Эксоцман
на главную поиск contacts
Всего публикаций в данном разделе: 194

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Цель данной работы двояка. С одной стороны, мы попытаемся выявить парадоксальность понятия «ненасильственной политики» на уровне теории. Для этого мы обратимся к той ее версии, которая за последнее без малого столетие получила наиболее интенсивную политико-философскую и этическую проработку. Это — учение о ненасильственном сопротивлении Махатмы Ганди. Таковы сюжеты и задачи первой части статьи. С другой стороны, сквозь призму теории ненасилия мы попытаемся всмотреться в то явление событий 1989 – 1991 годов, которое их доминирующая интерпретация полагает ключевым и определяющим их ненасильственный характер. Пусть на теоретическом уровне рассмотрения «ненасильственной политики» «круглостольная» модель «смены режимов» выступит чем-то вроде веберовского «идеального типа». Она предстанет не описанием сущности явлений, не общим знаменателем их многообразия и даже не «изображением действительности», а сконструированной познавательным интересом «утопией», которая получена посредством мысленного усиления определенных элементов действительности. Но и при этом уточнении остается вопрос, были ли в событиях 1989 – 1991 годов те «ненасильственные элементы действительности», которые отвечали бы понятию ненасилия и «усиление» которых создавало бы обладающий эвристическим потенциалом идеальный тип «ненасильственной договорной политики»? Об этом пойдет речь во второй части статьи.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Одним из важных проявлений переориентации общественного сознания, вызванной завершением холодной войны, концом «биполярной модели» и утверждением капитализма в качестве «безальтернативной» политико-экономической реальности, стало продвижение «цивилизационной» проблематики к центру широких общественных дебатов. Предметно-тематическая и институциональная экспансия понятия «цивилизация», его внедрение в обсуждение тех тем, которые до того находились за рамками «теории цивилизаций» и его укоренение в словарях тех практик и институтов (прежде всего СМИ, органов политической власти и международных организаций), которые раньше его не акцентировали или не использовали совсем, привела к появлению двух дискурсов о «цивилизациях».
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Основные идеи данного эссе отнюдь не являются открытиями его автора. Можно даже сказать, что часть их «устоялась» в определенных течениях современной общественной мысли. Другие же являются предметом дискуссии. Это обстоятельство, кстати, обусловило избранный метод изложения материала. Он состоит в последовательном и критическом рассмотрении пяти важнейших (по мнению автора) подходов к пониманию насилия в современной этической и политической литературе, позволяющем, как хочется надеяться, найти в них те «рациональные зерна», из которых может «взрасти» содержательно богатая концепция политического насилия, адекватная нашему «постисторическому миру», захваченному чудовищным глобальным смерчем террора-антитеррора.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 04-02-2010
Борис Гурьевич Капустин
Москва: Издательский дом «Территория будущего», 2010
Как мы можем теоретически обобщенно представить эти наши эмпирические наблюдения реальных исторических явлений гражданского общества? Какая реальность стоит за данным понятием? Ставя этот вопрос, не забудем о правиле «бритвы Оккама», запрещающем «умножать сущности». Если гражданское общество как понятие дает всего лишь описание некоторого набора коллективов людей, функционирующих без (во всяком случае — прямого) руководства со стороны государства, то нужно ли нам такое особое понятие? Разве не покрывается его содержание такими хорошо известными социологическими категориями, как «социальная структура общества»? Или если уж непременно хочется подчеркнуть «самодеятельный» характер таких коллективов, то не воспользоваться ли удобным термином-зонтиком вроде «третичного сектора», который и так в современной литературе стал вытеснять старое понятие гражданского общества.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2005.  № 3. С. 74-123. 
Отношение между либерализмом и Просвещением представляется не только исторически изменчивым — его динамика в большой мере обусловливает трансформацию самих понятий «либерализм» и «Просвещение». Под «трансформацией» я имею в виду не изменение субъективных точек зрения исследователей на окончательно устоявшиеся факты истории, а продолжающуюся в нашей сегодняшней практике жизнь неких событий, начавшихся в прошлом. Именно продолжение их жизни нами, в наших конфликтах, победах и поражениях, трансформирует их реальное значение, и объяснение такой трансформации приходится искать в логике исторической практики, а не на уровне случайностей «точек зрения», произвольно переписывающих историю.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2007.  № 1. С. 103-137. 
Мою задачу я и вижу в том, чтобы, во-первых, выявить идеологические и методологические сходства в позициях российских авторов, пишущих о нациях и национализме, во-вторых, раскрыть то, как они отражаются содержательно. Во второй части заметок я позволю себе сделать отдельные содержательные выводы в отношении понятий нации и национализма, которые, на мой взгляд, напрашиваются из изложенной в первой части критики.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 03-02-2010
Борис Гурьевич Капустин Логос. 2008.  № 6. С. 3-47. 
Цель данного эссе — способствовать прояснению предмета понятия «революция». Это возможно только в контексте полемики, в котором это понятие существует. Я попытаюсь обосновать изложенные в предварительных замечаниях тезисы, затрагивая следующие темы: «многозначность понятия революции», «революция и Современность (modernity)», «онтология непредсказуемости революций», «революция как политическое событие». Итогом работы, хотя скорее политическим, чем теоретическим, можно считать заключительную часть параграфа о «революции как событии».
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Юрий Зарецкий Неприкосновенный запас. 2008.  № 3.
В этой статье пойдет речь о трех понятиях, вынесенных в ее заглавие: истории, памяти, национальной идентичности.Точнее, об изменениях значений этих понятий в последние десятилетия и о различных связях между этими значениями. Ее цель -- достаточно безрассудная -- состоит в том, чтобы попытаться кратко очертить некие общие рамки возможного осмысления национальных историй в сегодняшнем социально-гуманитарном знании.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Ирина Наумовна Тартаковская Неприкосновенный запас. 2008.  № 4.
Одним из самих ярких западных интеллектуальных и общественно-политических течений, связанных своими корнями с революционными событиями 1968 года, несомненно, является вторая волна феминизма, развернувшаяся в 1970--1980-е годы. Сегодняшние наиболее распространенные представления о феминизме, от сочувственных до откровенно негативных, обычно связаны с этим периодом его существования -- в общественном сознании именно радикальные, зачастую провокативные идеи и лозунги феминизма 1970--1980-х ассоциируется с феминизмом perse: с женщинами, осмелившимися не только претендовать на «равные права», но и заявить о своем праве на «позитивное различие», автономность, желание играть по своим правилам.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Дмитрий Голынко-Вольфсон Неприкосновенный запас. 2008.  № 6.
На всем протяжении XX века (но особенно в его второй половине, в информационную эру цифрового капитализма) шокирующий образ зомби многократно обыгрывался в киноиндустрии, печатной научной фантастике, комиксах, компьютерных играх, а также в рисованных жанрах аниме и манга. Растиражированный то в зловещем, то в гротескном обличии, зомби становится вызывающим, но всегда встречаемым с нескрываемым интересом элементом поп-культуры. Куда менее известен зомби в амплуа спорного объекта философского анализа, многочисленных культурных исследований, а также специализированных работ в сфере когнитивистики, нейрофизиологии, антропологии, социальной психологии, медицинской этики, этнологии, политической экономии и так далее.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Розалия Семеновна Черепанова Неприкосновенный запас. 2009.  № 1.
В отечественной историографии Чаадаев всегда выступал знаковым персонажем, олицетворяющим специфику эпохи - ее абсурдность, косность, унылость. Чаадаевский миф состоял, собственно, из нескольких сюжетных поворотов, актуализируемых в зависимости от ситуации.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Олег Вячеславович Рябов Неприкосновенный запас. 2009.  № 1.
«Медвежья паранойя» - так охарактеризовала освещение российско-грузинского конфликта в западных СМИ английская «The Independent»[1]. Действительно, «русский медведь» стал чрезвычайно востребованным персонажем в информационном дискурсе. В России «медвежья» метафора использовалась по преимуществу в ироническом смысле: чтобы показать стереотипность оценки кавказских событий зарубежными медиа. «Русский медведь» был воспринят в качестве затертого штампа, который является частью пропагандистской войны против России.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
Дмитрий Горин Неприкосновенный запас. 2009.  № 1.
Идеологическое мышление является продуктом секуляризации культуры в Новое время и призвано предложить адекватный культуре модерна способ снятия напряженности между социальной реальностью и идеалом. Сама возможность идеологического описания общества задается способностью идеологии размыкать социальную реальность и создавать внешний по отношению к этой реальности идеальный топос, откуда наблюдатель имеет возможность увидеть социальную целостность как бы со стороны.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-01-2010
А.С. Макарычев Неприкосновенный запас. 2009.  № 3.
Настоящая статья написана с ощущением того, что многие традиционные для политической науки подходы исчерпали свой эвристический потенциал применительно к изучению вопросов региональной политики в России. Можно ли посмотреть на российский федерализм сквозь призму относительно новых (как для Европы, так и, тем более, для нашей страны) теорий, связанных преимущественно с постструктуралистскими критическими подходами? Как нам кажется, на этот вопрос можно ответить утвердительно.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 20-01-2010
Руслан Заурбекович Хестанов Логос. 1999.  № 4. С. 35-47. 
В данной статье будет предпринята попытка рассмотреть некоторые общие риторические модели, на основе которых русское националистическое, почвенническое направление XIX века разворачивало свои интерпретативные практики. При этом будет показано, что инструментами убеждения могли служить не только концептуальные и метафорические составляющие их языка, но и определенным образом организованная композиция текста — повествовательная структура. Дабы выявить вариативные риторические возможности почвенников, мы выбрали один объект их интерпретативных упражнений — А. И. Герцена. Oн будет играть своего рода роль черной дыры, о контурах которой можно только догадываться судя по расположению гравитационных полей вокруг так называемого “горизонта события”.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 20-01-2010
Руслан Заурбекович Хестанов Логос. 1999.  № 2. С. 111-121. 
Существует определенная тенденция противопоставления двух фундаментальных для европейской культуры желаний: романтического желания свободы и просвещенческого желания принадлежности. Нередко оба желания рассматривались как деструктивные друг для друга. Вместе с тем, не прекращались попытки найти некоторое рефлективное равновесие между этими желаниями на дискурсивном уроне. Эти попытки показали, что вряд ли можно вести речь о возможности установления окончательного баланса между двумя желаниями. Всякий компромисс между ними на дискурсивном уровне представлял собой достаточно ограниченную модель, возникшую в ответ на определенный исторический контекст. Дискурсивный компромисс между этими желаниями непрерывно пересматривался в зависимости от исторических требований момента, что ставило под вопрос осуществимость теоретического поиска смысла свободы и смысла принадлежности. По всей видимости, за ними следует сохранить статус желаний, а потому смириться с их неизбежной проективностью.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 15-01-2010
Наталия Михайловна Гарнцева Вопросы философии. 2009.  № 5. С. 93-105. 
В современной западной философии сознания за последние десятилетия дуализм постепенно набирал силу и теперь приобрел статус довольно респектабельного подхода к проблеме сознания. Этому подходу удалось достичь широкого признания не только благодаря стараниям его пропагандистов, но и благодаря успехам, достигнутым в длительном противоборстве с материалистическими теориями сознания. Для того, чтобы показать слабость основополагающих установок данных теорий, их критики потратили немало сил на разработку и обоснование аргументов, призванных убедить в нефизической природе сознания. Долгое время данные аргументы рассматривались лишь как вызовы, брошенные материализму (физикализму), а не как возможный базис для построения дуалистической теории сознания. Однако положение дел коренным образом изменилось с появлением книги «Сознающий ум» (1996), автор которой – австралийский философ Дэвид Чалмерс – открыто признал себя дуалистом свойств и разработал собственный проект теории сознания, исключающий редукцию сознания к мозгу.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 15-01-2010
Дмитрий Александрович Узланер
Швейцарский психолог Карл Густав Юнг (1875—1961) внес неоценимый вклад в развитие современного религиоведения, особенно в становление таких его дисциплин, как психология религии и сравнительное религиоведение. Однако далеко не все аспекты его творчества получили достойное освещение в исследовательской литературе. Один из таких аспектов — эволюция взглядов Юнга на христианство — рассматривается в данной статье. В ходе исследования мы попытаемся выявить внутреннюю логику этой эволюции, а также попробуем связать ее с некоторыми внешними факторами, оказавшими на нее, с нашей точки зрения, очень сильное воздействие. Одновременно в статье затрагивается еще одна проблема, не удостоившаяся пока должного рассмотрения в отечественной литературе: отношение Юнга к национал-социализму. В процессе исследования мы продемонстрируем, что обе заявленные темы находятся в гораздо более тесной связи, чем это можно предположить на первый взгляд.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 15-01-2010
Олег Васильевич Кильдюшов Логос. 2006.  № 2. С. 141-148. 
В соответствии с этим старый «русский вопрос», вновь ставший столь Перед данными размышлениями поставлена не просто двойная, но и методически двойственная задача: 1) проблематизировать использование топоса «национализм» в российских общественно-политических дебатах последнего времени, особенно на фоне ряда громких происшествий, ставших «событиями» для либеральной общественности (т.е. здесь не рассматриваются теоретические достижения «профессиональных националистов», «патриотов» и т. д.); 2) спровоцировать квалифицированную дискуссию, в ходе которой участники пытаются не «победить» оппонента посредством публицистических или риторических приемов типа обличения его морального облика, а скорее стремятся прояснить довольно запутанную семантическую ситуацию вокруг современного русского национализма с целью коррекции сложившейся дискурсивной практики.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 15-01-2010
Олег Васильевич Кильдюшов Логос. 2007.  № 1.
Политический (националист) Вебер безнадежно уступает в популярности таким мощным конкурентам как его собственный тезис о протестантизме как этико-культурной родине капитализма, его знаменитая типология легитимного господства или не менее знаменитый постулат о свободе от ценностных суждений. Т. е. вряд ли можно говорить об активной рецепции или успешном освоении трудов Макса Вебера, посвященным политической и тем более национальной проблематике. А напрасно: ведь политические тексты Вебера, — включая публицистические интервенции в текущую политику, — несмотря на всю их жанровую гетерогенность, были написаны, по словам Марианны Вебер, «кровью из сердца страстного немца», для которого «величие его нации, особенность ее сущности и задачи представляли несомненную ценность каждый день его жизни».
ресурс содержит прикрепленный файл