Эксоцман
на главную поиск contacts
Политическая социология - отрасль социологии, исследующая факторы, механизмы и формы социального действия людей и социальный отношений в сфере политики... (подробнее...)

Социологические исследования

Выпуск N1 за 2006 год

Опубликовано на портале: 17-11-2006
Юрий Васильевич Ирхин Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 73-82. 
Автор поясняет, что под "электронным правительством" (E-Government) в литературе понимеются интернет-технологии, обеспечивающие информационное взаимодействие органов власти с населением и с институтами гражданского общества. В процессе становления "электронного правительства" выделены три основные стадии-направления: "публичность", "участие" и "онлайн-транзикции". Под публичностью понимается использование новейших коммуникационных технологий для расширения доступа граждан и институтов гражданского общества к информации о деятельнсти федеральных органов государственной власти и местного самоуправления. Участие. - это включение граждан в управление государственными и общественными делами на всех уровнях власти и на протяжении всего процесса подготовки и принятия политических решений. Онлайн-транзикции обеспечивают предоставление услуг государственных и муниципальных учреждений через Интернет - оплату коммунальных платежей, заполнение налоговых деклараций, регистрацию общественных объединений и т.д. Автор отмечает, что в большинстве постиндустриальных стран Запада и Востока успешно реализована начальная стадия ("публичность"). Сообщается, что Финляндия первой в мире приняла закон об электронных услугах, включающий положения о правах и обязанностях органов государственного управления и их клиентов, о требованиях в отношении электронной идентификации личности граждан. В статье также дается общая характеристика официальных правительственных веб-порталов США, Канады, Финляндии и Великобритании. В заключение рассмотрен ход реализации принятой в 2002 г. Федеральной целевой программы "Электронная Россия". Приведены данные о серверах основных государственных служб Российской Федерации, серверах Правительства и административных округов Москвы, а также территориальных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 14-11-2006
Пхён Ки Кан Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 147-152. 
Автор проводит краткий анализ характеристик правящих элит стран СНГ периода с 1991 по 2003 год. За отправную точку взята советская "номенклатура". Выделены такие особенности номенклатурной элиты, как закрытость, эгоистические интересы и аморальность. Показано, что характерной чертой постсоветских элит стало смешение номенклатурной и новой элиты. В России 1991-1995 гг. в качестве главных акторов политического господства названы выходцы из прежних элит и новички. В конце правления Ельцина заговорили об "олигархах" и "семье". В 2000-2003 гг. к ельцинским элитам добавились "питерцы" и "чекисты" от экс-КГБ. Отмечается, что нынешний Президент РФ избегает резкой смены кадров и формирует опору власти в кругах политического класса. При нем ослабла роль "семьи", "олигархов" и региональных элит. В Казахстане, где власть является "гарантией возможности распределения ресурсов и бюрократических постов", формирование правящих элит осуществляется преимущественно под влиянием президента. Там сложилась склонная к олигархии "клиентная" система с наличием влиятельных кланов, основанных на родо-племенных связях. В Узбекистане политически влиятельные кланы делятся на шесть группировок, имеющих региональные базы. Наиболее сильны, по мнению автора, Самаркандский, Ташкентский и Ферганский кланы. В Узбекистане статус-кво отражает баланс власти между политически влиятельными кланами. Тенденция клановой политики питает антипрезидентские настроения, которыми пользуются контрэлиты ради смены власти. Вывод автора по всем трем странам СНГ: общая особенность их правящих элит состоит в сохранении закрытости от общества и в укреплении клановости.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-01-2007
Виктор Константинович Левашов Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 6-20. 
Автор отмечает, что развал Советского Союза, ставший возможным вследствие социальной неэффективности государства, побудил новую правящую элиту к проведению политики, ориентированной на либеральные и демократические принципы построения правового государства. В статье приводятся данные мониторинга "Как живешь, Россия", проводимого с 1992 г. социологами Аналитического отдела стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН. Автор (он же научный руководитель мониторинга) анализирует результаты проведенных замеров. При определении уровня социальной тревожности используются такие показатели, как оценки респондентов в отношении дороговизны жизни, повышения тарифов ЖКХ, экологической обстановки, распространения наркомании, алкоголизма и преступности, безработицы, частоты задержек с выплатой зарплат и пенсий. Замеряется отношение населения к политическим и социальным институтам российского общества, к органам государственной власти. Приводятся таблицы (динамика тревожности, отношение населения к курсу экономических реформ, отшошение к политической системе общества, уровень поддержки населением политических партий, суждения респондентов о жизни в стране и др.). Автор отмечает, что отношение населения к Администрации Президента РФ и к Правительству РФ в 2005 году немного улучшилось, но коренного перелома не произошло. По-прежнему 44% граждан считают, что в стране не обеспечивается свобода политического выбора. Треть граждан сильно обеспокоена проблемами безопасности и преступности. Общий вывод: большинство российских граждан хотели бы установления элементарного порядка в политической жизни страны, большей предсказуемости и построения демократического государства. Однако основная масса населения проявляет значительную политическую пассивность.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-01-2007
Jürgen Habermas
Перев.: Андрей Анатольевич Зотов (ориг.: Русский) Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 45-53. 
Опубликован перевод доклада, прочитанного Юргеном Хабермасом 29 июня 2002 года по случаю дней Лейбница в Берлин-Бранденбургской Академии Наук. Отмечается, что слово Toleranz вошло в немецкий язык в XVI-XVII веках и поначалу использовалось в значении терпимости властей и правоверного населения к людям иной веры с их религиозной практикой. Исследуются представленное французским философом раннего Просвещения Пьером Бейлем (1647-1706) обоснование толерантности как "концепции уважения" и взаимного признания людьми правил толерантного отношения с видением в двухсторонней перспективе. Согласно Бейлю, "если муфтия охватит стремление направить к христианам группу миссионеров, ... и эти турецкие миссионеры будут схвачены на том основании, что они входили в наши дома, чтобы выполнять задачу обращения в свою веру, то я не считаю, что было бы оправданным их за это наказывать. ... Если этих турок затем повесят, то разве не было бы странным воспринимать как плохое то, что японцы поступали точно также с христианскими миссионерами" (с. 46). Отмечается, что Бейль здесь выступил предшествеником Канта, выдвинувшего категорический императив. Хабермас разрешает мнимый парадокс, побуждающий рассматривать толерантность как проявление чрезмерной уступчивости и основанный на том, что трудно четко определить границы терпимого при установлении норм толерантного отношения к чуждым для данной общности убеждениям и поведенческим практиам. При сохранении разногласий между социальными и этническими общностями все же необходима выработка путем диалога правил толерантного отношения. Конкурирующие притязания на значимость могут и должны отвергаться в том случае, если они идут вразрез с общепринятыми в обществе правовыми и нравственными нормами. "Расисту следует не становиться толерантным, а преодолевать свой расизм". Подчеркивается значение толерантности как средства снятия диструктивных конфликтов и напряженности отношений в мультикультурных обществах.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-01-2007
Андрей Ильич Фурсов Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 31-36. 
Данная публикация подготовлена на базе выступления кандидата исторических наук и заведующего отделом ИНИОН РАН А.И. Фурсова на проведенной "Литературной газетой" (2005. № 32(6035)) дискуссии о результатах перестройки. С согласия автора материал данного выступления представлен в изложении. По сути оно явилось ответом на критические высказывания в его адрес со стороны философа и публициста, обозревателя Литературной Газеты Александра Ципко. Речь идет об оценках А.И. Фурсовым заслуг Советской России и его критики линии Горбачева как инициатора той политики, которая привела к гибели СССР. Он трактует суть перестройки как переход номенклатуры от не легитимного господства к легальной экономической и политической власти. Позиция автора однозначная: "Перестройка решила задачу представления групповых интересов в качестве общенародных. Под ту "сардинку" уничтожили "социалистическую субъектность". Тогда и выяснилось: именно она была гарантией советского населения от эксплуатации, нищеты, депопуляции, щитом от своих и заморских хищников" (с. 33). "Горбачевщина" трактуется А.И. Фурсовым как "акция прикрытия" этого переворота, а "Ельцинщина" - как его полная реализация. Если А. Ципко оценил перестройку Горбачева как не удавшуюся попытку "реставрации нормального общества, нормальной жизни", то автор усмотрел в ней начало "пути создания олигархического богатства" и "превращения номенклатуры в класс".
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-01-2007
Евгений Викторович Реутов Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 82-88. 
Автор исходит из того, что наиболее известные теоретические концепции (даются ссылки на работы Парсонса, Липсета и Лумана) сходятся на том, что критерием легитимности власти является соответствие ее действий общественным (общим) интересам и баланс между социальными ожиданиями сообщества и реальными действиями и решениями властных инстанций. На этом основании он считает возможным оценивать степень легитимности институтов политической власти по проявлениям согласия и несогласия граждан с властными решениями и действиями. Тема статьи - выяснение вопроса о наличии и о степени проявления кризиса легитимности власти в России на период с середины 2004 года по начало 2005 года. Именно на этот период пришлось повышение активности федерального центра и органов законодательной власти: замена социальных льгот денежными компенсациями, реформа избирательной системы в регионах, переносы праздничных дней 2 мая и 7 ноября, реформирование ЖКХ. Эмпирической базой исследования выступают данные опросов ВЦИОМ и Левада-Центра, в ходе которых выяснялось отношение респондентов к действиям властей (оно замерялось в основном по таким шкалам, как: одобрение - неодобрение, принятие - непринятие). Констатируется, что в августе 2004 г. опрос Левады-Центра зафиксировал неприятие большинством населения (53 % респондентов) монетизации льгот. Недовольство усилило повышение цен на услуги ЖКХ, что стало дополнительным делегитимирующим фактором по отношению к федеральному центру и к региональным и местным властям. Однако протестные акции не достигли широких масштабов, «а низкий рейтинг оппозиции позволяет утверждать о том, что власть в России является основным "системным" игроком на политическом поле и сохраняет "инерционную" или "вынужденную" легитимность» (с. 87).
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 17-01-2007
Joseph Wayne De Bolt Социологические исследования. 2006.  № 1. С. 20-31. 
Автор отмечает распространенность взгляда на историю России как на развитие конфликта «модернизаторов» и «славянофилов». Он констатирует, что несмотря на декларируемую КПСС установку на модернизацию, с конца 1960-х годов в СССР неуклонно снижались темпы развития во всех сферах, за исключением оборонной промышленности и авиационно-космических технологий. Советское сельское хозяйство «никогда не было эффективным и неуклонно деградировало». Политическая элита в лице КПСС стала тормозом модернизации, несмотря на сильный первоначальный модернизационный толчок, сделанный в 1-й половине XX века. При выяснении причин неудач страны при проведении модернизации автор опирается на подход Эйзенштадта и Парсонса, в соответствии с которым успешно модернизируются общества с достаточно сильной институциональной дифференциацией. Чем адекватнее удовлетворяются функциональные потребности социальной системы, тем она лучше адаптируется к окружению, тем меньше затраты и выше вознаграждения (доходы) членов общества. Автор считает, что де-легитимация советской системы явилась следствием ее неспособности модернизироваться из-за ее внутренних ограничений развития, обусловленных доминированием политического института над всеми другими институтами, что препятствовало их дифференциации. Горбачев попытался реформировать систему и вернуть ее на рельсы модернизации, однако упорное сопротивление советской бюрократии привело к неудавшемуся перевороту августа 1991 г. и к быстрому распаду СССР. В заключение предпринята попытка выявления культурного ядра, приводящего к воспроизводству характерных для России социальных структур, мешающих ей стабильно развиваться. Речь идет о структурах "самодержавия, ортодоксии, экспансионизма и замкнутости" (с. 28).
ресурс содержит прикрепленный файл