Эксоцман
на главную поиск contacts

Мифосознание - механизм обеспечения психологического и психического здоровья

А.В.Косов
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Психологическое здоровье предполагает здоровье психическое, основу которого составляет полноценное проживание человеком каждого этапа онтогенеза. Одним из основных показателей психологического здоровья является способность к обретению высоких смыслов жизни. Пахальян В.Э. понимает под психологическим здоровьем

Психологическое здоровье предполагает здоровье психическое, основу которого составляет полноценное проживание человеком каждого этапа онтогенеза. Одним из основных показателей психологического здоровья является способность к обретению высоких смыслов жизни. Пахальян В.Э. понимает под психологическим здоровьем «состояние субъективного, внутреннего благополучия личности, обеспечивающее оптимальные возможности ее эффективного взаимодействия с окружающими объективными условиями, другими людьми и позволяющее ей свободно реализовывать свои индивидуальные и возрастно-психологические ресурсы».

Вопросы психологического здоровья рассматривались А. Маслоу, Г. Олпортом, К. Роджерсом, Э. Фроммом, В. Франклом и, наконец, Э. Эриксоном, создавшим теоретическую модель идентичности, связанную с психическим здоровьем, в которой он определяет её как попытку соединить социальные роли, психологические диспозиции с моделями личности, одобряемыми и поощряемыми культурой. Психологическое здоровье предполагает интерес к жизни, свободу мысли, инициативность, увлеченность, активность, самостоятельность, ответственность, способность к риску, веру в себя и уважение других, разборчивость в средствах достижения цели, способность к сильным чувствам и переживаниям, осознание своей индивидуальности, и позволяет быть более свободным в поведении и отношениях, ориентируясь не только на внешние, но и создавая внутренние нормы-ориентиры.

Во второй половине XX - начале ХХI века происходит активная смена индустриального общества постиндустриальным и переход от одной цивилизационной эпохи к другой неизбежно сопровождается глубокой перестройкой культуральных основ общественной жизни, изменением возможностей и способов понимания, познания мира и себя. Глобальный экологический кризис вызвал необходимость коренного изменения потребительского, разрушающего ее целостность, отношения к природе, сосуществования человека с природой. В российских условиях острота этого кризиса усиливается сложностями перехода от тоталитарной идеологии к демократическому обществу, что, в свою очередь, активизирует процесс поиска духовных ориентиров и способов существования в быстро меняющемся обществе, предполагающем рост готовности к свободе личности, принятие ответственности за собственные решения в условиях отсутствия внешних универсальных критериев их истинности.

С учетом указанных выше перемен и тенденций обновления, гуманизации общества в целом и образования, в частности, становится понятным бурное развитие в нашей стране широкого спектра их специализаций философии, социологии, практической психологии, педагогики. Разрушение окружающей среды усиливает понимание зыбкости человеческого существования, что приводит к расширению функционального поля иррациональных способов освоения действительности - распространению религиозных течений, в первую очередь, экологического толка, тяги к мистицизму и магии, социальному мифотворчеству.

Разрушение прежней идеологии и системы ценностей порождает кризис духовно-нравственной сферы порождает эффект «безопорности». Предкризисные и кризисные периоды всегда были насыщены поисками идей, могущих стать впоследствии жизненными ориентирами, поэтому многие люди обращаются к эрзацрелигиям, сакральным учениям и социальным доктринам, мифам, от которых ожидают чуда. Игнорировать или недооценивать роль этого процесса, происходящего в социуме, невозможно и опасно: масштабы научного познания реальности пока уступают грандиозной и разнообразной фактической включенности в нее человека, в то время как миф иносказательно выражает сущность происходящего в ее значимости для будущего при помощи специального (символического) языка.

Информационно-сенсорная депривация и «социальная тупость» восприятия побуждает к действию, к поиску недостающей информации, а полное отсутствие информации о неизвестном объекте приводит к порождению негативных эмоций. В человеческой психике существует своеобразный защитный механизм - потребность в объяснении словом (понять, что произошло, объяснить, отыскать аналогии) и, как правило, подсознательный процесс поиска ответа завершается введением в сознание какого-либо образа, обычно, создающегося на основе сходства или совпадения каких-либо фактов во времени и пространстве. Загадочное явление может персонифицироваться в образ, наделенный фантастическими, но заимствованными из прошлого опыта чертами. Таковы общепринятые на сегодня механизмы формирования мифа. В связи с этим миф принято рассматривать как некую область, где человеком все неким образом «освоено» и объяснено, где он чувствует себя достаточно комфортно в связи с отсутствием необходимости в интенсивном поиске насущного решения. Отсюда стремление к фантазированию, уходу от реальности и созданию личной «виртуальной области», «ниши», когда проблемы в реальности начинают казаться неразрешимыми. Таким образом, мифотворчество можно рассматривать, прежде всего, как форму психологической защиты. Создание мифа, как инореальности, с аналогичной целью может рассматриваться как в связи с личностным мифообразованием, так и в связи с групповыми мифами и мифами (и применением бизнес-ритуалов) в организации.

Для значительной части людей именно миф оказывается способным компенсировать недостаток позитивной, адекватной информации, становится опорой их мировоззрения, «картины мира», средством социального ориентирования. Исторический процесс постоянно разрушая классическое мифосознание, создает новые инновационные мифы, легче воспринимаемые современным человеком и, по-прежнему, строящиеся по привычным канонам. Традиционный миф перестает удовлетворять потребностям социума и уходит на периферию сознания и культуры, а на смену классическому мифу приходит социальная мифология, происходит перенос акцентов из сферы сверхъестественного в область интерпретации социальных отношений. Социальные мифы - особая реальность, наиболее ярко проявляющаяся когда в обществе проявляются признаки распада, нарастает отчуждение, перестают действовать устоявшиеся законы, нормы морали, традиции, обычаи. Будучи мета-мифом, объединяющим, а, при необходимости, порождающим, созидающим, социальный миф выступает как сила, гармонизирующая общественные противоречия. Мифы, являясь одним из истоков культуры любого общества, в современном общественном сознании выступают часто в купированном, либо опосредованном виде, что требует от исследователя навыков реконструкции изначального содержания мифа, умения изучать различные этапы преобразования первоначальной мифомодели, решать проблемы инварианта мифомышления. Миф предлагает потребителю инварианты мышления и поведения, с последующей фиксацией на избранной в связи его индивидуальными особенностями той или иной альтернативе. В последнее время все большее внимание исследователи уделяют персональному мифу, обращаясь к проблеме мифологического мышления (Э.И. Мещерякова, 2001) В построении субъективной картины мира личности (по А.Н. Леонтьеву) участвуют различные уровни сознания, отличающиеся характером знакового опосредствования (рациональное, рефлексивное сознание, бессознательное и обыденное сознание, причем последнее интегрирует разнородные элементы в единую картину видения личностью мира, логически не объясняя возникающие причинно-следственные связи и закономерности).

Таким образом, миф (и способность к мифотворчеству) позволяет сохранять психику в некоем равновесном состоянии, и служит сознанию, прежде всего, средством психологической защиты, позволяющей сохранять и поддерживать психическое здоровье индивида и общества.

ЛИТЕРАТУРА

1.Братусь Б.С. Аномалии личности М., 1988.

2.Косов А.В. Мифологические формы сознания как механизмы, обеспечивающие психологическое и психическое здоровье. // Раннее детство в современном мире: философский, медико-социальный, психологический анализ. // Сб. науч.-мет. Материалов конкурса социальных технологий ни науч. иссл. им. Е.М. Мастюковой. – Калуга: ИП Кошелевой А.Б., 2005. – С. 44-47.

3.Косов А.В., Дартау Л.А. Здоровье человека: реальность и внутренний миф. // Сб. мат. 4-ой Всероссийской конф. «Здоровье и здоровый образ жизни: состояние и перспективы» (методологические и медико-психологические аспекты) / под ред. Н.Е. Мажара, Т.В. Косенковой, Ю.Л. Мизерницкого. – Смоленск: Унивесум, 2006. – 634 с. – С. 29-32.

4.Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М.: Политиздат, 1979. - 304 с.

5.Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. Спб., 1997.

6.Мещерякова Э.И. Персональный миф и психологическое консультирование. - Томск: ТГУ, 2001, - 178 с.

7.Пахальян В.Э. Психопрофилактика в практической психологии образования // Мир образования, 2004, № 1.

8.Рубцов В.В. Психологическая поддержка современного образования /Известия РАО. - М, 1999. - С.49-58. 9.Сарториус Н. Охрана психического здоровья в начале 80-х годов: некоторые перспективы. // Бюллетень ВОЗ, 1983, Вып. 61, № 1.

10.Слободчиков В.И., Шувалов А.В. Антропологический подход к решению проблемы психологического здоровья детей // Вопросы психологии. - 2001 № 4. –С. 34-35.

11.Эриксон Э. Детство и общество. - СПБ.: Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996. - 592 с.

12.Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М.: Прогресс, 1996. - 344 с.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


  • 1.06.07 К сожалению, это так (А.В.Косов)
  • 25.05.07 Уважаемый Александр Владиславович! (Дартау Л.А., ИПУ РАН) (Л.А.Дартау)
  • 21.05.07 Уважаемый Александр Владиславович! (Руководители секции: Дартау Л.А., Назарова И.Б.) (Л.А.Дартау)
  •  
      Дискуссия

    Ключевые слова

    См. также:
    Е.А. Кротков
    Общественные науки и современность. 1995.  № 6. С. 123-124. 
    [Статья]
    Ольга Анатольевна Кислицына, Сара Ферландер
    Социологические исследования. 2008.  № 4. С. 81-84. 
    [Статья]
    Ролан Барт
    [Книга]
    Федор Вадимович Шелов-Коведяев
    Общественные науки и современность. 2007.  № 4. С. 28-38. 
    [Статья]
    Владимир Иванович Новиков
    Общественные науки и современность. 1996.  № 4. С. 141-151. 
    [Статья]
    Анастасия Валерьевна Калюта
    Антропологический форум. 2005.  № 3. С. 205-239. 
    [Статья]
    Олег Витальевич Кубряк
    Социологические исследования. 2010.  № 1. С. 100-108. 
    [Статья]