Эксоцман
на главную поиск contacts
Всего публикаций в данном разделе: 485

Опубликовано на портале: 08-02-2010
Борис Гурьевич Капустин ПОЛИС: Политические исследования. 1992.  № 6.
СОВРЕМЕННОЕ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО переживает глубокий кризис ценностей. Он порожден не самим по себе крахом господствовавшей ранее идеологии, не конкуренцией множества имеющих ныне хождение идеологем, а разрушением того поля смыслообразования, в котором все эти идеологемы могли бы стать чем-то большим, чем умственными упражнениями изолированных групп. Суть кризиса — "невписанность" любой возможной деятельности в какой-либо реально существующий или проектируемый строй исторического бытия, обессмысливание всяких человеческих усилий, если они не сводятся к элементарному выживанию.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Эта тема представляет собою уравнение с несколькими переменными. Во-первых, нам нужно различать, по крайней мере, два вида морали, называемые обычно кантианской и утилитаристской, которые по-разному относятся к политике. Во-вторых, нам следует иметь в виду различие между двумя видами политики — назовем их условно «политикой воспроизводства статус-кво» и «трансформационной политикой» (или «малой» и «большой политикой»). В каждом из этих видов политики мораль присутствует по-разному и играет разные роли. В-третьих, связь морали и политики окажется совершенно разной в зависимости от того, с какой жизненной позиции она строится — позиции отстраненного наблюдателя за политикой или ее участника. Изменение каждой из этих переменных — типа морали, типа политики, типа жизненной позиции — будет трансформировать картину связи морали и политики. Мы пойдем следующим путем. Во-первых, мы рассмотрим то, как оба вида морали соотносятся с двумя отмеченными нами типами политики. Во-вторых, мы проясним то, как влияет на связь морали и политики занятие той или иной жизненной позиции — наблюдателя или участника. В-третьих, мы сосредоточимся на ключевой проблеме связи морали и политики, в качестве каковой предстает проблема политического насилия и ненасильственной альтернативы ему.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Цель данной работы двояка. С одной стороны, мы попытаемся выявить парадоксальность понятия «ненасильственной политики» на уровне теории. Для этого мы обратимся к той ее версии, которая за последнее без малого столетие получила наиболее интенсивную политико-философскую и этическую проработку. Это — учение о ненасильственном сопротивлении Махатмы Ганди. Таковы сюжеты и задачи первой части статьи. С другой стороны, сквозь призму теории ненасилия мы попытаемся всмотреться в то явление событий 1989 – 1991 годов, которое их доминирующая интерпретация полагает ключевым и определяющим их ненасильственный характер. Пусть на теоретическом уровне рассмотрения «ненасильственной политики» «круглостольная» модель «смены режимов» выступит чем-то вроде веберовского «идеального типа». Она предстанет не описанием сущности явлений, не общим знаменателем их многообразия и даже не «изображением действительности», а сконструированной познавательным интересом «утопией», которая получена посредством мысленного усиления определенных элементов действительности. Но и при этом уточнении остается вопрос, были ли в событиях 1989 – 1991 годов те «ненасильственные элементы действительности», которые отвечали бы понятию ненасилия и «усиление» которых создавало бы обладающий эвристическим потенциалом идеальный тип «ненасильственной договорной политики»? Об этом пойдет речь во второй части статьи.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Одним из важных проявлений переориентации общественного сознания, вызванной завершением холодной войны, концом «биполярной модели» и утверждением капитализма в качестве «безальтернативной» политико-экономической реальности, стало продвижение «цивилизационной» проблематики к центру широких общественных дебатов. Предметно-тематическая и институциональная экспансия понятия «цивилизация», его внедрение в обсуждение тех тем, которые до того находились за рамками «теории цивилизаций» и его укоренение в словарях тех практик и институтов (прежде всего СМИ, органов политической власти и международных организаций), которые раньше его не акцентировали или не использовали совсем, привела к появлению двух дискурсов о «цивилизациях».
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Основные идеи данного эссе отнюдь не являются открытиями его автора. Можно даже сказать, что часть их «устоялась» в определенных течениях современной общественной мысли. Другие же являются предметом дискуссии. Это обстоятельство, кстати, обусловило избранный метод изложения материала. Он состоит в последовательном и критическом рассмотрении пяти важнейших (по мнению автора) подходов к пониманию насилия в современной этической и политической литературе, позволяющем, как хочется надеяться, найти в них те «рациональные зерна», из которых может «взрасти» содержательно богатая концепция политического насилия, адекватная нашему «постисторическому миру», захваченному чудовищным глобальным смерчем террора-антитеррора.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Как мы можем теоретически обобщенно представить эти наши эмпирические наблюдения реальных исторических явлений гражданского общества? Какая реальность стоит за данным понятием? Ставя этот вопрос, не забудем о правиле «бритвы Оккама», запрещающем «умножать сущности». Если гражданское общество как понятие дает всего лишь описание некоторого набора коллективов людей, функционирующих без (во всяком случае — прямого) руководства со стороны государства, то нужно ли нам такое особое понятие? Разве не покрывается его содержание такими хорошо известными социологическими категориями, как «социальная структура общества»? Или если уж непременно хочется подчеркнуть «самодеятельный» характер таких коллективов, то не воспользоваться ли удобным термином-зонтиком вроде «третичного сектора», который и так в современной литературе стал вытеснять старое понятие гражданского общества.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2005.  № 3. С. 74-123. 
Отношение между либерализмом и Просвещением представляется не только исторически изменчивым — его динамика в большой мере обусловливает трансформацию самих понятий «либерализм» и «Просвещение». Под «трансформацией» я имею в виду не изменение субъективных точек зрения исследователей на окончательно устоявшиеся факты истории, а продолжающуюся в нашей сегодняшней практике жизнь неких событий, начавшихся в прошлом. Именно продолжение их жизни нами, в наших конфликтах, победах и поражениях, трансформирует их реальное значение, и объяснение такой трансформации приходится искать в логике исторической практики, а не на уровне случайностей «точек зрения», произвольно переписывающих историю.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2007.  № 1. С. 103-137. 
Мою задачу я и вижу в том, чтобы, во-первых, выявить идеологические и методологические сходства в позициях российских авторов, пишущих о нациях и национализме, во-вторых, раскрыть то, как они отражаются содержательно. Во второй части заметок я позволю себе сделать отдельные содержательные выводы в отношении понятий нации и национализма, которые, на мой взгляд, напрашиваются из изложенной в первой части критики.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2008.  № 5. С. 122-143. 
Развернувшаяся в отечественных философских кругах дискуссия об эссе Канта «О мнимом праве лгать из человеколюбия» представляется мне чрезвычайно полезной. Помимо интереса с точки зрения собственно кантоведения она примечательна острой постановкой ключевых вопросов теоретической этики, а также тех проблем ее взаимодействия с социально-политическим знанием, которые по сути определяют развитие таких перспективных направлений этической мысли, как «общественная мораль» и «прикладная этика».
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2008.  № 6. С. 3-47. 
Цель данного эссе — способствовать прояснению предмета понятия «революция». Это возможно только в контексте полемики, в котором это понятие существует. Я попытаюсь обосновать изложенные в предварительных замечаниях тезисы, затрагивая следующие темы: «многозначность понятия революции», «революция и Современность (modernity)», «онтология непредсказуемости революций», «революция как политическое событие». Итогом работы, хотя скорее политическим, чем теоретическим, можно считать заключительную часть параграфа о «революции как событии».
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 26-01-2010
Лолита Макеева Логос. 2009.  № 2. С. 24-36. 
Конечно, если ход наших рассуждений правилен, то мы показали лишь то, что тезис о недоопределенности теорий эмпирическими данными не может служить аргументом против научного реализма, но отнюдь не обосновали сам научный реализм. Однако вопрос в том, будет ли научный реализм нуждаться в обосновании после того, как поводы для сомнений в нем будут устранены.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 26-01-2010
Лолита Макеева Логос. 2006.  № 6. С. 3-20. 
В XX веке на смену построения метафизических систем, претендующих на раскрытие глубинной структуры бытия или реальности, пришло осознание того, что философия с помощью доступных ей средств концептуального анализа может давать нам не непосредственное описание реальности как таковой, а описание того, как мы мыслим о реальности или как воспринимаем ее. Этот сдвиг в понимании природы и задач философского исследования в значительной мере затронул и аналитическую философию. Однако в ней в силу происшедшего «лингвистического поворота» был совершен еще один шаг в наметившемся направлении: был сделан вывод о том, что поскольку мышление можно анализировать только через «призму» языка, который служит средством его выражения, основу философского познания, и прежде всего познания, направленного на выявление «строения» и «содержимого» реальности, составляет философия языка, описывающая способы обозначения, свойственные различным видам лингвистических выражений.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Александр Кырлежев Неприкосновенный запас. 2002.  № 2.
Под "русской религиозной философией" обычно понимается особое направление в истории русской интеллектуальной культуры XIX-XX веков, для которого характерно более или менее свободное философствование на религиозные темы (в русле христианства вообще и православия в частности). Топология "русской религиозной философии" - между европейской философской традицией, с одной стороны, и традицией церковно-богословской, с другой. Это и определяет ее специфику, понять которую невозможно, не пытаясь установить соотношение этой "религиозной философии" с обоими ее "соседями".
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Алексей Козырев Неприкосновенный запас. 2002.  № 2.
Вопрос о границах того, что мы называем "историей русской философии" (а для меня возможность национальной философии не представляется чем-то криминальным или узко-националистическим, ведь говорим же мы без смущения о немецкой классике или французском просвещении), остается непроясненным. Топология русской философии - ее "верх и низ", "право и лево", "восток и запад" - есть необходимые ориентиры, без которых мы будем иметь аморфный, вечно текущий, незавершенный процесс.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Игорь Алексеев Неприкосновенный запас. 2001.  № 3.
Роль ислама в истории России как государства и общества, в исторической судьбе русского народа гораздо более значительна, чем это может показаться на первый взгляд, и, во всяком случае, больше, чем это всегда официально признавалось. Речь идет не только о том, что многовековое соседство с мусульманскими народами заставляло русских принимать во внимание их социально-культурное и духовно-религиозное бытие. Сам характер формирования российской субцивилизации, русской "модели мира" неизбежно должен был поставить вопрос глобального выбора, невозможный без обращения к исламу как факту духовной культуры человечества.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Артемий Владимирович Магун Неприкосновенный запас. 2008.  № 1.
Новые республиканцы совершенно справедливо ставят проблему: отношения власти (над людьми) и собственности (на вещи и пространства), сложившиеся сегодня в мире, пагубны и для глобальной социальной солидарности, и для самого мира (Земли, по крайней мере). Пересмотр этих отношений, обобществление собственности и частичное изъятие ее из оборота, выработка у человека нового, спокойного отношения к радикально иному - это центральные задачи современной политики, образования и искусства.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Ирина Арзамасцева Неприкосновенный запас. 2008.  № 2.
Есть ли в отечественной детской и подростковой литературе книги, подобные недавно переведенному и изданному у нас роману норвежского писателя Юстейна Гордера «Мир Софии», в котором изложен краткий курс истории философии для юного читателя? На первый взгляд может показаться, что русской литературе нечего предложить юному любомудру, что она по-прежнему пересказывает сказки для юного волшебника да готовит уроки с «ботаниками» и будущими топ-менеджерами.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Юрий Зарецкий Неприкосновенный запас. 2008.  № 3.
В этой статье пойдет речь о трех понятиях, вынесенных в ее заглавие: истории, памяти, национальной идентичности.Точнее, об изменениях значений этих понятий в последние десятилетия и о различных связях между этими значениями. Ее цель -- достаточно безрассудная -- состоит в том, чтобы попытаться кратко очертить некие общие рамки возможного осмысления национальных историй в сегодняшнем социально-гуманитарном знании.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Ирина Наумовна Тартаковская Неприкосновенный запас. 2008.  № 4.
Одним из самих ярких западных интеллектуальных и общественно-политических течений, связанных своими корнями с революционными событиями 1968 года, несомненно, является вторая волна феминизма, развернувшаяся в 1970--1980-е годы. Сегодняшние наиболее распространенные представления о феминизме, от сочувственных до откровенно негативных, обычно связаны с этим периодом его существования -- в общественном сознании именно радикальные, зачастую провокативные идеи и лозунги феминизма 1970--1980-х ассоциируется с феминизмом perse: с женщинами, осмелившимися не только претендовать на «равные права», но и заявить о своем праве на «позитивное различие», автономность, желание играть по своим правилам.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Дмитрий Голынко-Вольфсон Неприкосновенный запас. 2008.  № 6.
На всем протяжении XX века (но особенно в его второй половине, в информационную эру цифрового капитализма) шокирующий образ зомби многократно обыгрывался в киноиндустрии, печатной научной фантастике, комиксах, компьютерных играх, а также в рисованных жанрах аниме и манга. Растиражированный то в зловещем, то в гротескном обличии, зомби становится вызывающим, но всегда встречаемым с нескрываемым интересом элементом поп-культуры. Куда менее известен зомби в амплуа спорного объекта философского анализа, многочисленных культурных исследований, а также специализированных работ в сфере когнитивистики, нейрофизиологии, антропологии, социальной психологии, медицинской этики, этнологии, политической экономии и так далее.
ресурс содержит прикрепленный файл