Эксоцман
на главную поиск contacts


Не обсудить ли нам и проблему эвтаназии?

Ю.В.Латов

Наша дискуссия о трансплантологии выходит на более общие проблемы так называемой биоэтики. Еще одной «острой» проблемой, связанной с регулированием права человека на свою жизнь, является эвтаназия – медицинские услуги по оказанию помощи тому, кто хочет добровольно уйти из жизни.

Как и торговля органами для трансплантации, эвтаназия подвергается резкой критике. Однако у нее немало защитников. В некоторых странах (в Швейцарии, например) эвтаназия уже легализована. В СМИ недавно прошла информация, что «в России готовится законопроект о легализации эвтаназии. В случае его принятия неизлечимых больных по их просьбе (или просьбе их родственников) будут лишать жизни. Одним из инициаторов проекта стала председатель Комитета по социальной политике СФ Валентина Петренко. По ее словам, "эвтаназия ни в коем случае не будет носить массовый характер, это должен быть выход для особых больных, которые не имеют шансов на выздоровление, мучаются болями или имеют сильнейшие увечья и которые сами просят о том, чтобы их освободили от страданий" (http://www.estv.ru/news/2917/).

Узнав о нашей Интернет-дискуссии, один из моих коллег прислал мне интересную статью об эвтаназии. Мне кажется, что она достойна обсуждения в нашей дискуссии. Правда, должен сразу подчеркнуть, что лично я не разделяю точку зрения Гельфии Рамильевны Алабердеевой. На мой взгляд, человек должен иметь полное право распоряжаться своей жизнью, поскольку это не наносит ущерба окружающим, и право на эвтаназию вполне входит в это право. Однако точка зрения Г.Р. Алабердеевой, при всей ее полемичности, тоже имеет право на существование. А что по этому поводу думают другие участники нашей дискуссии?


Эвтаназия: социально-правовой аспект

Алабердеева Г. Р.,
аспирант Астраханского
государственного университета

В духовной сфере современного российского общества формируется сомнительная культура смерти. Она выступает не только как определенная совокупность идей, но и как особый тип мышления. Отсюда - чрезвычайный интерес к проблеме эвтаназии, которую со всей ответственностью можно назвать одной из самых спорных и по сей день нерешенных юридических, медицинских, религиозно-этических и социальных проблем современности.

Сторонники эвтаназии сегодня разделяют точку зрения известного отечественного дореволюционного юриста А. Кони. Он считал возможным допустить эвтаназию в медицинскую практику, правда при наличии и строгом соблюдении следующих условий:
1. сознательные и устойчивые просьбы больного;
2. невозможность облегчить страдания больного известными средствами;
3. точная доказанность невозможности спасти жизнь больного и единогласное коллегиальное решение врачей об этом;
4. предварительное уведомление органов прокуратуры (Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине. М., 1990. С.36).

В одном из своих выступлений А. Кони называл типы самоубийств, «понятных с нравственной точки зрения». Он пишет: «Сюда же можно отнести редкие самоубийства, совершаемые в состоянии тяжкой неизлечимой болезни, мучительной для окружающих, ложащейся на них тяжким бременем, истощающим их трудовые и душевные силы. Тут руководящим мотивом является сознательный альтруизм» (Кони А.Ф. Собрание сочинений в 8т. М.: «Юридическая литература».1966. Т.4. Самоубийство в законе и жизни. С.480). Однако, в своей статье «Самоубийство в законе и жизни» А. Кони противоречит себе: «Осуществление желания «уйти» идёт вразрез с естественным чувством самосохранения…» (Там же. С.480).

Проблема эвтаназии вызывает множество споров в российской и зарубежной научной среде и по сей день, поскольку затрагивает такие важные вопросы человечества как «Остаётся ли жизнь главной ценностью для человека?» и «Вправе ли один человек лишать жизни другого?».

Объективные процессы в сфере социального развития, а также своеобразие и противоречивость сложившейся правовой ситуации в современной России вызывают необходимость нового осмысления проблемы эвтаназии. Противоречивые взгляды на эвтаназию с медицинской, морально-этической и социальной точек зрения породили и спорные юридические оценки этого явления. Жизнь священна и неприкосновенна, она дана нам свыше и мы не вправе избавляться от неё, утверждают одни. Жизнь не должна превращаться в мучительное и бессмысленное существование, человек не должен жить, как растение, возражают другие.

Основным и весьма веским аргументом в этой борьбе мнений за право существования выступают правовые запреты и дозволения. Именно теперь, в эпоху грандиозных достижений медицины, эвтаназию, в том числе и относящиеся к эвтаназии деяния по умерщвлению больных без их согласия, необходимо квалифицировать как социально опасное, антигосударственное и преступное деяние. Эвтаназия – это настоящая приближающаяся угроза нашей национальной безопасности.

Когда в действиях индивида или социальной группы происходит противоречие с ценностями и основными нормами поведения, принятыми в обществе, то это общество определяет такие действия как «преступный акт». Питирим Сорокин, известный отечественный социолог, выделил общий признак всего класса преступных актов и преступного поведения в обществе. Этим признаком является «противоречие с поведением и актами, осознаваемыми как «дозволено–должные» в данном обществе (Сорокин П. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали. Вступ. ст., сост. и примеч. В. Сапова. СПб.: Издательство РХГИ, 1999. С. 116). На сегодняшний день эвтаназия в России – преступный акт, в случае совершения которого должно следовать неминуемое наказание. Но в последнее время в средствах массовой информации эвтаназию всё чаще называют «актом милосердия» и даже «медицинским подвигом», ставя ценность жизни под удар.

Сможет ли Россия противостоять интеграции эвтаназии и доказать свою «жизнеспособность»? Известный социолог А. Ахиезер измерял «жизнеспособность общества» степенью, масштабами его способности «преодолевать на соответствующем временном этапе возникающие внутренние и внешние проблемы, противоречия, устранять опасности, отвечать на вызов истории, воспроизводить себя» (Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Т.2. Теория и методология. Словарь. Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1998. С.166). В России ситуация осложняется тем, что в ряде европейских стран устремления по легализации эвтаназии уже получили реализацию. Как известно, среди российских законодателей много поклонников западной модели развития государства. И именно они, как правило, являются сторонниками эвтаназии.

Поддерживая эвтаназию и умерщвление тяжело больных без их согласия, сторонники легализации эвтаназии фактически способствуют внедрению смертной казни в отношении лиц, не запятнавших себя перед обществом и не совершивших ничего антиобщественного и противоправного. И это в то время, когда повсеместно идёт борьба за отмену смертной казни в отношении лиц, совершивших преступления. Тем самым ставится под сомнение вопрос о смысле человеческого существования.

К числу международных правовых актов, регулирующих право на жизнь и тем самым невольно имеющим отношение к эвтаназии, относятся «Всеобщая декларация прав человека» от 10.12.1948, «Международный пакт о гражданских и политических правах» от 16.12.1966, «Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод» от 04.11.1950 и другие нормативные правовые акты. Однако напрямую в нормах международного права вопрос об эвтаназии не урегулирован и по сей день.

Российское законодательство устанавливает прямой запрет на осуществление эвтаназии. Речь идет о статье 45 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» от 22.07.1993 года. Аналогичный запрет содержит и Клятва врача, текст которой утверждён Федеральным законом от 20.12.1999 «О внесении изменения в статью 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан».

В определённых случаях «поддерживаемое врачом самоубийство или проведение эвтаназии может выглядеть с его субъективно-личностных позиций милосердным, однако с объективно-социальных позиций эта деятельность может нанести вред медицинской профессии в частности и обществу в целом, а поэтому не может быть оправдана» (Кашапов Ф.А. Философские основания биоэтики (Электронный ресурс): Диссертация доктора философских наук: 09.01.00. Челябинск: РГБ, 2006. ( Из фондов Российской Государственной Библиотеки)). Закон, обязывая врача бороться с любой болезнью пациента, в том числе терминальной, в то же время предоставил право больному отказаться по собственному усмотрению от медицинской помощи (ст. 33 «Отказ от медицинского вмешательства» «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»). Это предоставило возможность неоднозначного толкования данной нормы как допускающей пассивную эвтаназию. Образовался законодательный пробел, в данном случае в сфере удовлетворения просьбы пациента о пассивной эвтаназии, который, несомненно, скажется на дальнейшем развитии отношений врача и пациента.

Однако отношения, возникающие между медицинским персоналом и пациентом по поводу пассивной эвтаназии, урегулированы в статье 45 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», которая прямо запрещает активную и пассивную эвтаназию: «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несёт уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации» (Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. C. 13). Подобные рассуждения входят в противоречие со ст. 60 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», ст.14 «Этического кодекса российского врача», утвержденного Ассоциацией врачей России в ноябре 1994 г., а также ст.9 «Этического кодекса медицинской сестры России».

По мнению противников эвтаназии, такие противоречия в законах, касающихся права на жизнь, приведут к реализации на практике активной эвтаназии. В нашем обществе несовершенство законов и применение эвтаназии грозит «глубочайшими потрясениями всей нравственно – ценностной реальности:
- жизнь человека не должна зависеть от диагностической и прогностической ошибки врача, решившегося на эвтаназию;
- необходимо сохранить надежду больного на создание новых лекарств и способов лечения» (Сальников В.П., Старовойтова О.Э. Эвтаназия: за и против.// Юридический мир 2005. №3 (99). С. 47).

«Социальное значение медицины,- как отмечает И. Силуянова, - всегда выражалось в борьбе за жизнь человека. В этой борьбе заключается её нравственная сверхзадача. Сопротивление неизбежности смерти всегда вызывало уважение и доверие к врачу. Вопрос ставится так: сохранит ли медицина свои социальные позиции, когда система здравоохранения «породит» институт смертообеспечения?» (Силуянова И.В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 1997. С. 170).

Министерство здравоохранения России исключает возможность введения в медицинскую практику эвтаназии - помощи тяжело больным людям в добровольном и безболезненном уходе из жизни. «В России это исключено. Основанной на глубоких корнях российской культуре это не подходит. И никогда не подойдет», - заявлял заместитель министра здравоохранения, комментируя принятый в Нидерландах закон об эвтаназии (В России эвтаназии не будет. 30.11. 2000. http://www.lenta.ru/russia/2000/11/30/euthanasia/). По его словам, подобный закон не появится в России в ближайшем будущем.

Сегодня в России существует острая необходимость сохранения в сознании людей психологического барьера против убийства. Этическая «аргументация убийства пробивает такую брешь в принципе гуманизма, которая равносильна его отрицанию. Таким образом, декриминализация эвтаназии будет подрывать нравственные устои общества в отношении убийства» (Капинус О.С. Эвтаназия как социально-правовое явление (уголовно-правовые проблемы). Автореферат. М., 2006. С.29. - http://sartraccc.sgap.ru/Disser/kapinus.htm).
Вопрос об эвтаназии в России нельзя считать закрытым ни с точки зрения права, ни с этической и социальной точки зрения. Однако, несмотря на тяжесть объективных обстоятельств, общество, прежде всего в лице научного, медицинского и правового сообщества, должно найти подобающие формы практики и убедительные аргументы, которые помогут более глубокому пониманию эвтаназии в сознании людей. И начинать необходимо именно с правового прояснения этой сложной и важной проблемы.

Литература

1. Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Т.2. Теория и методология. Словарь. Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1998.
2. В России эвтаназии не будет. 30.11. 2000. Версия для печати. [электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.lenta.ru/russia/2000/11/30/euthanasia/
3. Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине.- М.- 1990.
4. Капинус О.С. Эвтаназия как социально-правовое явление (уголовно-правовые проблемы). Автореферат. М., 2006. С.29. [электронный ресурс]. Режим доступа: http://sartraccc.sgap.ru/Disser/kapinus.htm
5. Кашапов Ф. А. Философские основания биоэтики (Электронный ресурс): Диссертация доктора философских наук: 09.01.00.- Челябинск: РГБ, 2006.- ( Из фондов Российской Государственной Библиотеки).
6. Кони А.Ф. Собрание сочинений в 8т. М. «Юридическая литература».1966.-Т.4. Самоубийство в законе и жизни.
7. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33.
8. Сальников В. П., Старовойтова О. Э. Эвтаназия: за и против.// Юридический мир, 2005, №3 (99).
9. Силуянова И. В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 1997.
10.Сорокин П. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали. Вступ. ст., сост. и примеч. В. Сапова. СПб.- Издательство РХГИ.-1999.

 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 6.05.07 Не обсудить ли нам и проблему эвтаназии? (Ю.В.Латов)
  • 26.04.07 Уважаемый Юрий Валерьевич! Мне кажется очень удачным в названии Вашей статьи "дым почти без огня" (И.Б.Назарова)
  •  
      Дискуссия