Эксоцман
на главную поиск contacts
Всего публикаций в данном разделе: 74

Опубликовано на портале: 15-06-2010
Лешек Колаковский Путь. Международный философский журнал. 1993.  С. 165-178. 
Когда мы утверждаем, что ничего нельзя сказать сегодня наверняка, речь идет о скромном человеческом знании (о «моральной достоверности», как сказал бы Декарт), а не о совершенной достоверности, которая находится за пределами человеческого разумения. Ученые теперь говорят нам, что в ходе естественных процессов какие-то незначительные события зачастую провоцируют масштабные катастрофические сдвиги, ведущие к «непредсказуемым» результатам. Чтобы их предвидеть, надо обладать не просто более глубоким знанием о начальных условиях, но фактически абсолютным знанием, доступным, вероятно, лишь для божественного разума.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 11-06-2010
Леонид Иосифович Блехер, Георгий Юрьевич Любарский
Москва: Институт Фонда "Общественное мнение", 2003, cерия "Окна и зеркала", 608 с.
Перед нами - очень необычная по замыслу и жанру книга. Это и - полилог, который ведут между собой все участники самого длинного (более чем двухсотлетнего) спора в истории русской общественной мысли России, спора западников и почвенников, от Чааадева и Киреевского до Федотова и Померанца, Клямкина и Чесноковой.
Это - и аналитическое исследование, показывающее, как этот спор перестает быть чисто русским явлением и становится большой частью проблемы глобализации мира, феноменом вхождения в новою историческую эпоху, в Новое Средневековье.
Опыта столь глобального, всеземного Средневековья у человечества еще нет, но может оказаться, что в преодолении новых кризисов нам помогут ответы, которые еще два века назад давали в московских и петербургских гостиных первые западники и славянофилы.
Открытость цитат и точек зрения, из которых авторы строят свои выводы, делают эту книгу лабораторией мысли, интересной не только для ученых-профессионалов своим анализом и огромным справочным аппаратом, но и для студентов и аспирантов, специализирующихся в политологии, социологии, философии, культурологии, истории.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 08-06-2010
Михай Вайда Путь. Международный философский журнал. 1992.  № 1 (2). С. 254-258. 
Элита общества — это группа людей, стоящая на верхней сту­пени иерархии, способная создавать образцы потребностей и пове­дения. Как писал Иштван Бибо в своем очерке «Элита и социаль­ная чувствительность» (1942), «основная роль элиты — давать об­разцы, примеры того, как жить, как нравственно вести себя в че­ловеческих ситуациях, как углублять, возвышать и обогащать человеческие потребности, т.е. творить культуру» (Istvan Bibo. Selected works, v. I, p. 226).
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 08-06-2010
В.В. Налимов Путь. Международный философский журнал. 1992.  № 1 (2). С. 242-231. 
Публикуемый ниже материал представляет собой фрагмент книги воспоми­наний, над которой работает известный ученый и философ Василий Васильевич Налимов, со­здатель «вероятностной» модели сознания, автор книг «Вероятностная модель языка» (М., 1979), «Спонтанность сознания» (М., 1989) и других работ.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 08-06-2010
А. Мигранян Путь. Международный философский журнал. 1992.  № 1 (2). С. 234-241. 
Летом 1989 г. в журнале «National Interest» была опуб­ликована статья американского поли­толога, профессора Френсиса Фукуямы «Конец истории» (с ее русским перево­дом читатель смог познакомиться в журнале «Вопросы философий», 1990, № 3). «Концам истории» Ф.Фукуяма назвал современную историческую си­туацию, которая, с его точки зрения, характеризуется завершением идеоло­гической эволюции человечества и побе­дой западной либеральной демократии как универсальной и окончательной формы правления. Статья стала сен­сацией, повлекла за собой множество откликов и стимулировала обсуждение проблем демократии, либерализма, пер­спектив развития человечества в пост-историческую», по выражению Фукуямы, эпоху. Вниманию чита­телей предлагается беседа Ф.Фукуямы и А.Миграняна, автора известной концепции «ав­торитарного» перехода от тоталита­ризма к демократии в нашей стране.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 08-06-2010
Юрий Викторович Чайковский Путь. Международный философский журнал. 1992.  № 1 (2). С. 62-108. 
Главная мысль, защищаемая далее, — что для спасения нашего мира из почти безнадежного кризиса нужна новая наука и что она невозможна без науки о разнообразии — диатропики. Сейчас, когда такая наука начала приобретать зримые формы, при­шло время спросить: что такое биологическое разнообразие в эколо­гическом плане, какова его роль в становлении и сохранении экоси­стем, как оно эволюционирует, насколько нужно и можно его сохра­нять или изменять? Эти вопросы плохо разработаны и вместо со­хранения разнообразия мы видим обычно бессистемные попытки сохранять отдельные виды и отдельные местообитания. Поскольку все сохранить явно невозможно, остается неясным, насколько такие разрозненные попытки могут помочь спасению биосферы.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 07-06-2010
Эрнест Геллнер Путь. Международный философский журнал. 1992.  № 1. С. 9-61. 
Это теоретический очерк. Его цель — предложить общее, принципиальное объяснение тех масштабных сдвигов, которые произошли в жизни общества в XIX и XX столетиях в связи с появлением национализма.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 07-06-2010
Анатолий Яковлев Путь. Международный философский журнал. 1992.  № 1. С. 3-8. 
Когда действительность, социальная и повседневная, не остав­ляет человеку никакой надежды на обретение опоры, когда вещи, люди и символы теряют определенность, становятся зыбкими и как бы неподлинными, - именно тогда мышление обращается к иным мерам, а время обретает иной масштаб: теперь значимы нe дни и недели, не месяцы и годы, и даже не десятилетия; человеческое я стремится найти прибежище, избавляясь от погруженности в дей­ствительность, мысля более универсальными категориями. Это не означает, что путь всегда определен обстоятельствами. История да­ет примеры — пусть не столь многочисленные — полностью само­стоятельного движения к иному видению времени и человеческого я.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 28-05-2010
Адам Пшеворский Путь. Международный философский журнал. 1993.  № 3. С. 3-56. 
Стратегическая проблема переходного периода — прийти к демократии, не допустив, чтобы тебя убили те, у кого в руках оружие, или уморили голодом те, кто контролирует производственные ресурсы. Уже из самой этой формулировки следует, что путь, ведущий к демократии, тернист. А конечный результат зависит от пути. В большинстве стран, где была установлена демократия, она оказалась непрочной. В некоторых из них переход вообще заклинило.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 21-05-2010
Октавио Пас Путь. Международный философский журнал. 1993.  № 4. С. 228-240. 

ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 21-05-2010
Чеслав Милош Путь. Международный философский журнал. 1993.  № 4. С. 211-227. 

ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 21-05-2010
Шломо Авинери Путь. Международный философский журнал. 1993.  № 4. С. 202-210. 

ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 19-05-2010
Зинаида Александровна Сокулер Вестник еврейского университета. 2002.  № 7(25). С. 141-160. 
Существуют различные представления о том, что есть еврей­ская философия, но все они так или иначе определяют ее через две составляющие, одной из которых является обращение к еврейской традиции как отправному пункту размышлений или источнику вдохновения, а другой — следование собственно фило­софской традиции. Такое определение, впрочем, оставляет доста­точно простора для различных истолкований, ибо само обраще­ние к традиции может быть разным. Поэтому реально понимание еврейской философии доопределяется простым перечислением мыслителей, которых в той или иной степени принято считать представителями еврейской философии. Это оставляет большую свободу истолкования критериев, согласно которым именно те, а не иные мыслители считаются еврейскими философами, и вызы­вает подчас желание так или иначе дополнить их список.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 19-05-2010
Алексей Михайлович Руткевич
Москва: Изд-во РУДН, 2006, 180 с.
В монографии рассматриваются учения ведущих европейских кон­сервативных мыслителей. Наряду с философскими и социологическими концепциями, в книге анализируются политические доктрины и движе­ния первой половины XX века: «консервативная революция» в Веймар­ской Германии, «Французское действие» Ш. Морраса, послевоенный ли­беральный консерватизм Л. Штрауса, оказавшего заметное влияние на современный американский неоконсерватизм. Для студентов и аспирантов гуманитарных специальностей, фило­софов, политологов, социологов.
ресурс содержит графическое изображение (иллюстрацию) ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 14-04-2010
Константин Семёнович Пигров
Санкт-Петербург: Санкт-Петербургское философское общество, 2003, 11-15 с.
Наша задача состоит в том, чтобы продемонстрировать внутренний отрицательный характер инноваций, что позволит объяснить — почему инновации находятся в таких сложных, противоречивых отношениях с социальным институтом образования.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 30-03-2010
Илья Инишев Топос. 2007.  № 3. С. 144-152. 
Хоннет предпринимает попытку переосмысления и актуализации критического (и, стало быть, диагностического) потенциала понятия «овеществления», которое в первой трети прошлого века служило «лейтмотивом социальной и культурной критики в немецкоязычном пространстве». В отличие от Георга Лукача, впервые разработавшего критический потенциал этого «ключевого понятия» в сборнике статей «История и классовое сознание» (1925), в своей социально-теоретической концепции Хоннет стремится к совмещению двух перспектив: дескриптивной и нормативной. С точки зрения Хоннета «овеществляющее поведение» оказывается ложным или проблематичным не потому, что оно «противоречит онтологическим предпосылкам нашего повседневного действия, а потому, что оно нарушает моральные принципы».
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 11-03-2010
Зинаида Александровна Сокулер
Москва: Институт философии, 1998, 174-182 с.
Философия и методология науки являются признанной и престижной областью философских исследований, за которой стоит достаточно большая традиция. Философская рефлексия над методологическими основаниями гуманитарного знания более молода и не имеет за собой такой сложившейся традиции, как философия и методология физико-математического знания. Поэтому подчас первая демонстрирует некоторую наивность по сравнению с последней, и это указывает на настоятельную необходимость развивать методологию гуманитарного познания.

Большой вклад в эту методологию внес известный французский философ и культуролог Мишель Фуко. Вся его деятельность была направлена на показ того, что та реальность, в которой мы живем, включая людей со всем тем, что в них, как кажется, задано самой природой, вовсе не является само собой разумеющейся, очевидной, и существующей от природы и от века. Фуко принадлежат работы по истории тюрьмы, клиники, психиатрической лечебницы, а также отношения к сексу и регулирующих его норм. В этих работах он показывает, что данные учреждения и нормы, кажущиеся современному человеку извечными и совершенно естественными, формировались при определенных социальных отношениях и в определенных структурах распределения власти. А то, что они представляются извечными и естественными, влияет и на то, каким образом человек представляет самого себя как естественную данность. В центре внимания Фуко всегда лежали процессы, в которых человек конституирует себя как объект познания и одновременно как субъект этого познания.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 11-03-2010
Зинаида Александровна Сокулер
Спб.: Изд-во Русского Христианского Гуманитарного института, 2001, 240 с.
Настоящая работа является попыткой обоснования следующего тезиса: наука развивается не имманентно, а под влиянием определенных социальных обстоятельств, которые накладывают свой отпечаток на ее важнейшие методологические характеристики. Эти социальные обстоятельства наука не продуцирует сама, но по большей части оказывается в них, как река в определенном ландшафте. Наука XIX—XX вв., в самом деле, оградила себя демаркационной линией, установила специфические методологические нормы и стандарты, изгнала все «внешние» факторы — но под влиянием определенных социальных условий. Более конкретно, речь пойдет о структурах отношений власти, в которых существует научное познание, и об их возможном влиянии на методологические нормативы научного познания.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 10-03-2010
Альмира Рифовна Усманова
Вопрос о том, чем была и  во что превратилась сегодня «приватность» (как антитеза публичности), является слишком глобальным и не может быть решен в рамках одной отдельной статьи,  более того,   подобное исследование требовало бы и социологического анализа, и исторической реконструкции,  однако я попытаюсь соотнести и проблематизировать   контексты обсуждений этой проблемы, которые происходят, как правило, на разных  и   весьма удаленных друг от друга «площадках» -  я имею в виду социально-философские теории приватного и публичного, исследования советской культуры и, наконец, дискуссии о социальных эффектах развития дигитальных технологий и новых медиа.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 10-03-2010
Альмира Рифовна Усманова
Минск: ЕГУ Пресс, 2007, 105-139 с.
Центральной проблемой данного текста является та эпистемологическая конструкция, те способы интерпретации,  тот концептуальный язык, которые применяются сегодня  для анализа процессов, происходивших в Восточной Европе в последние пятнадцать лет – в соответствии с которыми  оформляется, легитимируется  и воспроизводится различие между «мы» и «они» (в данном случае, между Восточной и Западной Европой,  а также между теми, кто уже стал членом Евросоюза и теми, кто не сможет на это претендовать и в будущем). Понятие «границы» в этой связи приобретает особое значение, причем, с одной стороны, речь пойдет о вполне осязаемых, материальных границах, пришедших на смену непроницаемому «железному занавесу», а с другой – о дискурсивных границах, невидимость которых обусловлена тем, что чаще всего они не осознаются, от чего их эффективность только возрастает (их действие можно сравнить с пресловутым «стеклянным потолком»). Те ограничения и последствия, которые налагаются дискурсами, наиболее рельефно проявляются в «политиках имени» - в тех способах, которыми обозначаются территории и процессы, на этих территориях протекающие.
ресурс содержит прикрепленный файл