Эксоцман
на главную поиск contacts

Механизмы формирования социальных неравенств в здоровье (на примере Санкт-Петербурга)

Л.В.Панова, Н.Л.Русинова
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


В докладе представлены результаты исследования, посвященного изучению структуры социальных факторов, определяющих индивидуальное здоровье, и выявлению механизмов формирования гендерных неравенств в здоровье. Эмпирическую базу работы составили данные репрезентативного массового опроса взрослого населения Санкт-Петербурга (N=1200, 1998). Основные выводы сводятся к следующему. Ключевыми факторами, формирующими индивидуальное здоровье, являются социально-структурные параметры, характеризующие место человека в социальной иерархии, и, прежде всего, уровень его материальной обеспеченности. Мощнейшее влияние на здоровье оказывают также и социально-психологические факторы, а именно переживаемые людьми в самых разных сферах жизни стрессы, и выраженность психологических ресурсов личности, позволяющих с ними справляться. Заметные различия в статусе осознаваемого здоровья между мужчинами и женщинами, объясняются как неравным их положением в обществе, так и различной восприимчивостью к действию материальных, поведенческих и социально-психологических условий, формирующих здоровье.



 

Одним из ключевых направлений исследований, посвященных изучению причин кризисного состояния здоровья в современной России, на наш взгляд, должно стать изучение механизмов формирования социально обусловленных различий в здоровье в составе российского населения.

Уменьшение или сглаживание неравенств в здоровье рассматривается сегодня в мире как неотъемлемая составная часть государственных политик, направленных на поддержание и совершенствование здоровья в обществе. В нашей стране эта проблема приобретает особую актуальность -  в условиях, когда стремительная трансформация всех сфер жизнедеятельности неизбежно сопровождается существенным перераспределением доступа различных социальных групп ко многим социальным, психологическим и экономическим  ресурсам, оказывающим влияние на их благосостояние и здоровье; а риски заболеваемости и смертности, неравномерно распределяясь среди населения, могут создавать гораздо большие угрозы для здоровья и самой жизни определенных категорий граждан по сравнению с другими слоями общества. 

В докладе представлены результаты исследования посвященного изучению структуры социальных факторов, определяющих индивидуальное здоровье, и выявлению механизмов формирования гендерных неравенств в здоровье. Второе направление было выделено в качестве самостоятельной задачи, в связи с беспрецедентным разрывом в продолжительности жизни мужчин и женщин, актуализирующим проблему изучения гендерной специфики социальных влияний на здоровье.

Эмпирическую базу исследования составили данные репрезентативного массового опроса взрослого населения Санкт-Петербурга (N=1200, 1998).

Анализ социальных детерминант осознаваемого здоровья проводился по трем его ключевым индикаторам: общей самооценке, физическому состоянию, и психическому благополучию. Выбор именно этих индикаторов был обусловлен следующими соображениями. Физическое функционирование, включающее достаточно широкий круг как серьезных, так и незначительных  ограничений физических возможностей, является одной из значимых объективных характеристик поведенческой деятельности. Психическое здоровье, охватывающее такие состояния, как тревожность, депрессия, утрата поведенческого и эмоционального контроля, считается наиболее информативным субъективным индикатором осознаваемого благополучия. Общая самооценка здоровья подтвердила свою способность служить хорошим обобщенным индикатором статуса здоровья и отражать влияние специфических симптом и других состояний, переживаемых человеком.  Каждый аспект здоровья измерялся в рамках методики SF-36 Health Survey по сто балльной  шкале [1].

Социальные детерминанты здоровья сгруппированы по трем основным категориям: социально-структурные; социально-психологические; поведенческие. Значимость этих групп факторов, традиционно выявляемых в ходе изучения социальных неравенств в здоровье, многократно подтверждена  исследованиями во многих странах мира, в том числе Центральной и Восточной Европе.

В числе социально-структурных факторов мы рассматриваем: пол, возраст, образование, материальное положение, семейное положение, наличие детей в семье.

Группа социально-психологических детерминант включает в себя: стрессовые события жизни (детские травмы, экстремальные жизненные ситуации, стрессовые ситуации в течение последнего года); хронические стрессоры, связанные с различными жизненными обстоятельствами  (отношениями в семье, кругом общения, проведением свободного времени, состоянием здоровья членов семьи); личностные психологические ресурсы (выраженность индивидуальной ответственности за здоровье, мера оптимистичности в  оценке жизненных перспектив).

Среди поведенческих факторов изучаются: превентивная физическая активность; курение; потребление алкоголя; правильность питания, оцениваемая по соотношению веса и роста (BMI). 

Ключевые детерминанты осознаваемого здоровья. Выявление основных факторов, формирующих здоровье, осуществлялось с использованием метода линейной регрессии. Результаты  представлены в таблице 1.

Полученные данные подтверждают значимость рассматриваемых независимых переменных в качестве важнейших детерминант здоровья по всем трем его измерениям. Объяснительная  способность  этих  факторов  высока    от 38%   вариаций в изменении общей самооценки здоровья и психического благополучия до 51% - по показателю физического состояния.

Из представленного материала очевидно заметное своеобразие  формирования различных аспектов здоровья. Так, если на распределение общей самооценки здоровья и особенно физического функционирования решающее воздействие оказывают социально-структурные    характеристики    индивидов,   то    уровень   психического  благополучия

Таблица 1.

Детерминанты общей самооценки здоровья, физического функционирования и психического здоровья (в клетках таблицы указаны стандартизованные коэффициенты Beta)

 

Самооценка здоровья

Физическое здоровье

Психическое здоровье

Модель 1

Модель

2

Модель

3

Модель 1

Модель 2

Модель 3

Модель 1

Модель 2

Модель 3

Социально-структурные характеристики

Пол

0.090**

0.064*

0.064

0.109***

0.109***

0.077**

0.103**

0.062*

0.087**

Возраст

-0.343***

-0.282***

-0.282***

-0.547***

-0.467***

-0.428***

-0.118***

-0.123***

-0.165***

Образование

0.020

0.001

-0.009

0.116***

0.099***

0.099***

0.000

0.002

-0.017

Материальное положение

0.253***

0.166***

0.156***

0.101***

0.067*

0.049

0.281***

0.117***

0.107**

Семейное положение

-0.006

-0.031

-0.021

0.073**

0.048

0.042

0.089**

0.047

0.064*

Наличие детей в семье

0.035

0.058*

0.053

0.027

0.034

0.050

-0.055

-0.013

-0.010

Социально-психологические характеристики

Детские травмы

 

-0.011

-0.005

 

-0.010

-0.008

 

-0.012

-0.015

Экстремальные ситуации в течение жизни

 

-0.049

-0.045

 

-0.094**

-0.106***

 

-0.038

-0.039

Стрессовые ситуации в последний год

 

-0.206***

-0.209***

 

-0.075**

-0.097***

 

-0.315***

-0.306***

Стрессы, связанные с отношениями в семье

 

-0.020

-0.012

 

-0.001

-0.012

 

-0.076**

-0.083**

Стрессы, связанные с кругом общения

 

-0.023

-0.029

 

-0.086***

-0.098***

 

-0.044

-0.046

Стрессы, связанные с проведением свободного времени

 

-0.030

-0.025

 

0.006

-0.003

 

-0.134***

-0.133***

Стрессы, связанные с состоянием здоровья членов семьи

 

-0.092***

-0.099***

 

-0.085***

-0.084***

 

-0.055*

-0.065*

Атрибуция ответственности за здоровье

 

0.129***

0.116***

 

0.106***

0.076**

 

0.148***

0.151***

Оптимизм

 

 

0.106***

0.096**

 

-0.008

-0.019

 

0.105***

0.089**

Поведенческие характеристики

BMI

 

 

-0.030

 

 

-0.070**

 

 

0.055

Курение

 

 

0.007

 

 

0.037

 

 

0.089**

Потребление алкоголя

 

 

-0.004

 

 

0.053*

 

 

0.062*

Превентивная активность

 

 

0.074**

 

 

0.091**

 

 

0.080**

R square

 

0.29

0.38

0.38

0.46

0.49

0.51

0.15

0.36

0.38

варьируется, главным образом, в зависимости от социально-психологических нагрузок, испытываемых индивидом, и его способности справляться с ними. Обращает на себя внимание   незначительная,  в целом,  роль    поведенческих    факторов    в    объяснении изучаемых аспектов здоровья.    Этот  результат вполне прогнозируем и не противоречит

выводам других исследований. Более подробный анализ детерминант осознаваемого здоровья по различным его индикаторам показывает следующее.

Общая самооценка здоровья. Ключевыми социально-структурными факторами, оказывающими автономное влияние на распределение самооценок здоровья в составе населения Петербурга, являются возраст и уровень материальной обеспеченности. С увеличением возраста и ухудшением материального положения соответственно растет и доля тех людей, которые оценивают свое здоровье негативно. Введение в анализ социально-психологических переменных (модель 2) значительно расширяет возможности объяснения вариаций в самооценках здоровья. Главным образом,  это связано с сильным автономным влиянием стресса на осознаваемое здоровье. При этом, факторы возраста и материального положения, продолжая оказывать независимое влияние на самооценку здоровья, действуют также и опосредованно, вызывая повышенные психо-эмоциональные воздействия на здоровье человека. Об этом свидетельствует как понижение уровня значимости соответствующих коэффициентов в регрессионном уравнении, так и наличие корреляционных связей этих показателей со стрессом. Относительно небольшой, но, тем не менее, значимый вклад  в  формирование самооценки здоровья вносят и психологические ресурсы человека, позволяющие ему справляться со стрессогенными факторами. Так, лица, рассматривающие свое здоровье как сферу личной ответственности, скорее оценивают свое здоровье как хорошее.

Поведенческие факторы практически ничего не привносят в нашу модель (модель 3) – заметно лишь слабое влияние на самооценку здоровья превентивной активности индивида.

Физическое здоровье. В силу специфичности измерения (способности человека выдерживать различные физические нагрузки), этот аспект здоровья закономерно определяется, прежде всего, возрастом человека. Свой независимый вклад в формирование различий в статусе физического состояния индивида вносит и пол.  Однако даже по этому индикатору здоровья заметно также слабое влияние и других социально-структурных переменных. Любопытно, что более образованные граждане демонстрируют чуть более хорошее физическое состояние. Остается значимым и уровень материальной обеспеченности. Социально-психологические факторы (частота стрессовых воздействий, а также выраженность личного ресурса человека, помогающего ему в преодолении стресса) вносит гораздо более скромный по сравнению с самооценкой здоровья, хотя и заметный, вклад в объяснение вариаций в физическом состоянии людей. Некоторые дополнительные возможности в интерпретации уровней физического здоровья дает информация об антропометрическом статусе индивида (измеряемом через соотношение веса и роста), наличии/отсутствии у него алкогольной зависимости, а также предпринимаемых усилиях по поддержанию своей физической формы.

Психическое здоровье. В объяснении уровня психического благополучия людей гораздо менее существенную роль, нежели по другим индикаторам здоровья, играют социально-структурные факторы. Обращает на себя внимание независимое влияние пола. Основную же долю этих объяснений предоставляет информация о материальном положении индивида. Понятно, чем ниже уровень материальной обеспеченности, тем большим нервно-психическим воздействиям подвергается человек. Не случайно, при введении в модель блока социально-психологических переменных влияние фактора материального положения значительно ослабевает, и на первый план выходит показатель, характеризующий частоту стрессовых ситуаций за последний год. Свою лепту в формирование психического здоровья людей вносят также другие стрессоры. Заметным независимым фактором выступает и психологический ресурс человека (в первую очередь, выраженность индивидуальной ответственности за здоровье). В итоге, объяснительные возможности модели, оценивающей совместное влияние социально-структурных и социально-психологических факторов на психическое здоровье, увеличиваются более чем вдвое. Поведенческие характеристики, как и в случае физического здоровья, в интерпретации характера распределения показателей психического здоровья среди населения города, играют относительно ограниченную роль.

Объяснение гендерных неравенств в здоровье. Изучение социальных механизмов, ответственных за гендерные различия в здоровье осуществлялось нами  в рамках двух концептуальных подходов.  В соответствии с первым - т.н., теорией неравного воздействия, женщины демонстрируют повышенный уровень нездоровья  вследствие ограниченности своего  доступа к материальным и общественным ресурсам, способствующим сохранению здоровья [2-6]; а также  повышенного стресса, связанного с реализацией гендерных и семейных ролей [7,8]. Согласно второму подходу, определяемому как различия в уязвимости, женщины демонстрируют большее количество проблем со здоровьем в силу того, что благодаря особенностям социализации, культурной идентичности, и, наконец, физиологии, они иначе, нежели мужчины, реагируют на материальные, поведенческие и социально-психологические условия, формирующие здоровье [5, 9].

Справедливость теории неравного воздействия проверялась нами с использованием метода дисперсионного анализа. Результаты отражены в таблице 2. В первых трех колонках таблицы  представлены  средние  значения  баллов  у мужчин и женщин по трем ключевым аспектам здоровья с указанием статистической значимости различий между ними. Как видно, женщины демонстрируют пониженные уровни здоровья по всем изучаемым индикаторам, особенно значителен отрыв по показателям физического функционирования.

Если гипотеза неравного воздействия верна, то при контроле за основными факторами, ответственными за формирование здоровья, различия в здоровье между мужчинами и женщинами должны исчезнуть. Однако результаты дисперсионного анализа подтверждают это предположение лишь частично. Так, по данным, представленным во  вторых трех колонках таблицы 2, очевидно, что контроль за всеми анализируемыми независимыми переменными приводит к ликвидации гендерных различий в здоровье только по индикатору общей самооценки здоровья. Что же касается показателей физического функционирования и психического благополучия, дифференциации, хотя и ослабевают, но остаются статистически значимыми. Это означает, что различия в условиях жизни мужчин и женщин, а также их разная подверженность психо-эмоциональным воздействиям в силу своеобразия выполняемых ими социальных ролей, не могут всецело служить объяснением гендерных неравенств в здоровье – по крайней мере, по индикаторам физического состояния и психического благополучия.

Таблица 2

Гендерные различия в здоровье  до и после контроля

за основными  детерминантами

Статус здоровья

До контроля

 

После контроля

Мужчины

Женщины

Различия

Мужчины

Женщины

Различия

 

Самооценка

 Здоровья

 

Физическое

здоровье

 

Психическое

Благополучие

 

 

56.12

 

 

86.82

 

 

61.17

 

48.93

 

 

74.00

 

 

53.07

 

***

 

 

***

 

 

***

 

53.03

 

 

81.74

 

 

58.75

 

50.95

 

 

78.01

 

 

55.36

 

 

 

 

*

 

 

*

 

 

p<0.001  -  ***   p<0.005  -   **  p<0.05    -   *

 

Теория различий в восприимчивости/уязвимости предоставляет возможность продолжить поиск объяснений сохраняющихся дифференциаций в показателях здоровья между мужчинами и женщинами.

С целью более наглядной демонстрации гендерных различий в уязвимости здоровья к действию социальных факторов нами были построены отдельные регрессионные модели для мужчин и женщин (см. таблицу 3), а также проведена оценка статистической значимости гендерных дифференциаций по каждой из независимых переменных. Эта задача решалась методом регрессионного анализа, включившего все изучаемые независимые переменные плюс интеракции пола на каждую из них (General Linear Model). В соответствии с теорией уязвимости, пол во взаимодействии с определенными факторами может сказываться на здоровье по-разному. Таким образом, значимые влияния на здоровье взаимодействий пола с теми или иными независимыми переменными, будут являться статистическим подтверждением правильности этой гипотезы. Зафиксированные нами значимые гендерные дифференциации по каждому аспекту здоровья отмечены в третьих столбцах таблицы 3.

Как показывают данные анализа, различия в восприимчивости здоровья мужчин и женщин к разнообразным воздействиям проявляются как по индикаторам физического функционирования, так и психического благополучия. Прежде всего, обращает на себя внимание отчетливое своеобразие в том, как  оценивают свое физическое состояние мужчины и женщины в разных возрастных группах.  Понятно, что с возрастом уровень физического здоровья, в целом, понижается независимо от пола. Очевидно также, что при контроле за всеми прочими социально-структурными, поведенческими и социально-психологическими переменными, мужчины, как правило, характеризуются повышенными средними значениями физического   функционирования.   Однако  в    возрастной группе  51-60  лет  показатели физического здоровья у мужчин резко падают, достигая даже более низких значений, чем у женщин. Полученный результат свидетельствует о том, что физическое здоровье мужчин особенно уязвимо именно на этой стадии жизненного цикла, что в какой-то мере, может внести свой вклад в объяснение повышенной смертности мужчин трудоспособных возрастов.

Сопоставление регрессионных моделей показывает также, что уровень физического здоровья  мужчин оказывается в большей степени зависимым от сбалансированности диеты, проявляющейся в соотношении веса тела к росту; и превентивной активности, направленной на поддержание физической формы. В то время как у женщин первое вообще не проявляет статистически  значимой связи  с  состоянием их физического здоровья, а независимое влияние второго существенно менее выражено.

Между тем, как подтверждают эмпирические данные, более высокому статусу физического   здоровья    мужчин    соответствует    и     большая       распространенность

Таблица 3

Детерминанты физического функционирования и психического здоровья мужчин и женщин (в клетках таблицы указаны стандартизованные коэффициенты Beta)

 

Физическое здоровье

Психическое здоровье

Мужчины

Женщины

Различия

Мужчины

Женщины

Различия

Социально-структурные характеристики

Возраст

Образование

Материальное положение

Семейное положение

Наличие детей в семье

Социальная помощь

Поведенческие характеристики

BMI

Курение

Потребление алкоголя

Превентивная активность

Социально-психологические характеристики

Детские травмы

Экстремальные ситуации в течение жизни

Стрессовые ситуации в последний год

Финансовый стресс

Стрессы, связанные с отношениями в семье

Стрессы, связанные с кругом общения

Стрессы, связанные с проведением свободного времени

 

Стрессы, связанные с состоянием здоровья членов семьи

Атрибуция ответственности за здоровье

Оптимизм

 

 

 

-0.525***

0.669

1.092

0.327

5.550**

-0.177

 

 

-0.733**

1.526*

3.322

4.697***

 

 

 

1.746

 

-5.664**

 

-4.789*

-1.416

 

-4.313

 

-5.120*

 

 

3.441

 

 

 

-4.228*

 

 

0.559

-2.729

 

 

 

 

-0.760***

1.231***

1.437

2.433

-0.272

-1.262

 

 

-0.225

-0.551

6.156

2.216*

 

 

 

-1.716

 

-7.423**

 

-5.077*

1.196

 

1.096

 

-10.434***

 

 

-1.569

 

 

 

-6.847***

 

 

0.683*

-0.385

 

 

 

 

**

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

-0.178**

-0.873**

3.618***

6.638***

0.704

0.722

 

 

0.034

-0.774

2.864

1.543

 

 

 

2.146

 

1.770

 

-16.466***

-2.377

 

-4.070

 

-0.413

 

 

-6.519***

 

 

 

-1.425

 

 

0.975**

3.332

 

 

 

 

-0.251***

0.460

1.029

1.199

-2.198

-0.850

 

 

0.348*

-2.168**

0.553

2.395**

 

 

 

-2.665

 

1.170

 

-13.230***

-0.815

 

-4.295*

 

-4.332

 

 

-4.813**

 

 

 

-4.603**

 

 

1.316***

4.975**

 

 

 

 

 

**

 

**

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

p<0.001  -  ***   p<0.005  -   **  p<0.05    -   *

 

деструктивных в отношении здоровья форм поведения, в частности курения. Понятно, что мужчины курят пока позволяет здоровье, и часто расстаются с этой пагубной привычкой только  с ухудшением самочувствия. Курящие женщины склонны оценивать свое физическое состояние хуже, хотя связь статистически незначима.

Любопытно также,  насколько по-разному физическое состояние мужчин и женщин связано с возникающими у них проблемами  с проведением досуга. У женщин недостаток свободного времени, которое они могли бы посвятить себе, приводит к ухудшению их физического самочувствия. У мужчин, напротив, по-видимому, именно хорошее физическое  здоровье рождает повышенные ожидания в отношении того, как они могли бы проводить свое свободное время, что и формирует более низкие уровни их удовлетворенности своим досугом. Так или иначе  очевидно, что сам по себе этот фактор, не являясь значимой детерминантой физического здоровья, ни мужчин, ни женщин, на последних  оказывает скорее деструктивное влияние. Гендерное своеобразие в характере связи этого фактора с физическим здоровьем подтверждено статистически.

Наиболее яркие, на наш взгляд, подтверждения эвристичности теории различной уязвимости в объяснении гендерных различий в здоровье мы находим при анализе индикатора психического благополучия. Так очевидно, что уровень психологического благополучия или дистресса (ощущения счастья, спокойствия или, напротив, тревожности, подавленности)  у мужчин определяется, в значительной мере, тем, какое положение они занимают в обществе. Крайне любопытен при этом тот факт, что связь психического здоровья мужчин с ключевыми маркерами социальной позиции – образованием и уровнем материальной обеспеченности носит прямо противоположный характер.  У мужчин проявляется отчетливая тенденция к ухудшению показателей психического здоровья с ростом образования, в то время как у женщин, по мере повышения образовательного уровня, оценки психического  благополучия хотя и возрастают,  но в целом варьируются незначительно.   Не случайно, гендерное своеобразие связи психического здоровья с уровнем образования подтверждается статистически. Наряду с этим, зависимость психического состояния мужчин от уровня материальной обеспеченности вполне прогнозируема: с ростом материального благополучия (при контроле за всеми   прочими изучаемыми независимыми переменными) их психическое здоровье неуклонно улучшается. Различия в показателях психического здоровья мужчин в полярных по уровню материальной обеспеченности группах достигает своего максимума. У женщин же, связь их психического благополучия с уровнем материальной обеспеченности, хотя и характеризуется той же тенденцией, что у мужчин, однако так же, как и с образованием, не находит  столь яркого подтверждения.

Примененный нами метод анализа данных опроса (General Linear Model) позволил также выявить поразительные контрасты в характере связи психического здоровья   мужчин  и   женщин  с   их   семейным  положением.  Если  у  женщин уровень психического благополучия (при контроле за всеми прочими факторами) оказывается абсолютно независимым от  того, имеет ли они собственную семью; на психическом самочувствии мужчин статус семейного человека отражается, очевидно, благотворно.

Представляется важным отметить также, что осознаваемое благополучие женщин, в отличие от мужчин, определяется не столько социально-структурными параметрами, сколько поведенческими факторами; нервно-психическими воздействиями, испытываемыми в семейной сфере – в частности, связанными с семейными взаимоотношениями и заботой о здоровье членов семьи; и  выраженностью личностного психологического ресурса, позволяющего справляться со стрессами.

Выводы.

Из анализа эмпирического материала очевидна общность социальных факторов, под воздействием которых формируется здоровье – как  мужчин, так и женщин.

Социально-структурные параметры,  характеризующие место человека в социальной иерархии, уровень его материальной обеспеченности, наличие социальной поддержки, испытываемые социально-психологические нагрузки, вступая во взаимодействие с гендером, оказывают мощное воздействие на здоровье.

Влияние поведенческих факторов весьма умеренно, что объясняется не только сложностью изучения связи стилей жизни со здоровьем в одномоментных исследованиях, но и значительно более заметной ролью в формировании здоровья той же социальной структуры, оказывающей на него как прямое, так и опосредованное влияние – в том числе и через поведение. Однако, при всей ‘скромности’ выявленной роли типов поведения  в качестве предикторов здоровья, не вызывает сомнения тот факт, что они также оказывают влияние на формирование  статуса здоровья и являются важнейшими факторами риска смертности.

И, наконец, как подтверждают данные нашего исследования, мощнейшее влияние на здоровье (и мужчин, и женщин) оказывают социально-психологические факторы, а именно переживаемые людьми в самых разных сферах жизни стрессы, и выраженность психологических ресурсов личности, позволяющих с ними справляться.   Естественно, что наиболее заметна роль этих факторов в формировании психического благополучия человека. Однако значение стрессов для здоровья, а также личностных ресурсов совладания с ними, проявляются и в предиктивных возможностях этих факторов в отношении двух других изучаемых аспектов здоровья – общей самооценке, и даже физического функционирования. Последнее  является, на наш взгляд,  ярким подтверждением психо-соматической природы воздействия стрессов на организм человека.

Изучение гендерных различий в здоровье показали, что при всей общности социальных факторов, под воздействием которых формируется здоровье мужчин и женщин, выявляются значимые дифференциации. Так, здоровье мужчин в большей мере определяется социально-экономическим   положением в обществе, уровнем стрессов, нездоровыми поведенческими практиками, и наличием/отсутствием семьи. У женщин – образованием, осознанием индивидуальной ответственности за поддержание здоровья, нервно-психическими воздействиями, испытываемыми в семейной сфере – в частности, связанными с семейными взаимоотношениями и заботой о здоровье членов семьи; и выраженностью личностного психологического ресурса, позволяющего справляться со стрессами.

Литература

1.      Ware, J.  SF-36 Health Survey. Manual and Interpretation   Guide. Boston: The Health Institute. 1993.

2.      Arber, S., and Cooper, H. Gender differences in health in later life: The new paradox?// Social Science and Medicine. 1999. 48.

3.      Arber, S. Class, paid employment, and family roles: Making sense of Structural Disadvantage, gender and health status. // Social Science and Medicine. 1991. 32.

4.      Martikainen, P. Women’s employment, marriage, motherhood and mortality: a test of the multiple role and role accumulation hypotheses.//Social Science and Medicine. 1995. 40.

5.      Walters, V., McDonough, P., Strohschein, L. The influence of work, household structure, and social, personal and material resources on gender differences in health: an analysis of the 1994 Canadian National Population Health Survey. //Social Science and Medicine. 2002. 54.

6.      Ross, C.E., and Bird, C.E. Sex stratification and health lifestyle: consequences for men’s and women’s perceived health. //Journal of Health and Social Behaviour. 1994.  35.

7.      Denton, M., and Walters, V.  Gender differences in structural and behavioural determinants of health: an analysis of the social production of health. //Social Science and Medicine. 1999. 48.

8.      Denton, M., Prus, S., and Walters, V. Gender differences in health: a Canadian study of the psychosocial, structural and behavioural determinants of health. //Social Science and Medicine. 2004. 58 (12).

9.      McDonough, P., and Walters, V. Gender and health: reassessing patterns and explanations. //Social Science and Medicine. 2001. 52.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия