Эксоцман
на главную поиск contacts
Мы не берем все книги по признаку формального соответствия темам. Отбираем лучшее по качеству и релевантности. (подробнее...)
Всего публикаций в данном разделе: 11

Книги

Авторы:
АБВ ГД ЕЖЗИЙК ЛМНОП РСТУФХЦЧШЩЭЮЯ
ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
 
Названия:
А БВГ ДЕЖЗ И ЙК ЛМ НОПР СТУФХЦЧШЩЭЮЯ
ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
 

Опубликовано на портале: 13-01-2010
В 1790 году в Альтоне (ныне один из районов Гамбурга) на немецком языке вышел в свет трактат Андрея Колыванова «Наблюдения о человеческом духе и его отношении к миру» (Beobachtungen über den Geist des Menschen und dessen Verhältniß zur Welt). Имя автора оставляет мало сомнений, что речь идет о русском философе, опубликовавшем свой труд за границей. Речь идет об одной из самых значительных работ конца XVIII столетия. Но почему эта книга так и не вошла в широкий научный оборот?
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 15-04-2010
Александр Львович Доброхотов
Москва: Феноменология-Герменевтика, 2009
Знаменитая в свое время полемика Вл.С. Соловьева с Б.Н. Чичериным о соотношении права и нравственности на первый взгляд  не принадлежит к тем великим спорам, которые, единожды возникнув, проходят через всю историю философии. Да и сейчас эта тема представляется скорее заархивированной, чем активизированной. Однако, наблюдаемое в последние десятилетия «сгущение» философского дискурса вокруг проблемы глубинной сущности права побуждает еще раз взглянуть на этот поединок и попытаться понять, почему в русской философско-правовой мысли  прояснение связи права и нравственности стало на какое-то время задачей, решаемой интенсивно и темпераментно.
ресурс содержит прикрепленный файл

Избранное [книги]
Опубликовано на портале: 26-02-2010
Александр Львович Доброхотов
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2008, 472 с.
Доброхотов Александр Львович (род. в 1950 г.) — доктор филос. наук, профессор, зав. кафедрой истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ. Область научных исследований — история метафизики; философия культуры. Основные публикации: «Учение досократиков о бытии» (М., 1980), «Категория бытия в классической западноевропейской философии» (М., 1986), «Данте» (М., 1990).
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 23-04-2010
Александр Львович Доброхотов
Москва: Русскiй мiръ, 2007
Для того, чтобы представить место Алексея Федоровича Лосева в философской традиции русского символизма, стоит обозначить основные этапы эволюции идеи символа: личность как персонифицированный символ у Достоевского; символ как явленное всеединство у Соловьева; учение Вяч. Иванова о творческой силе восхождения и нисхождения символа; осознание разрушительной силы символа у Андрея Белого;  натурфилософская магия символа у Флоренского.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 20-04-2010
Александр Львович Доброхотов
Москва: Альфа-М, 2009, 800 с.
Со времен Вл. Соловьева и Ницше культура перестает восприниматься европейской мыслью как заповедник мирного сосуществования разных точек зрения и жизненных укладов. Постепенно, к началау XX века, приходит неформальное осознание того довольно тривиального обстоятельства, что признание ценности влечет за собой ответственность за нее, а значит – борьбу и, в крайнем случае, войну. Как водится, маятник интеллектуальных настроений качнулся к другому экстремуму: в моду вошло опьянение романтикой войны и силы. Для русской мысли, которая в этот период осваивала относительно новый для себя формат – философию – эта тема становится крайне востребованной в период вступления в Мировую войну. Опыт решения антиномии войны и мира в этих условиях представляется весьма поучительным и не утратившим актуальности.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 09-03-2010
Владимир Калиниченко
Москва: Прогресс-Культура, 1994
Разговор между М. Рыклиным и В. Подорогой случился, и уже нельзя делать вид, что ничего не было. Собственно, это пер­вый существенный разговор о Мерабе Мамардашвили, и кто зна­ет, закончится ли он когда... Я хотел бы здесь сделать пространную реплику по поводу этого «одного философского опыта», где авторы, имея в виду опыт Мамардашвили, явили, очевидно, и опыт собственный. Мне представляется существенным то, что наговорили М. Рыклин и В. Подорога. Существенным и поверхностным, — однако, не в уничижительном смысле, а в том, что касается их непосредст­венного интереса, аккомодации их взгляда, полностью захвачен­ного поверхностью, периферийной стороной того события, имя которому Мераб Мамардашвили. Опыт наших авторов я и назы­ваю попыткой «децентрализации» Мераба Мамардашвили, имея в виду, конечно же, известных французов.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 01-03-2010
Николай Сергеевич Плотников
Москва: Языки славянской культуры, 2006, 171–186 с.
Вопрос о мотивах рецепции идея В. Дильтея Г.Г. Шпетом имеет, помимо исторического аспекта, проясняющего пути интеллектуальной биографии русского мыслителя, еще и важный теоретический аспект. Ибо, основная тема, в рамках которой у Шпета возникает интерес к Дильтею, состоит в определении самостоятельного логического и методологического фундамента гуманитарных наук. В этом смысле обращение к Дильтею позволяет уточнить существенные моменты философской концепции самого Шпета. Кроме того важность изучения «рецепции» обосновывается еще и тем, что свои собственные представления Шпет, как правило, развивает в форме так называемой «имманентной критики», т.е. в форме выявления непоследовательностей и противоречий анализируемых им авторов, лишь мимоходом противопоставляя такому анализу свою позицию. Поэтому реконструкция его позиции возможна в значительной степени лишь путем исследования предпосылок, с которых осуществляется критика, а также существа тех аргументов, которые им выдвигаются.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 01-03-2010
Николай Сергеевич Плотников
Москва: Три квадрата, 2002, 11-24 с.
К числу наиболее распространенных фигур толкования истории русской философии относится ее характеристика в качестве «конкретной философии». Этой формулой пользуются практически все историки русской философии в ХХ веке. Каковы в этих случаях мотивы использования данного термина?
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 19-02-2010
Николай Сергеевич Плотников
Москва, 2002, 11-24 с.
К числу наиболее распространенных фигур толкования истории русской философии относится ее характеристика в качестве «конкретной философии». Этой формулой пользуются практически все историки русской философии в ХХ веке. Каковы в этих случаях мотивы использования данного термина?
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 09-02-2010
Сергей Петрович Поцелуев
Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского государственного университета, 2001, 80 с.
При всей разности общественных ситуаций начала века XX и наступив¬шего нового столетия, в них есть нечто общее, относящееся к парадоксальному драматизму любого переломного времени. В такие эпохи особенно остро встаёт старый, проклятый воп¬рос политических теорий: как возможна — в принципе — мо¬раль в политике? Интерес Лукача к России, в особенности к русской литера¬туре и русскому терроризму, также был вызван в первую оче¬редь его озабоченностью моральными аспектами политики. В русском культурном опыте венгерский интеллектуал пытался найти ответ на один из труднейших вопросов европейской поли¬тической философии: как возможно неабсурдное соотношение христианской морали и реальной политики? Имеется ли шанс у христианской этики сколько-нибудь заметно очеловечить поли¬тический «зверинец»? Или это следует признать несбывшейся мечтой старого философского идеализма? Ответы на эти вопро¬сы юный Лукач искал, обращаясь к опыту русской культуры.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 07-07-2010

Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010, cерия "Университетская библиотека Александра Погорельского", 192 с.
История европейской философии последних двух столетий небогата примерами продуктивного сотрудничества поверх границ национальных государств. Разумеется, интернационализация философского сообщества усиливается с середины XIX века, принимая форму международных конгрессов и ассоциаций. Да и крупнейшие течения философии — неокантианство, феноменология, логический позитивизм — складывались в результате коллективного творчества мыслителей разных стран. Но, пожалуй, единственным идейным начинанием в области философии, сочетавшим в себе идею наднациональной философии как интеллектуальный проект с ее реализацией в форме общеевропейского сотрудничества, стал «Международный Ежегодник по Философии Культуры», а впоследствии журнал, — «Логос».
ресурс содержит прикрепленный файл