Эксоцман
на главную поиск contacts
Всего публикаций в данном разделе: 758

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Евгения Сергеевна Балабанова Социологические исследования. 2002.  № 11. С. 26-35. 
На основе данных исследования "Совладающее поведение в посткоммунистической России: экономические и социальные стратегии андеркласса", проведенного в 1998-2000 гг. в Москве, Нижнем Новогороде, Краснодаре и Екатеринбурге, анализируется эффективность поведения мужчин и женщин в трудных жизненных ситуациях. При анализе оценивались эмоциональные реакции мужчин и женщин на трудные жизненные ситуации и их экономическое поведение в период жизненных трудностей. В ходе сравнения гендерной специфики экономического поведения, были выделены типы "женских" и "мужских" стратегий выживания.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 29-02-2004
M.L.. Stuart, N. Janovicek Fashion Theory. 2001.  Vol. 5. No. 2. P. 173-194. 
Исследуется культура женского тела и переоценка женской одежды во Франции начала XX века. Общепризнанным считается, что в этот период потерял популярность и исчез из гардероба французских модниц корсет. Этому способствовал ряд факторов: вошел в моду новый силуэт одежды (S-образный силуэт сменили прямые свободные линии); стали популярными диеты и занятия физкультурой и спортом. Однако, как утверждают авторы, это мнение требует уточнений. Дело в том, что в моду действительно вошла худоба. Однако достигалась она во многом за счет использования все того же корсета. Спортом занималось незначительное число женщин, диеты, хоть и были популярными, мало кому помогали. Производители корсетов, в свою очередь, приспособились к тенденциям моды. А технологические новшества позволили сделать неудобную в прошлом вещь более гибкой, удобной и недорогой.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Игорь Семенович Кон
Рассматриваются тенденции изменения сексуальности в современном российском обществе, которые отражают общие процессы либерализации, индивидуализации и плюрализации социальной жизни. Сегодня, по мнению автора, следует исследовать не сексуальность вообще, а множество сексуальностей и различные сексуальные культуры. Процесс либерализации применительно к предмету рассмотрения выражается в том, что сексуальность становится автономной сферой общественной жизни; происходит отделение сексуального поведения от репродуктивного; расширение возрастных рамок сексуальной активности; снижение возраста сексуального дебюта; изменение отношения к телу; трансформация гендерных отношений; увеличение толерантности по отношению к гомосекуальности и др. В российском обществе эти процессы имеют свои структурые особенности, обусловленные социокультурным контекстом происходящих социетальных трансформаций.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Anna Rotkirch
На основе анализа биографических интервью с женщинами разных возрастов выделяется несколько поколений, различающихся опытом сексуальной жизни. Описываются три сексуальные поколения в России после 1917 г.: советские поколения умолчания и персонализации, а также постсоветское поколение артикуляции. Они отличаются каналами получения сексуального знания, способами говорения/не-говорения о сексе, пониманием смысла сексуальных отношений (брак, рождение детей, получение сексуального удовольствия), количеством сексуальных партнеров (один/несколько). При этом официальный дискурс о сексуальности для первых двух поколений остается неизменным, табуирующим эту сферу жизни, для поколения артикуляции, формировавшегося в период гласности, он изменился на фоне институционального преобразования общества и ослабления законодательного регулирования интимных отношений.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Алексей Юрчак
Исследуются гендерные стереотипы, создаваемые и транслируемые рекламой. Выделяются первичный и вторичный рекламные дискурсы. Если в первичном дискурсе потенциальному потребителю представляется информация о товаре, его свойствах и преимуществах именно этой марки (стирального порошка, автомобиля, шампуня и проч.), то вторичный дискурс содержит указания на то, кто является типичным потребителем, т.е. пользователем данного товара (владельцем автомобиля, покупателем декоративной косметики и проч.). Поскольку, как правило, в рекламных мини-сюжетах воспроизводятся ситуации повседневной жизни, то в сознании и подсознании потенциального потребителя «закрепляется» «естественность» и нормативность рекламируемых поведенческих моделей. "Нормативизация" гендерных образов и определенных типов отношений между полами происходит через специальные рекламные технологии (семиотические, лингвистические, визуальные и идеологические). Дается анализ этих технологий.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Альмира Рифовна Усманова
Исследуется посредством каких "технологий гендера" в белорусских СМИ образцы сексуальности становятся средствами политического манипулирования, каким образом темы сексуальности превращаются в инструменты политической борьбы. Создаваемый властями образ белорусской оппозиции трактует ее как "проституирующего субъекта" и гомосексуальное сообщество. Универсальная дискурсивная технология "исключения" заключается в отождествлении противников режима с гомосексуалистами. Политические оппоненты официальной власти определяются посредством ненормативной для патриархатного порядка сексуальности.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Алексей Юрчак
Исследуется одна из моделей мужественности - "успешная маскулинность", а также способы ее формирования и легитимации в гендерном пространстве современного российского бизнеса. Модель описывается по материалам СМИ и интервью с предпринимателями и работниками частных фирм. Автор определяет современный российский бизнес как "мужскую экономику", поскольку принятие решений в бизнесе осуществляется мужскими методами. Анализ указывает на то, что в этой сфере поддерживается сложившееся гендерное неравенство относительно профессиональной занятости. Так, по мнению автора, произошла полная маскулинизация серьезных областей бизнеса и параллельное возникновение "женского бизнеса", находящегося в особых отношениях зависимости от мужчин. Нормативный образ "успешной" маскулинности характеризуется следующими чертами: приоритетом профессиональной деятельности над другими сферами жизни (семьей, досугом и проч.); идеологией "мужского шовинизма", согласно которой отношения между мужчинами-предпринимателями и женщинами, а также другими типами мужественности иерархизированны, базируются на принципах доминирования и подчинения.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Елена Ростиславовна Ярская-Смирнова
Исследуется практический механизм воспроизводства и поддержания гендерного порядка, действующего на уровне образовательного учреждения, - т.н. скрытый учебный план. Он включает в себя несколько компонентов, через которые осуществляется социальный контроль и поддерживается гендерное неравенство. Первый их них – это стратификация учительской профессии, организация образовательного учреждения, отношения в педагогическом коллективе. Второй компонент – это содержание учебных занятий (учебники, программы, дифференциация педагогических практик по отношению к мальчикам и девочкам). По мнению автора, скрытый и явный сексизм пронизывает весь учебный план, содержится во всех пособиях, от букваря до учебников для старших классов.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Алексей Юрчак
Объектом исследования выступает вторичный дискурс рекламы, с его способностью формировать нормативные образы, определять нормы поведения и повседневных взаимодействий. Автор описывает два типа рекламных сценариев гендерных отношений: любовно-романтический и семейно-бытовой. Каждому соответствуют свои модели мужественности и женственности. В любовно-романтическом сценарии представлены отношения флирта и ухаживания между мужчиной и женщиной. Молодой профессионал – нормативный образец мужественности для этой версии гендерных отношений. Его задача - доказать себе и окружающим свое превосходство, конкурентоспособность, возможность в одиночку одержать победу. Действия главного героя направлены во вне: на людей и объекты вокруг него. Он действует как независимый субъект, одерживая победу в борьбе благодаря своим личным качествам и умениям (силе, ловкости, выносливости и др.), не участвует в соревнованиях. В таких сюжетах женщина, как правило, присутствует как приз, которым вознаграждаются усилия мужчины-победителя. По-другому выглядят женские персонажи романтических историй. Действия женщины направлены исключительно на себя как на объект: она ухаживает за своим телом, украшает себя и с нескрываемым наслаждением презентирует себя публике. Второй тип рекламного сценария гендерных отношений представлен многочисленными семейными историями, в которых мужчина и женщина выполняют супружеские или родительские роли. В них также наблюдается четкое разделение обязанностей и зон влияния каждого из полов. Деятельность мужчин практически полностью посвящена профессиональной реализации, главное жизненное пространство «настоящего мужчины» находится в офисе. Семья и дом являются исключительно зонами женской самореализации, но активность женщины направлена уже не на себя, а на других – мужа, детей и старших родественников; ее забота распространяется на все домашнее пространство. По мнению автора, современная российская реклама предлагает зрительской аудитории старый патриархатный стереотип того, каким должны быть «настоящие» мужчина и женщина.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Сергей Александрович Ушакин
Исследование репрезентации мужественности в медиа дискурсе проведено по текстам ежемесячного иллюстрированного мужского журнала "Медведь" за 1996 г. Анализ материала осуществлялся в рамках концепции "видимости мужественности", которая, по мнению автора, позволяет рассматривать мужественность в качестве перформативного показательного, инсценированного явления и акцентировать символический характер маскулинности. В качестве методологического основания исследователь использовал психоаналитические концепции (З. Фрейда, М. Кляйна и Ж. Лакана). По мнению автора, формирование образа мужественности в исследованном журнале происходит таким образом, что формальные элементы, выполняющие роль "мужских доспехов", применяются для обозначения, материализации отсутствующих содержательных элементов. Как следствие происходит совпадение процесса становления личности с процессом ее образования посредством накопления, интериоризации и воспроизводства символических знаков, способствующих самомаркированию личности в социальном пространстве. Исследователь выделил четыре возможных способа идентификации: узнавание настоящего; активизация прошедшего; проекция будущего; реставрация исходной идентичности. В процессе создания модели "настоящего мужчины" изданием используются все выделенные стратегии, что указывает на "разночинный" тип потенциальных и реальных читателей. Экстраполируя основные положения теории "зеркальной стадии" Ж. Лакана на объект своего исследования, автор выдвигает тезис о том, что процесс ментального и зрительного соотнесения образов играет важную роль в формировании определенной группы потребителей. Созданная журналом модель "мужчины как профессионала" является хорошей иллюстрацией подобной регрессии.

Опубликовано на портале: 29-02-2004
Жанна Владимировна Чернова
Анализируется образ "настоящего" мужчины, созданный бардовской культурой позднесоветского периода (конца 60-х - середины 80-х гг.). Материалом исследования послужили биографические интервью с организаторами и участниками фестиваля авторской песни им. В. Грушина, а также тексты "культовых" для данной субкультуры песен. Выбор фестиваля в качестве исследовательского объекта обусловлен тем, что он является примером институционализации феномена бардовской песни в поздесоветский период и конкретным механизмом конструирования мужественности в рамках субкультурной среды. Содержится история возникновения фестиваля, специфика его организации, нацеленной на поддержание коллективной идентичности членов этой среды. Описываются механизмы создания мужественности. Позитивная идентификация осуществляется посредством создания коллективного образа "настоящих" мужчин, технология негативной идентификации направлена на определение и отделение от "мы"-конструкта типов мужественности, не входящих в поле нормативной мужественности данного сообщества. Реконструированный автором образ "настоящего" мужчины - одного из типов советской мужественности - описывается такими чертами, как ответственность, высокая степень включенности в дружеские отношения, духовная сила. Этот образ выступал в качестве заместителя независимого субъекта, профессионала, собственника, т.е. модели доминирующей мужественности либерального типа. Потребность в создании героя того времени реализовалась в появлении "романтика" - представителя научно-технической интеллигенции, туриста, барда.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Sandra Foucault Bartky
Статья выдержана в стиле постмодернистского феминистского анализа тела, красоты и одежды, представляет собой критику концепции «дисциплинарного субъекта» Мишеля Фуко и попытку применить эту концепцию при рассмотрении женского тела. Современная культура производит “послушные тела”. Канон красивого тела сегодня – ужасен, пишет Бартки. Это безгрудая, худая, узкобедрая женщина больше похожа на мальчика-подростка, чем на взрослую женщину. Автор выделяет три группы дисциплинарных практик производства красивого тела. Первая группа включает практики, направленные на создание формы и размера тела (диета и фитнесс). Вторая группа состоит из практик, связанных с воспроизводством специфических телесных движений – жестов, походки. К третьей группе относятся практики, занимающиеся созданием “украшенной поверхности” (уход за телом, макияж). Данные практики укоренены в социальную структуру и изменяются в зависимости от расы, класса, этничности и т.п. Однако дисциплинирование женского тела присутствует во всех случаях, поскольку является механизмом культуры, “институционализированной гетеросексуальности”.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Жанна Владимировна Чернова
Цель данной статьи - реконструировать образы настоящей мужественности в сфере профессиональной занятости. Теоретическим основанием исследования медиа-репрезентаций маскулинности является теория гендерной системы австралийского социолога Р. Коннелла, который выделил три сферы гендерных отношений: профессиональную занятость, власть и катексис (эмоциональные отношения). Автора статьи интересует главным образом сфера профессии, являющаяся "фундаментом" для формирования и репрезентации нормативного образа мужественности. В статье анализируется идеология и технология (ре)презентации гегемонной маскулинности в сфере профессиональной занятости и описываются образцы мужественности, реконструированные по материалам мужских журналов. Отмечается существование гендерной ассиметрии в сфере профессии, которая, с одной стороны, отражает сложившуюся структуру профессиональной занятости, с другой стороны, репрезентирует оппозицию "настоящего" и "ненастоящего" мужского дела. При этом "мужская работа" обладает высоким символическим и экономическим статусом. Анализ технологии медиа-репрезентаций гендера в сфере профессиональной занятости позволил автору выделить четыре нормативные модели мужественности: "технократ", "мастер", "компьютерщик", "бизнесмен". Причем эти модели по предполагаемому социально-профессиональному статусу, характеру и содержанию труда, уровню образования, культуры и доходов характеризуют представителей высших уровней социальной стратификации - высшего среднего класса и элиты России.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Татьяна Дашкова
Выделяется два типа журналов для советских женщин, сформировавшиеся к концу 1920-х годов: элитарные издания, посвященные культуре и искусству и демократические общественно-политические журналы. Критерием типологизации изданий, по мнению автора, является целевая аудитория журналов. Так, издания первого типа – элитарные, ориентировались скорее на городскую образованную публику и транслировали общекультурные нормы и ценности, в то время как демократические журналы обращались к новому типу читателя, воспитанного в духе новой, коммунистической морали. В каждом типе изданий в соответствии с его задачами и читательской аудиторией формировался и транслировался свой тип женственности :«артистический тип» и «рабоче-крестьянский». В статье предлагается подробный анализ каждого из выделенных типов визуальной реперзентации женственности 1920-30-х годов. «Аристократический тип» - это образец рафинированной, изнеженной женщины, похожей на героиню немого кинематографа начала века. Она худощава; носит короткую стрижку или каре с прямой челкой или на косой пробор; на ее лице лежат следы усталости, большие глаза и ярко накрашенные губы только подчеркивают бледность лица. Одежда «артистической» женщины соответствует последней парижской моде тех лет: юбки до середины или чуть ниже колен, туфли на высоких каблуках, обилие украшений (бусы, браслеты) и аксессуаров (палантины, шали, сумочки). Отмечается, что этот образец женственности активно пропагандировался в элитарных изданиях до 1930-х годов, после чего остался только на театральной сцене, киноэкране и в «артистических» журналах. Второй – «рабоче-крестьяский» тип был практически полностью противоположен «артистическому». В отличие от субтильной фигурки первого типа «рабоче-крестьянские» женщины были коренасты, у них была короткая шея, широкие плечи, сильные руки. Существенное различие было представлено и в лицах, «героини труда» были круглолицы, с довольно крупными, иногда грубыми чертами. Прически они носили, как правило, короткие, закалывая волосы простыми невидимками или гребнем. Однако главное отличие заключалось в «абсолютном отсутствии косметики и общей неухоженности изображаемых лиц: широкие «растрепанные» брови, растрескавшиеся губы, неухоженные волосы». Одежда также разительно отличалась, в большинстве случаев, это был «мужской» пиджак, ватник, спецодежда и другие «гендерно-нейтральные» вещи. Таким образом, по мнению автора, для визуальных репрезентаций этого нормативного типа «советской» женщины характерна «половая невыраженность», подкрепленная подписями к журнальным фотографиям (например, товарищ Иванова т.п.).

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Елена Юрьевна Мещеркина
Исследуется формирование мужской идентичности на материалах биографических интервью. Представлен обзор основных концепций и подходов к проблеме маскулинности, существующих в западной социологии (Плек, Коннелл, Брод и др.). В ходе эмпирического исследования выделено несколько этапов формирования мужской идентичности: детство, молодежная субкультура, срочная служба в армии и профессиональная деятельность. Подтверждено, что опыт маскулинной социализации зависит от пребывания в различной среде и от принадлежности к тому или иному социальному классу и общности.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Ренате Хоф
Описываются причины возникновения и этапы развития гендерных исследований на Западе, особое внимание уделяется различиям между женскими/феминистскими/гендерными исследованиями. Рассматривается проблема операционализации гендера как социально-исторической категории, истории ее возникновения, связанная с различением понятий "пол" и "гендер". Отмечаются слабые стороны понятия "гендер" как аналитической категории.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Susan Bordo
Статья написана в русле культурологического феминизма. В ней анализируется одно из самых заметных явлений современной культуры - «тирания стройности», которая представляет собой совокупность технологий «нормализации» тела, или производства тела согласно доминирующему образцу красоты. Автор заимствует у французского философа Мишеля Фуко различение социального конструирования современного тела на две арены: арена репрезентаций и прагматический локус социального контроля. Посредством этих арен культура инкорпорируется в тело. Арена репрезентации состоит из множества дискурсов, включающих нормы красоты, модели здоровья и т.п., – научный, философский, эстетический. Эти дискурсы могут быть также рассмотрены с точки зрения практик, действующих правил и рекомендаций, через которые производится тело. В статье исследуется нормализующая роль диет и спорта в репрезентации худого тела – образца, перешагнувшего через расовые и этнические границы и ставшего доминирующим образцом в современной культуре.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
C. West, Don Zimmerman
Основной тезис авторов - производство гендера происходит постоянно на всех уровнях взаимодействия и во всех институционально заданных ситуациях. Методологически важным авторы считают разделение пола, категоризации по признаку пола и гендера. Высказывается положение о том, что условием для успешной коммуникации выступает возможность однозначной идентификации собеседника по признаку пола. Предлагается понятие "гендерного дисплея" как повседневного проявления гендерной идентичности. Ресурсами гендерного дисплея являются все институциональные рефлексивные структуры, преломленные в повседневном взаимодействии.

Опубликовано на портале: 26-02-2004
Ольга Шабурова
Анализируется один из современных образов мужского, транслируемых СМИ. Выделяется специфически российский образ мужественности, представленный в разных масскультурных продуктах, - образ «Мужика». Для него характерна ориентация на ценности мужского братства и соответствующие национальные коллективные мужские практики. Эти практики трактуются как проявления патриотизма, подразделяющегося три вида. Первый – «потребительский» патриотизм - иллюстрируется на примере рекламы пива как «мужского» напитка, употребление которого сплачивает мужской коллектив и укрепляет «мужское» братство. Второй – «иронический» патриотизм, представлен в образах героев сериала «Улицы разбитых фонарей», где коллективный образ мужчины-защитника как доброй силы выполняет патриотическую функцию борьбы с преступниками. Третий вид патриотизма – «лирический», наиболее полно воплощается в творчестве группы «Любэ», представляющей военно-патриотический образ мужественности. Физическая сила, агрессивность, готовность прибегнуть к насилию в конфликтных ситуациях и для утверждения справедливости. Таким образом, наряду с вестернизированным героем-одиночкой, в масс-медиа утверждается национально-специфический образ мужского коллективного героя.

Опубликовано на портале: 21-02-2004
Данная книга - результат осмысления рядом российских и западных авторов процессов, происходящих в современной молодежной среде сквозь призму гендера, поколения и идентичности. Авторы фокусируют свое внимание на таких аспектах современной российской действительности, как возникновение "мифа о красоте", рост секс-индустрии и возрастание сексуального насилия, женский взгляд на брак и воспитание детей, молодежная культура и роль девочек в ней, обучение, карьерные ожидания и новые стратегии поведения молодежи на рынке труда. Данные эмпирических исследований осмысляются в контексте дискурса о молодежи и гендере, так, как он представлен в медиа, академических исследованиях и деятельности государственных институтов в России и на Западе.
Книга полезна студентам и исследователям-социологам, занимающимся изучением проблем современной молодежи, а также всем тем тем, кто хотел бы найти обзор российской и западной литературы по данной теме.
ресурс содержит полный текст, либо отрывок из него ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию ресурс содержит графическое изображение (иллюстрацию)