способствующего воспроизводству выживаемости и жизнеспособности общества, и другого, ослабляющего эффективность воспроизводства, ведущего к социальной дезорганизации. В этом случае внимание исследователя смещается с одностороннего анализа одного из этих процессов на соотношение между ними, на переход, на поиск их синтеза.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 26-06-2004
Виктор Федорович Шаповалов Общественные науки и современность. 1995.  № 3. С. 111-121. 
Автор стремится выявить глубинные основания российский культуры, ее парадигмальные модели, воплощающие глубинные ценности культуры. Прослеживается соотношение нормативных образов культуры и образов реальности. Примером для анализа является Н.В.Гоголь, исследованием им метафизического зла, которое только воплощается на социальном уровне.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 06-02-2012
Борис Владимирович Дубин Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2011.  Т. 109. № 3. С. 106-109. 
Задача автора статьи – показать, как проблемы музея видятся глазу социолога. Поскольку социология отличается не предметом, а точкой зрения,  оптика социолога способна, быть может, заинтересовать историков искусства и работников музеев, оказаться им в чем-то полезной. Что это за оптика? Социолог видит в музее не собрание произведений (экспонатов), а коммуникативную структуру, свернутый проект взаимодействия. И меня интересуют вопросы: как эта структура строится, кто и кому ее адресует?
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-04-2004
Игорь Вадимович Кондаков Общественные науки и современность. 1999.  № 1. С. 159-172. 
Типологическое изучение культур свидетельствует о том, что каждой национальной культуре свойственна своя логика исторического развития и, соответственно, строения. Речь идет о том, что каждая историческая парадигма данной культуры имплицитно содержит в себе предпосылки формирования следующей парадигмы. В результате складывается неповторимая конфигурация национальной культурной истории, представимая также в форме ступенчатой “пирамиды”, в конструкции которой каждая последующая парадигма “наслаивается” на предшествующую, одновременно и продолжая, и преодолевая ее. Историческое строение такой парадигмальной “пирамиды” и образует национальную архитектонику той или иной культуры.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 02-12-2008
Хайке Делитц Социологические исследования. 2008.  № 10. С. 113-121. 

ресурс содержит прикрепленный файл