Эксоцман
на главную поиск contacts
Политическая социология - отрасль социологии, исследующая факторы, механизмы и формы социального действия людей и социальный отношений в сфере политики... (подробнее...)

Laboratorium. Журнал социальных исследований

Выпуск N2 за 2012 год

Опубликовано на портале: 01-11-2012
Tommaso Pardi Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2012.  № 2. С. 224-226. 
As stated in the introduction by Lewis Siegelbaum, the principal objective of this collective  book  is  “to  explore  the  interface  between  the  motorcar  and  the  state  socialist countries of Eastern Europe, including the USSR". This is done mainly from two different perspectives.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 01-11-2012
Anna Grigoryeva Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2012.  № 2. С. 183-188. 
These are a few raw refl ections on Moscow’s Okkupai Abai protest as a direct democracy experiment, in relation to organizational process (practice) and to the Occupy movement. Although the specifi cs of the political visions of the two movements are rather different, they share a basic inclusivity (“if you feel powerless, join us”) and a focus on self-organization. In this context, I evaluate the translation of Occupy’s organizing tools (primarily the assemblies) into Okkupai and the dynamics of fragmentation and inclusion/exclusion to which they contribute. Finally, I refl ect on my own position as a partial participant observer with an activist history.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 01-11-2012
Анастасия Алексеевна Кальк Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2012.  № 2. С. 164-172. 
В СМИ, начиная с декабря 2011 года, происходит конструирование особого метаязыка, с помощью которого журналисты описывают текущий политический контекст, и в частности – представления о протестном движении как революции «креативного (среднего) класса». Причем искусственно созданная оппозиция социального состава протестных и провластных митингов транслируется как в подконтрольных власти СМИ, так и в «независимых» либеральных. В условиях медиатизации общества борьба на политическом поле ведется с помощью конкретных образов. Подобно тому, как в периоды военных конфликтов в XIX веке правительство использовало специальные иллюстрации (в частности – гравюры) для кристаллизации национальной идентичности и фигуры «врага» (Norris 2006), в XXI веке видео- и фоторепортажи ведущих телеканалов и печатных СМИ оформляют содержание оппозиции «мы/они». Упорядоченные фотографии и видеофрагменты, наряду с речевыми произведениями, выступают необходимым исходным материалом для мифологизаций. 
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 01-11-2012
Ольга Николаева Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2012.  № 2. С. 189-198. 
В заметке представлена попытка дать первые, предварительные наброски о  возникшем в декабре 2011 года движении во Франции (в основном, в Париже), направленном на поддержку протестного движения в России. Близость к исследуемому объекту (автор является участником движения) позволяет получить доступ к ключевым событиям и понять внутренние противоречия в движении. В заметке   освещаются   такие   черты   французского   движения,   как   сглаживание политических  различий  между  участниками,  институционализация  протестного движения,  роль  активистов  как  посредников  в  распространении  информации  о России.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-10-2012
Дмитрий Козлов Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2012.  № 2. С. 115-129. 
Автор предлагает рассматривать социализацию советской молодежи 1950-х – 1960-х годов как процесс приведения социальной идентичности индивида в соответствие с предписанным образцом. В условиях идеологических дискуссий периода «оттепели» и неоднозначного отношения к самостоятельности органов ВЛКСМ многие поступки и высказывания молодых людей маркировались как политический протест, хотя первоначально возникали по иным причинам. В статье проанализированы действия как молодых людей, не подвергавших сомнению свою «советскость», так и конструировавших альтернавивные идентичности. Ригидность предписанной советскости приводила к тому, что даже внешне лояльные молодые люди начинали сомневаться в официальном прочтении советского и либо подвергали советское ядро собственной идентичности существенным изменениям, либо вовсе отказывались от него. Таким образом, именно в годы «оттепели» начинается процесс дробления советского общества на многочисленные и, большей частью, деидеологизированные сообщества. 
ресурс содержит прикрепленный файл