Эксоцман
на главную поиск contacts

Социальная эффективность как основной показатель деятельности здравоохранения по формированию здоровья молодёжи

М.Ю.Сурмач
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Рассмотрена концепция социальной эффективности здравоохранения как основной категории общественного здоровья и показателя деятельности здравоохранения по охране здоровья.

Предложена медико-социологическая методика оценки социальной  эффективности здравоохранения в сфере охраны репродуктивного здоровья молодёжи, включающая:(1) оценку степени удовлетворённости потребителей медицинской помощью; (2) оценку «качества» рождений; (3) оценку взаимодействия потребителя и производителя медицинских услуг. Для количественной оценки уровня медико-гигиенической грамотности населения предложены следующие показатели: уровень положительной информированности (УПИ) и интегральный показатель медицинской грамотности (ИПГ). В качестве индикаторов уровня социальной эффективности здравоохранения предложены критерии макро- и микросоциальной результативности, рассмотренные на примере сферы охраны  репродуктивного здоровья.

Предлагаемая методика позволяет оценить не только удовлетворённость пациентов, но и выделить объективные модели поведенческого взаимодействия потребителей услуг медицинского назначения со здравоохранением, оценить уровень профилактической и реабилитационной работы здравоохранения на основе сопоставления данных субъективной оценки с объективными данными медицинской документации. Результаты апробации предложенной методики свидетельствуют, во-первых, о возможности её применения для исследования и количественной оценки социальной эффективности здравоохранения (в том числе, для количественной оценки уровня медико-гигиенической грамотности молодёжи в области репродуктивного здоровья), и, во-вторых, о дополнительном положительном обучающе-активизирующем социальном эффекте подобных медико-социологических исследований.



 

Институциональные изменения последних десятилетий явились причиной трансформирования научных взглядов на понятие индивидуального и общественного здоровья от категорий клинических, исходящих из принципа «противоположности нездоровью», к категориям медико-социальным, проистекающим из принципа наивысшей социальной ценности качества жизни, обусловленного биологическим и социальным единством здоровья. Глубинные причины столь радикального перехода, вероятно, кроются в подсознательной сути сопротивления общества тому факту, что количественное превышение нездоровья над здоровьем становится социальной нормой, противоречащей индивидуальной человеческой природе.

Парадигма здравоохранения, длительно базировавшаяся на приоритете медико-экономической эффективности здравоохранения, также вынуждена модифицироваться.  Постепенное осознание расширяющейся социальной роли здравоохранения, а именно его способностей и неиспользуемых резервов влияния на социальные сферы, - причина медленного, но облигатного процесса, ведущего к формированию концепции первичности социальной эффективности здравоохранения. Если ранее социальная эффективность здравоохранения рассматривалась только в качестве следствия медицинской и экономической эффективности, то в настоящее время правомочно утверждать, что она является достаточно обособленным фактором, способным влиять на медицинскую и экономическую эффективность.  Социальная эффективность здравоохранения может выступать в качестве основной категории общественного здоровья, обусловленной успешным институциональным взаимодействием здравоохранения с другими социальными институтами, и прямо пропорциональной социальной приемлемости отрасли.

Современное видение здравоохранения исходит из того, что оно не только способно, но и должно влиять на управляемые социальные сферы. Оценка вклада здравоохранения в формирование здоровья общества достигает 35% объёма определяющих здоровье факторов [11; 35]. Особенно важной представляется роль здравоохранения в отношении формирования репродуктивного здоровья, социальную обусловленность которого подчёркивают результаты исследований последних десятилетий.

В Республике Беларусь последовательно проводится работа по реализации Концепции охраны репродуктивного здоровья, сформулированной в 1994 г. на МКНР [25]. Охрана здоровья матери и ребёнка в Беларуси имеет лучшие результаты в СНГ, отражая высокую медицинскую эффективность отрасли [22; 28]. Реорганизационные мероприятия позволили значительно снизить младенческую и материнскую смертность, способствовали рациональному использованию ресурсов [13]. Тем не менее, состояние репродуктивного здоровья населения Беларуси, и в том числе наиболее важной с позиций демографической безопасности его группы -  молодёжи,  можно охарактеризовать как кризисное. Сохраняются негативные тенденции в динамике показателей соматического и генитального статусов молодёжи [7; 17; 20; 31]. Несмотря на наметившуюся тенденцию изменения поведения населения Беларуси в сторону здорового образа жизни [30], самосохранительные установки молодёжи по отношению к репродуктивному здоровью пока недостаточно сформированы [5; 16; 32; 2 -А; 8 -А]. В последние годы наметились положительные сдвиги в динамике показателей рождаемости, брачности и разводимости [10]; тем не менее, за период времени, прошедший после переписи населения, ожидаемого роста рождаемости пока не наблюдается [36]. Согласно полученным данным [5 -А], среднее планируемое (ожидаемое) молодыми людьми  количество детей в семье составляет 164 – 168 детей на 200 родителей (100 молодых пар). Реализация идеальных установок (224 ребёнка на 200 родителей) позволила бы увеличить рождаемость на 1 ребёнка на каждую молодую пару; однако даже эти цифры значительно ниже демографических критериев эффективного воспроизводства. Прогнозная численность населения Беларуси к  2030 году составит 8 млн. 765 тыс. чел. [29]. Демографические проблемы стали приоритетными в обеспечении национальной безопасности [33]. Особенно быстрые темпы депопуляционных изменений прогнозируются для сельского населения [14]. Положение усугубляют полученные в последние годы тревожные тенденции  роста в разрыве значений показателей младенческой смертности и смертности детей первых пяти лет жизни между городским и сельским населением [3], отчасти связанные с недостатками структурной реорганизации здравоохранения, на практике не способствующей повышению доступности медицинской помощи для населения из сельской глубинки [23].

Таким образом, высокие медицинская и экономическая эффективность здравоохранения в сфере репродуктивного здоровья контрастирует с недостаточной социальной эффективностью, несмотря на то, что ожидаемый социальный эффект должен соответствовать медико-экономическому. Корни данного противоречия кроются в недооценке многоаспектности социальной роли здравоохранения, недостаточном учёте взаимосвязи здравоохранения с деятельностью других социальных институтов. 

Логично утверждать, что повышение социальной эффективности здравоохранения, в том числе в сфере охраны репродуктивного здоровья, может быть достигнуто за счёт обеспечения высокого качества медицинской помощи. В рамках идеологии всеобщего управления качеством (TQM) под качеством медицинских услуг понимается не столько достижение уровня каких-либо их частных характеристик, сколько соответствие  услуг нуждам и ожиданиям потребителей [15]. Следовательно, качество медицинской деятельности невозможно без маркетинга. Фундаментальной функцией руководителя здравоохранения, независимо от формы финансирования отрасли, становится контроль, а важнейшим принципом работы – опора на социальный маркетинг. Медико-социологические исследования качества медицинской деятельности  могут рассматриваться в качестве одного из наиболее эффективных инструментов современных технологий управления [8; 26].

Отсутствие  достаточного медико-социологического контроля, характерное для последних десятилетий, привело к тому, что в настоящее время здравоохранение Беларуси, ориентируясь прежде всего на медицинскую результативность, получает лишь запоздалую информацию от потребителей услуг медицинского назначения в виде негативных показателей соматического и генитального статусов, потери общественного здоровья; при наличии объективной потребности молодёжи в услугах медицинского назначения в области репродукции социальной нормой являются негативные модели взаимодействия со здравоохранением. Исследования  мнения населения об оказании медицинской помощи в Беларуси свидетельствуют о высоком уровне неудовлетворительных оценок   доступности медицинской помощи, её качества и об отрицательной оценке пациентами отношений врач-пациент [1; 1 -А;  6 -А]. Неудовлетворённость населения и  недостаточная информированность об услугах медицинского назначения субъективно (с позиции пациента) снижает доступность медицинской помощи, способствуя возникновению нерационального спроса.

Сложности во взаимоотношениях «врач-пациент» особенно актуальны в отношении молодёжи. Социологи отмечают, что молодёжь – понятие не столько возрастное, сколько социальное [4]. В то же время, по мнению академика РАМН А.В. Решетникова, медицину следует рассматривать в качестве совокупности социальных ролей врачей и больных [27]. Роль врача находится на более высоком уровне относительно роли больного; таким образом формируется неоправданная  управленческая «вертикаль», в которой молодёжь  и особенно подростки  наиболее уязвимы.  Так,  подростки не приходят на приём к гинекологу, работающему в женской консультации, из боязни быть замеченным знакомыми, осужденными медицинскими работниками; практически нет профилактических посещений [12]. Ситуация осложняется тем, что профилактическая работа медицинских учреждений по предупреждению ИППП является вторичной; первичной профилактике не уделяется должного внимания [34]. Обнадёживают первые результаты работы центров службы, «дружественной к подросткам» [19; 21]: позитивно налаживание взаимодействия с учреждениями образования, развитие волонтёрского движения в поддержку здорового образа жизни, выход медицинской информации в Internet, взаимодействие со СМИ. Проблемы в области репродукции являются причинами обращения подростков в центры в более половины случаев [21], однако, среди посетителей менее трети  составляют юноши.

Унифицированные методики оценки социальной эффективности здравоохранения в сфере охраны репродуктивного здоровья, необходимые для разработки и реализации эффективных управленческих решений, отсутствуют. Неоправданное смещение приоритетов в сторону исключительно медицинской и экономической эффективности имеет результатом и недостаточное исследование социального эффекта здравоохранения.

Как известно [2; 9], социальная эффективность отражает результат деятельности здравоохранения по укреплению здоровья населения, измеряемый по  снижению инвалидности, росту продолжительности жизни, повышению рождаемости, и оцениваемый, применительно к репродуктивному здоровью, по методикам оценки стоимости сохранённой жизни и экономического эффекта от снижения частоты абортов [37, с. 846]. Социальная эффективность напрямую связана с качеством медицинского обслуживания [26] и удовлетворением потребностей населения  в услугах медицинского назначения [1] и в общем виде может быть оценена также  как соотношение числа случаев удовлетворённости пациентов медицинской помощью к общему числу оцениваемых случаев. Удовлетворённость пациентов отражает социальную приемлемость здравоохранения и влияет на здоровье населения  [6].

Общим недостатком данных методик является отсутствие объективной оценки качества деятельности здравоохранения: социальный эффект либо чрезмерно «экономизирован», то есть сведён к узкой экономической оценке («меньше абортов – меньше затрат; выше естественный прирост – лучше работает здравоохранение»), либо субъективизирован: оценка основывается на мнении потребителя, экспертные возможности которого ограничены. В то же время, объективное измерение удовлетворённости потребителей, наряду с другими факторами, должно являться определяющим в управлении социальной эффективностью здравоохранения.

Оценивая удовлетворённость пациентов, многие авторы рассматривают отдельные характеристики медицинской помощи. Базовой является классификация характеристик медицинской помощи, предложенная J. Ware и др., включающая 8 измерений: межличностные взаимоотношения врача и пациента, квалификация врача, удобство и своевременность предоставления помощи, стоимость услуг, медицинская результативность, непрерывность, комфортабельность учреждений, обеспеченность персоналом и оборудованием [24].

Очевидно, что измерение удовлетворённости пациентов не может выступать единственным критерием социальной эффективности здравоохранения, так как большинство из измерений, характеризующих медицинскую помощь, связаны с её доступностью, и нередко оказывается, что субъективная оценка низкой доступности, высказываемая потребителями медицинских услуг, обусловлена недостаточной активностью самих пациентов, что особенно актуально в отношении молодёжи. Разграничение сфер - «где заканчивается проблема доступности и начинается сфера самосохранительной активности», - сложная проблема [18].

Предлагаемая и апробированная нами методика оценки социальной эффективности здравоохранения в сфере репродуктивного здоровья основана на сопоставлении и сравнительном анализе данных репрезентативного республиканского социологического опроса молодёжи как специфического потребителя услуг медицинского назначения в области репродукции[1]  и данных санитарно-статистического исследования,  включающего выкопировку и анализ сведений первичной медицинской документации; то есть представляет собой аналитическое исследование объективной и субъективной оценки качества медицинской помощи в сфере охраны репродуктивного здоровья [5-А – 9-А].

В оценку включены следующие аспекты:

Удовлетворённость потребителей медицинской помощью.

Характеристики медицинской помощи мы предлагаем объединить с выделением шести основных аспектов: организационного, коммуникативного, квалификационного, информационного, стоимостного, этического (особенно важными в сфере репродуктивного здоровья  молодёжи, как показывают результаты исследования, являются коммуникативный и этический аспекты).

Оценка удовлетворённости потребителей осуществляется по следующим направлениям: самооценка потребителями удовлетворённости аспектом – оценка недостатков – оценка доступности – теневой и легальный рынок - наличие неудовлетворённых потребностей.

 «Качество» рождений: сопоставление данных медицинской документации и  социологических данных о качестве преконцептивной подготовки пар (охват, комплексность подготовки) и оценка коэффициента запланированности беременностей (как минимум, запланированности рождений).

Поведенческое взаимодействие потребителя и производителя медицинских услуг:

Лечебно-диагностическое: социальный эффект можно считать полным при отсутствии пассивных (бездеятельность) и алогичных типов взаимодействия (самолечение, криминальные варианты);

Профилактическое: востребованность здравоохранения как информационного источника; оценка медицинской грамотности.

Реабилитационное: социальный эффект можно считать полным при сочетании отсутствия пассивного типа взаимодействия со стороны пациентов и выполнения стандартов медицинской помощи со стороны здравоохранения.

Оценка эффективности здравоохранения может быть дополнена медико-социологической информацией, полученной у профессионалов здравоохранения.

Особенно важным в профилактическом компоненте здравоохранения в отношении репродуктивного здоровья мы считаем оценку уровня медицинской грамотности. Для её осуществления мы предлагаем использовать следующие показатели: уровень положительной информированности (УПИ) - относительный коэффициент, характеризующий уровень правильных ответов на  вопросы по отдельным аспектам знаний, и интегральный показатель медицинской грамотности (ИПГ) – относительный коэффициент, характеризующий средний уровень положительной информированности (верных знаний по вопросам репродуктивного здоровья).

Предлагаемая медико-социологическая методика оценки социальной эффективности здравоохранения в сфере репродуктивного здоровья позволяет оценить не только удовлетворённость пациентов, но и выделить объективные модели поведенческого взаимодействия потребителей услуг медицинского назначения со здравоохранением, оценить уровень профилактической и реабилитационной работы здравоохранения на основе сопоставления данных субъективной оценки с объективными данными медицинской документации.

Индикаторами уровня социальной эффективности здравоохранения региона могут являться разработанные нами критерии макро- и микросоциальной результативности (таблица 1), на основании которых должны быть разработаны республиканские стандарты.

 

Таблица 1 – Критерии социальной результативности здравоохранения в сфере охраны репродуктивного здоровья молодёжи

 

Критерии социальной результативности здравоохранения

в сфере охраны репродуктивного здоровья молодёжи

макросоциальные

(на уровне республики и региона)

микросоциальные

(на уровне ОЗ)

Коэффициент изменения показателей рождаемости

1. Эффективность преконцептивной подготовки:

1) Охват молодёжи преконцептивной подготовкой:

Коэффициент полноты преконцептивной подготовки (различий в показателях охвата полной и частичной преконцептивной подготовкой);

Коэффициент качества охвата преконцептивной подготовкой (выборочное экспертное сравнение показателей, рассчитанных по данным первичной медицинской документации и медико-социологическим данным).

2) Повторная выявляемость ИППП во время обследований в связи с беременностью и планируемыми родами, в т.ч.:

а)  Повторная выявляемость ИППП во время беременности

2. Коэффициенты запланированности беременностей и запланированности рождений

3. Динамика репродуктивных установок молодёжи, в т.ч.:

выраженности гендерных различий;

различий в установках на идеальное и ожидаемое количество детей

4. Показатели соматического и генитального статусов молодёжи и новорожденных, рождённых молодыми родителями

5. Частота гестационных осложнений у молодых беременных

6. Распространённость бесплодия среди населения фертильного возраста

7. Удельный вес беременностей, наступивших у юных родителей

8. Динамика частоты искусственных прерываний беременности, в т.ч.:

частоты неуточнённых искусственных прерываний беременности;

частоты искусственных прерываний первой беременности

 

2. Эффективность медико-психологической реабилитации после прерывания беременности:

1) Охват молодых реабилитацией после:

искусственного прерывания беременности,

невынашивания беременности,

прерывания беременности по медико-генетическим показаниям;

2) Коэффициент полноты реабилитации

9. Интегральный показатель медицинской грамотности молодёжи, в т.ч.:

ИПГ подростков

3. Коэффициент удовлетворённости молодёжи как потребителя услуг медицинского назначения, в т.ч.:

-  Удовлетворённость по каждому из шести аспектов: организационный, коммуникативный, этический, стоимостный, квалификационный, информационно-профилактический

-  Интегральный показатель удовлетворённости

10. Коэффициент востребованности здравоохранения в качестве информационного источника по вопросам репродуктивного здоровья

11. Динамика показателей нерегистрируемой болезненности ИППП

4. Подготовленность медицинского персонала, работающего с молодёжью, в области менеджмента в здравоохранении:

По основам коммуникативного процесса (первичная медико-санитарная помощь);

По основам социального маркетинга (руководители здравоохранения).

 

12. Динамика коэффициента обращаемости молодёжи за медицинской помощью в сфере охраны репродуктивного здоровья:

-  процент профилактических посещений;

-   распространённость негативных поведенческих стратегий (пассивная модель, самолечение, «теневые» формы оплаты услуг)

13. Коэффициент различий значений макро-и микросоциальных критериев между городским и сельским населением

 

5. Эффективность кадровой политики:

Укомплектованность персоналом;

Текучесть кадров;

Удовлетворённость работников

 

 

Результаты апробации предложенной методики свидетельствуют, во-первых, о возможности её применения для исследования и количественной оценки социальной эффективности здравоохранения и её аспектов (в том числе для количественной оценки уровня медико-гигиенической грамотности молодёжи в области репродуктивного здоровья), и, во-вторых, о дополнительном положительном обучающе-активизирующем социальном эффекте подобных медико-социологических исследований.

По результатам исследования, социальная эффективность здравоохранения в сфере охраны репродуктивного здоровья является недостаточной. Необходим республиканский комплексный мониторинг репродуктивного здоровья молодёжи, основанный на принципе неразрывности медицинских и социальных данных, и разработка по его результатам мер по повышению социальной эффективности здравоохранения, основным из которых является повышение уровня медико-гигиенической грамотности молодёжи.

 

  1. Антипова, С.И. Изучение мнения населения об оказании медицинской помощи в Беларуси /С.И. Антипова, Е.В. Горячева // Мед. новости. – 2005. - № 2. – С. 54–56.
  2. Вальчук, Э.А. Основы организационно-методической службы и статистического анализа в здравоохранении / Э.А. Вальчук, Н.И. Гулицкая, Ф.П. Царук. – Минск: БЕЛМАПО, 2003. – 381 с.
  3. Гулицкая, Н.И. Медико-демографические проблемы здоровья сельского населения Республики Беларусь / Н.И. Гулицкая, Л.Н. Ломать // Вопр. организации и информатизации здр-я. – 2006. - № 1. – С. 27-32.
  4. Данилов, А.Н. Молодёжь кризисных лет: Иллюзии и новые надежды / А.Н. Данилов. – Минск: ООО «Харвест», 1999. – 320 с.
  5. Динамика состояния репродуктивного здоровья населения Беларуси / З.А. Севковская [и др.] // Беларусь: 10 лет после Каирской международной конференции по народонаселению и развитию: тезисы Респ. науч.-практ. конф., Минск, 27- 29 ноября 2003 г. / ЮНФПА, Мин. труда и соц. защиты РБ. – Минск, 2003. – С.  204-205.
  6. Ефименко, С.А. Социальные аспекты взаимоотношений врача и пациента / С.А. Ефименко // Социология медицины. – 2006. - № 1. – С. 9–14.
  7. Здоровье матери и ребёнка = Mother and Child Health: Информационно-аналитические материалы / Н.С. Богданович [и др.]; под ред. Л.И. Матуш [и др.]. – Минск: ЮНИПАК, 2002. – 96 с.
  8. Изучение здоровья населения на современном этапе развития общества / О.П. Щепин [и др.] // Проблемы соц. гигиены, здр-я и истории мед-ны. – 2005. - № 5. – С. 3–6.
  9. Инструкция по применению методики расчёта эффективности медицинских технологий в здравоохранении: утв. М-вом здравоохранения Респ. Беларусь 31.12.2003. - Минск, 2003. – 23 с.
  10. Калинина, Т.В. О демографической безопасности Республики Беларусь / Т.В. Калинина // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 183–186.
  11. Ключенович, В.И. Общественное здоровье: концептуальные подходы при создании модели управления / В.И. Ключенович // Мед. новости. – 2005. - № 3. – С. 65–70.
  12. Кудина, О.Л. Амбулаторное звено в системе оказания акушерско-гинекологической помощи детям и подросткам / О.Л. Кудина, С.П. Кондрашова // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 107-110.
  13. Лискович, В.А. Научное обоснование организации этапной акушерско-гинекологической помощи (на примере Гродненской области): автореф. …дисс. канд. мед. наук: 14.00.33; 14.00.01 / В.А. Лискович; Бел. гос. мед. ун-т. – Минск., 2003. – 23 с.
  14. Лихачёв, Н.Е. Демографические проблемы современного Белорусского села: социологический анализ / Н.Е. Лихачёв // Беларусь: 10 лет после Каирской международной конференции по народонаселению и развитию: тезисы Респ. науч.-практ. конф., Минск, 27- 29 ноября 2003 г. / ЮНФПА, Мин. труда и соц. защиты РБ. – Минск, 2003. – С. 22–24.
  15. Лукашев, А.М. Реформирование здравоохранения и медико-демографический прогноз / А.М. Лукашев, А.С. Акопян, Ю.В. Шиленко; под ред. Н.Ф. Герасименко. – М.: Изд-во «Оверлей», 2001. – 96 с.
  16. Медицинские последствия парентерального употребления наркотиков в Республике Беларусь / А.В. Козловский [и др.] // Мед. новости. – 2003. - № 5. – С. 41–45.
  17. Можейко, Л.Ф. Медико-социальные аспекты репродуктивного здоровья девочек-подростков / Л.Ф. Можейко, М.В. Буйко // Вопр. организации и информатизации здр-я. – 2005. - № 4. – С. 50–52.
  18. Назарова, И.Б. Доступность системы здравоохранения (медицинской помощи) и самосохранительная активность граждан / И.Б. Назарова // Социология медицины. – 2006. - № 2. – С. 43-53.
  19. Неверо, Е. Г. Организация и развитие в г. Минске службы, дружественной к подросткам / Е. Г. Неверо, Н.М. Предко // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 125–128.
  20. О состоянии здоровья детей и подростков, проблемах и развитии детского здравоохранения / В.В.  Колбанов [и др.] // Вопр. организации и информатизации здр-я. – 2006. - № 1. – С. 17–20.
  21. Оценка подростками услуг, предоставляемых Центром дружественного отношения к молодёжи / Л.П. Плахотя [и др.] // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 279–282.
  22. Пересада, О.А. Направления улучшения репродуктивного здоровья женщин и снижения материнской смертности в Республике Беларусь / О.А. Пересада // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 15–18.
  23. Пилипцевич, Н.Н. Важнейшие исходные компоненты совершенствования деятельности отрасли здравоохранения / Н.Н. Пилипцевич, Т.П. Павлович // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 30-36.
  24. Предикторы удовлетворённости потребителей услугами первичного здравоохранения / Н.Л. Русинова [и др.] // Социология медицины. – 2006. – № 2. – С. 24–31.
  25. Репродуктивное здоровье: проблемы и возможности: информационный бюллетень ЮНФПА / ЮНФПА, М-во здравоохранения Респ. Беларусь. – Минск, 2001. - № 1. – C. 4.
  26. Решетников, А.В. Медико-социологический подход к исследованию качества медицинской помощи / А.В. Решетников, Л.М. Астафьев // Социология медицины. – 2005. - № 1 (6). – С. 32–38.
  27. Решетников, А.В. Социологическое осмысление медицины  / А.В. Решетников // Социология медицины. – 2003. - № 1. – С. 3-16.
  28. Роль и место перинатальных технологий в демографическом процессе / Р.А. Часнойть [и др.] // Беларусь: 10 лет после Каирской международной конференции по народонаселению и развитию: тезисы Респ. науч.-практ. конф., Минск, 27- 29 ноября 2003 г. / ЮНФПА, Мин. труда и соц. защиты РБ. – Минск, 2003. – С. 161-162.
  29. Современные тенденции и прогноз демографической ситуации и воспроизводства населения в Республике Беларусь / Л.Н. Ломать [и др.] // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 174–176.
  30. Современные тенденции изменения поведения населения Беларуси в сторону здорового образа жизни / А.С. Секач [и др.] // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 290–293.
  31. Состояние здоровья молодёжи по данным социально-гигиенического мониторинга / Яковлева М.В. [и др.] // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11 – 12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 334–336.
  32. Социально-поведенческие факторы, влияющие на распространение венерических болезней среди подростков / П.Д. Гуляй [и др.] // Мед. новости. – 2004. - № 12. – С. 57–58.
  33. Станишевская, Л.С. Теоретические основы демографической безопасности / Л.С. Станишевская // Белор. экономика: анализ, прогноз, регулир-е. – 2005. - № 5. – С. 36–42.
  34. Тюхлова, И.Н. Организация работы медицинских учреждений по первичной профилактике инфекций, передаваемых половым путём, ВИЧ-инфекции / И.Н. Тюхлова, А.Л. Навроцкий // Реформы здравоохранения Беларуси в ХХI веке: материалы IV Республиканского съезда социал-гигиенистов и организаторов здравоохранения РБ, Минск, 30 ноября – 1 декабря 2000 г. / Мин-во здр-я РБ; ред. совет: И.Б. Зеленкевич [и др.]. – Минск, 2000. – С. 308-309.
  35. Шарабчиев, Ю.Т. Новая парадигма здравоохранения: причины, обусловливающие необходимость смены парадигмы / Ю.Т. Шарабчиев // Мед. новости. – 2005. - №3. – С. 11-22.
  36. Шахотько, Л.П. Демографическое развитие Республики Беларусь в годы после переписи 1999 г. и проблемы безопасности / Л.П. Шахотько // Беларусь: 10 лет после Каирской международной конференции по народонаселению и развитию: тезисы Респ. науч.-практ. конф., Минск, 27- 29 ноября 2003 г. / ЮНФПА, Мин. труда и соц. защиты РБ. – Минск, 2003. – С. 133–136.
  37. Юрьев, В.К. Общественное здоровье и здравоохранение / В.К. Юрьев, Г.И. Куценко. – С. –Петербург: ООО «Издательство «Петрополис»», 2000. – 914 с. 

1 -А       Сурмач, М.Ю. Оценка женщинами фертильного возраста проблем репродуктивного здоровья / М.Ю. Сурмач // Журнал ГрГМУ. – 2003. - № 4. – С. 70–72.

2 -А          Сурмач, М.Ю. Особенности формирования мотивации к здоровой репродукции и безопасному сексуальному поведению у студенческой молодёжи / М.Ю. Сурмач // Мед. новости. – 2003. - № 8. – С.42-44.

3 -А          Сурмач, М.Ю. Медико-социологическое осмысление проблем профилактического здравоохранения / М.Ю. Сурмач // Актуальные проблемы охраны здоровья, окружающей среды и подготовки кадров для профилактического здравоохранения  Республики Беларусь: материалы респ. научно-практ. конф., посвящ. 40-летию мед.-проф. фак. БГМУ, Минск, 29–30 апр. 2004 г. / Мин-во здр-я РБ, БГМУ; под ред. В.И. Ключеновича. – Минск, 2004. – Часть 2. - С. 307–309.

4 -А          Сурмач, М.Ю. Проблемы реформирования системы охраны репродуктивного здоровья в Беларуси / М.Ю. Сурмач // Россия и социальные изменения в современном мире: материалы  Междунар. науч. конф. «Ломоносов-2004»: Сборник статей молодых учёных, Москва, 6 июня 2004 г. / МГУ им. М.В. Ломоносова, РоСА; ред. кол.: В.И. Добреньков [и др.]. - М., 2004. – С. 152–158.

5 -А          Сурмач, М.Ю. Методика изучения социологических аспектов медико-социальной проблемы репродуктивного здоровья молодёжи Беларуси / М.Ю. Сурмач // Социология. – 2006. - № 1. – С. 73–80.

6 -А          Сурмач, М.Ю. Медицинское обслуживание молодых женщин с осложнённым акушерско-гинекологическим анамнезом / М.Ю. Сурмач // Вопр. организации и информатизации здр-я. – 2006. - № 2. – С. 47–51.

7 -А          Сурмач, М.Ю.Особенности  медико-психологической реабилитации при искусственном прерывании беременности / М.Ю. Сурмач // Медико-социальная экспертиза и реабилитация: сборник научных статей. - Минск, 2006. – Вып. 8. – С. 240-243.

8 -А          Сурмач, М.Ю. Медицинская информированность, поведенческие установки и самооценка здоровья подростков группы акушерского риска / М.Ю. Сурмач // «Здоровье населения – основа благополучия страны»: материалы V Республиканского съезда организаторов здравоохранения РБ, Минск, 11–12 мая 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Белор. ассоциация социал-гигиенистов и орг-ров здр-я; ред. совет: В.П. Руденко [и др.] -  Минск, 2006. – С. 306–309.

9 -А          Сурмач, М.Ю. Формирование позитивного самосохранительного поведения как фактор повышения уровня репродуктивного здоровья / М.Ю. Сурмач //  Здоровая мать – здоровый ребёнок: материалы VIII съезда педиатров РБ, Минск, 23–24 нояб. 2006 г. / Мин-во здр-я РБ, Респ. науч.-практ. центр «Мать и дитя». – Минск, 2006. – С. 424-428.

10 -А       Сурмач, М.Ю.Медико-социологический анализ как средство разработки способов воздействия на демографические процессы и состояние репродуктивного потенциала молодёжи Республики Беларусь / М.Ю. Сурмач // Мед. новости. – 2007. - № 2. – Т. 2. – С. 35-39.

 


[1] Методика социологического исследования изложена в журнале Социология, №1, 2006 (с. 73 - 80)

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия

Ключевые слова

См. также:
Илкка Пиетиля, Александра Павловна Дворянчикова, Людмила Сергеевна Шилова
Социологические исследования. 2007.  № 5. С. 81-88. 
[Статья]
Наталья Евгеньевна Тихонова
Общественные науки и современность. 2019.  № 3. С. 20-35. 
[Статья]
Светлана Владимировна Соболева, Наталья Евстафьевна Смирнова, Ольга Владимировна Чудаева
Регион: экономика и социология. 2010.  № 2. С. 223-241. 
[Статья]
Тамара Васильевна Лопатина, Галина Васильевна Пискунова
[Доклад на Интернет-конференции]
М.В. Петров, М.В. Полюкова, А.А. Дронова, М.И. Прокопьева, О.В. Калиниченко, А.В. Иванов
Вопросы экономики и права. 2012.  № 2. С. 116-119. 
[Статья]
Людмила Григорьевна Камсюк
Население и общество. 1999.  № 40.
[Статья]