Эксоцман
на главную поиск contacts
Мы не берем все книги по признаку формального соответствия темам. Отбираем лучшее по качеству и релевантности. (подробнее...)
Всего публикаций в данном разделе: 9

Книги

Авторы:
АБВ ГДЕЖЗ И ЙК ЛМ НОП РС ТУ ФХЦЧШЩЭЮЯ
ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
 
Названия:
АБВГ ДЕ Ж З И ЙК Л МНОП РСТУФХЦЧ ШЩЭЮЯ
ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
 

Опубликовано на портале: 23-06-2010
Людвиг Витгенштейн
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2005, cерия "Университетская библиотека Александра Погорельского", 440 с.
Книга содержит комментарий к самой значительной работе Витгенштейна «Логико-философский трактат» (с комментариями В. Руднева), две поздние работы Витгенштейна («Коричневая книга», «Голубая книга»), а также биографию Витгенштейна.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 02-03-2010
Настоящее издание — первая часть двухтомника, в котором дается широкая панорама западной философии XX века и создается целостное представление о путях, особенностях и тенденциях ее развития. В первом томе рассмотрены американский прагматизм (Д.Дьюи), реалистические течения США и Англии, «новый рационализм» Э.Мейерсона. феноменология (Э.Гуссерль), экзистенциализм во Франции (Ж.-П.Сартр. А.Камю) и Германии (М.Хайдеггер. К.Ясперс), неопозитивизм. Для студентов, аспирантов и преподавателей ВУЗов, а также для всех, кто интересуется историей зарубежной философии.
ресурс содержит графическое изображение (иллюстрацию) ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 31-03-2010
Илья Инишев
Вильнюс: ЕГУ, 2007, 168 с.
В книге рассматривается современное состояние и дальнейшие перспективы философской герменевтики, понимаемой в качестве одной из основных форм постметафизического мышления. Сформировавшаяся в контексте феноменологического анализа языка, философская герменевтика открывает перспективы трансдисциплинарного и внеинституционального философствования, укорененного в повседневной практике индивида. Книга адресована всем интересующимся проблемами современной герменевтической философии.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 09-03-2010
Владимир Калиниченко
Москва: Прогресс-Культура, 1994
Разговор между М. Рыклиным и В. Подорогой случился, и уже нельзя делать вид, что ничего не было. Собственно, это пер­вый существенный разговор о Мерабе Мамардашвили, и кто зна­ет, закончится ли он когда... Я хотел бы здесь сделать пространную реплику по поводу этого «одного философского опыта», где авторы, имея в виду опыт Мамардашвили, явили, очевидно, и опыт собственный. Мне представляется существенным то, что наговорили М. Рыклин и В. Подорога. Существенным и поверхностным, — однако, не в уничижительном смысле, а в том, что касается их непосредст­венного интереса, аккомодации их взгляда, полностью захвачен­ного поверхностью, периферийной стороной того события, имя которому Мераб Мамардашвили. Опыт наших авторов я и назы­ваю попыткой «децентрализации» Мераба Мамардашвили, имея в виду, конечно же, известных французов.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 09-03-2010
Владимир Калиниченко
Москва: Изд-во РГГУ, 1998, 51 – 69 с.
Мифологическое пространство трансцендентальных представле ний, разработанное в послекантовском немецком идеализме, предопре делило особые «приключения» этого мифологизированного трансцен дентального Субъекта, особый словарь и многие сюжеты современной мысли. Мы постоянно встречаем своего рода мифологические прово кации этого языка в форме таких выражений, как «первичный опыт со знания» или там, где, скажем, В. Бибихин пишет, что «нужно реши тельно поставить на место сознание» или там, где «акт сознания» по нимается не в смысле членения (по типу «акт драмы»), но как деятель ность сознания. Ниже мы рассмотрим эпизоды метаморфоз трансцен дентального словаря, обозначая лишь некоторые точки на карте при ключений «трансцендентальной субъективности».

Опубликовано на портале: 01-03-2010
Николай Сергеевич Плотников
Москва: Языки славянской культуры, 2006, 171–186 с.
Вопрос о мотивах рецепции идея В. Дильтея Г.Г. Шпетом имеет, помимо исторического аспекта, проясняющего пути интеллектуальной биографии русского мыслителя, еще и важный теоретический аспект. Ибо, основная тема, в рамках которой у Шпета возникает интерес к Дильтею, состоит в определении самостоятельного логического и методологического фундамента гуманитарных наук. В этом смысле обращение к Дильтею позволяет уточнить существенные моменты философской концепции самого Шпета. Кроме того важность изучения «рецепции» обосновывается еще и тем, что свои собственные представления Шпет, как правило, развивает в форме так называемой «имманентной критики», т.е. в форме выявления непоследовательностей и противоречий анализируемых им авторов, лишь мимоходом противопоставляя такому анализу свою позицию. Поэтому реконструкция его позиции возможна в значительной степени лишь путем исследования предпосылок, с которых осуществляется критика, а также существа тех аргументов, которые им выдвигаются.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 19-02-2010
Николай Сергеевич Плотников
Москва: Дом интеллектуальной книги, 2000
«Что есть человек, говорит его история». Этот тезис Вильгельма Дильтея выражает основную мысль его теории исторической рациональности: мы в первую очередь – субъекты истории, а лишь потом – субъекты познания. Настоящая книга представляет собой систематическую реконструкцию философских идей немецкого мыслителя, заложившего основы философского сознания ХХ столетия. В центре исследования находится программа «критики исторического разума» - программы обоснования научного знания в опыте жизни. Подробно рассматриваются понятие «герменевтики» Дильтея и его теория гуманитарного знания.
ресурс содержит графическое изображение (иллюстрацию) ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 11-03-2010
Зинаида Александровна Сокулер
Долгопрудный: Аллегро-Пресс, 1994, 169 с.
Людвиг Витгенштейн является одним из крупнейших философов XX в. Его идеи оказали огромное влияние на философию и культуру нашего столетия, они привлекают все более широкий круг исследователей как за рубежом, так и в нашей стране. Интерес вызывает не только учение, но и сама личность Витгенштейна. И в то же время идеи философа остаются в значительной степени непонятыми, или, что гораздо хуже, понятыми превратно. Существуют взаимоисключающие интерпретации и даже совершенно неадекватные истолкования его трудов. Некоторые из них распространены и в нашей философской литературе. Это представления о Витгенштейне как о позитивисте, сциентисте, ученом, интересовавшемся только логикой или анализом естественного языка, а не философией в собственном смысле слова. Все сложившиеся клише такого рода должны быть отброшены, если мы хотим приступить к изучению идей Витгенштейна.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 10-03-2010
Альмира Рифовна Усманова
Минск: ЕГУ Пресс, 2007, 105-139 с.
Центральной проблемой данного текста является та эпистемологическая конструкция, те способы интерпретации,  тот концептуальный язык, которые применяются сегодня  для анализа процессов, происходивших в Восточной Европе в последние пятнадцать лет – в соответствии с которыми  оформляется, легитимируется  и воспроизводится различие между «мы» и «они» (в данном случае, между Восточной и Западной Европой,  а также между теми, кто уже стал членом Евросоюза и теми, кто не сможет на это претендовать и в будущем). Понятие «границы» в этой связи приобретает особое значение, причем, с одной стороны, речь пойдет о вполне осязаемых, материальных границах, пришедших на смену непроницаемому «железному занавесу», а с другой – о дискурсивных границах, невидимость которых обусловлена тем, что чаще всего они не осознаются, от чего их эффективность только возрастает (их действие можно сравнить с пресловутым «стеклянным потолком»). Те ограничения и последствия, которые налагаются дискурсами, наиболее рельефно проявляются в «политиках имени» - в тех способах, которыми обозначаются территории и процессы, на этих территориях протекающие.
ресурс содержит прикрепленный файл