Эксоцман
на главную поиск contacts
Политическая социология - отрасль социологии, исследующая факторы, механизмы и формы социального действия людей и социальный отношений в сфере политики... (подробнее...)

Статьи

Всего статей в данном разделе : 2725

Опубликовано на портале: 25-12-2011
Андрей Юрьевич Мельвиль, И.Н. Тимофеев Полития. 2010.  № 2. С. 42-65. 
В статье обобщаются результаты нового этапа реализации исследовательского проекта, предполагающего построение альтернативных сценариев будущего России и тестирование их с помощью метода фокус-групп. Рассматривались четыре сценария: «Кремлевский гамбит», «Новая мечта», «Крепость Россия» и «Российская мозаика». Фокус-группы, проведенные в конце 2009 г. в Москве, Екатеринбурге, Воронеже, Калининграде, Новгороде и Иркутске, в очередной раз подтвердив, что данные сценарии «читаются» респондентами как совершенно реальные, а не выдуманные или произвольно сконструированные траектории будущего развития России, вместе с тем позволили вскрыть целый ряд дополнительных важных обстоятельств. В частности, обнаружилось, что региональные отличия и электоральные предпочтения практически не влияют на восприятие альтернативных вариантов будущего. Исследование продемонстрировало нарастающую неудовлетворенность россиян текущей динамикой и четко выраженный запрос на перемены, в котором патриотизм и страх перед распадом страны сочетаются с однозначным выбором в пользу демократии.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 22-03-2013
Николай Александрович Антипин Диалог со временем. 2012.  № 40. С. 79-93. 

Опубликовано на портале: 20-08-2010
Nona Shahnazarian, Robert Shahnazarian Laboratorium. 2010.  № 1. С. 335-336. 
This paper uses anonymized description to provide a general analysis of these practices as observed across the Caucasus.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 24-06-2004
Владимир Яковлевич Гельман Общественные науки и современность. 1997.  № 4. С. 64-81. 
В статье рассматриваются концепции переходного периода и взгляды российских исследователей на процесс политической трансформации в России. Автор выделяет из них несколько тематических блоков: 1) авторитаризм и демократия в посткоммунистической России; 2) номенклатура, элита и “партия власти”; 3) промежуточные и гибридные модели политического режима в России, особый путь России, характерный только для ее политического режима. Анализируя указанные концепции, автор приходит к выводу, что господствуют представления о режиме переходного периода, несущего черты как демократии, так и авторитаризма; исполнительная власть преобладает над представительной; отмечается слабость гражданского общества, наличие теневой экономики; главные политические акторы – элита (как старая, так и новая). В целом оценки перспектив российской трансформации и перехода к демократии носят неопределенный либо умеренно пессимистический характер.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 22-07-2006
Марджори Фаркухарсон Общественные науки и современность. 1991.  № 6. С. 152-160. 
Руководитель представительства “Amnesty International” в Москве подробно излагает позицию этой международной организации по вопросу об отмене смертной казни. Отдавая должное демократизации основ гражданского и уголовного законодательства, произошедшего в СССР на рубеже 1990-х гг. – принятию норм о свободе печати, общественных объединений и т.п., автор текста считает необходимым довершить этот процесс изъятием из арсенала наказаний “исключительной меры. По ее мнению, преступность искореняется не жестокостью, а неотвратимостью кары за содеянное, поэтому государству стоит направить приоритетные усилия в сторону повышения профессионального уровня и материального обеспечения следствия, а также совершенствования судебной и пенитенциарной систем.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 02-04-2005
М.В. Малютин Общественные науки и современность. 1992.  № 2. С. 36-45. 
Анализируется политическая ситуация после августа 1991 г. Б.Ельцин рассматривается как “последняя надежда номенклатуры”. Излагаются события 90-91 гг., подтверждающие, по мнению автора, этот тезис. В этом же ключе рассматриваются и послеавгустовские шаги Ельцина по созданию “сильной исполнительной власти” с опорой на назначение, а не избрание местных руководителей, а также эволюция Движения демократических реформ и иных политических течений и идеологов того периода. Автор считает, что Ельцин идейно близок не демократам, а Травкину и Руцкому, но предпочитает быть Государем всея Руси. Опасаясь идущих тенденций, автор выделяет институты, способные стать преградой на пути новой элиты: Советы, профсоюзы, часть предпринимателей (из выступивших против ГКЧП) и директорского корпуса (из опасающихся обвальной приватизации). Такая коалиция, считает Малютин, может противостоять номенклатурному извращению реформ.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 10-04-2004
Людмила Михайловна Алексеева Общественные науки и современность. 2002.  № 6. С. 52-58. 
Статья Л. Алексеевой ­ одна из блока статей о современном состоянии гражданского общества в России. Ее мнение ­ мнение одного из активных членов этого общества: председателя Московской хельсинкской группы, президента Международной Хельсинкской Федерации. Автор анализирует принципы взаимодействия структур гражданского общества с российской властью, в частности опыт подготовки и проведения Гражданского форума. Она подчеркивает, что единственная продуктивная форма такого взаимодействия ­ равноправный диалог, налаживание его ­ очень сложный процесс. Сотрудничество общества и власти необходимо, но авантюры чиновников по подчинению гражданского общества чреваты разрушением важных демократических структур и превращением России в страну “третьего мира”.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 15-03-2004
Владимир Яковлевич Гельман Общественные науки и современность. 1999.  № 6. С. 46-64. 
Основой современных демократий автор считает институт выборов, а теоретики демократизации называют “учредительные выборы” центральным этапом перехода к демократии. Применительно к постсоветской России в качестве “учредительных” автор рассматривает парламентские выборы 1993 и 1995 гг. и президентские выборы 1996 г. В статье показан весьма противоречивый характер этих выборов, что объясняется характеристикой самого процесса трансформации — перехода России от коммунистического однопартийного режима к гибридному, сочетающему черты либеральных демократий и ряда недемократических режимов. В ходе обзора современной электоральной истории России автор делает вывод о том, что “учредительные выборы” в стране — это первые успешные шаги по пути к электоральной демократии.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 29-01-2005
Ольга Сергеевна Горностаева Общественные науки и современность. 1991.  № 2. С. 133-141. 
Первые сенсационные материалы, разоблачавшие сталинизм и застой, показавшие ужас нашей жизни и вызвавшие в обществе резкие антикоммунистические настроения, появились не в печати. Первым признаком перемен стал выход на киноэкраны документальных фильмов, настолько острых критичных, откровенно злых, что народ тут же метко окрестил их “чернухой”. Однако термин “чернуха” кинематографистов категорически не устраивает. Предлагаемые же ими термины не устраивают теоретиков, протестующих против терминологической путаницы. Возможно, мы находимся на пороге создания совершенно необычного, нового явления культуры – авторского кинематографа третьего тысячелетия.
Abstracts [статья]
Опубликовано на портале: 28-06-2012
Полития. 2012.  № 2.
Аннотации статей на английском языке
Abstracts [статья]
Опубликовано на портале: 22-03-2012
Полития. 2006.  № 3. С. 155-159. 
Аннотации статей на английском языке.
ресурс содержит прикрепленный файл
Abstracts [статья]
Опубликовано на портале: 28-03-2012
Полития. 2004.  № 2. С. 270-273. 
Аннотации статей на английском языке
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 19-10-2010
Enrique Peruzzotti Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 65-85. 
Argentina’s current democratic period, inaugurated in 1983, has differed markedly from  the  country’s  previous  democratic  experiences  as  a  result  of  a  new  form  of relationship  between  citizens  and  politicians,  particularly  the  emergence  of  a  more sophisticated and demanding citizenry determined to translate preexisting ideals of democratic representation into a novel civic concern for governmental accountability. The dramatic experience of state terrorism under the last military dictatorship, which governed the country from 1976 to 1983, gave rise to a new actor—the human rights movement—which would play a crucial pedagogic role in Argentine society, introducing a  much-needed  concern  for  rights  and  the  rule  of  law  into  the  country’s  political culture.
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 19-10-2010
Françoise Daucé Laboratorium. Журнал социальных исследований. 2010.  № 2. С. 86-102. 
In  Russia,  the  “democratic  transition”  took  place  about  ten  years  after  the transitions in Latin America: the democratic period began in Argentina in 1983, while the Soviet Union disappeared in 1991. Many comparative works have highlighted the role  played  by  civil  societies  in  the  fall  of  these  authoritarian  regimes  (Okuneva 1994; Khoros 1998; Vizgunova 2001; Vorozheikina 2001; Meier-Dallach and Juchler 2002).  Andrew  Arato  and  Jean  Cohen  were  “truly  impressed  by  the importance in East Europe and Latin America, as well as in the advanced capitalist democracies, of the struggle for rights and their expansion, of the establishment of grassroots  associations  and  initiatives  and  the  ever  renewed  construction  of institutions and forums of critical publics.”
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 28-01-2013
Алексей Михайлович Салмин Полития. 2005.  № 3. С. 40-106. 
Такая категория, как интеллигенция, то есть, в современном значении – группа мыслителей, или мыслящая составляющая общества, только притворяется обычным объектом социологического или политологического исследования. При всем внешнем правдоподобии ее существования в ряду таких общественных категорий, как аристократия, бюрократия (кстати, по- старинному – аристократия и бюрократия) и др., она не более, хотя и не менее, сродни им, чем какой-нибудь никогда в действительности не существовавший, но семантически возможный, «король финляндский» – Государю всея Руси, Великия и Малыя, и проч. или христианнейшему королю Франции и Наварры и т. д.
ресурс содержит прикрепленный файл