Эксоцман
на главную поиск contacts

Безопасность потребителей на фармрынке (результаты социологического исследования)

И.Б.Рязанцева
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Количественные оценки контрафактных лекарств носят приблизительный характер, поскольку официальная отчетность не может дать полного представления о теневых процессах. Заполнить информационный вакуум позволяет проведение выборочных обследований. С этой целью автором был проведен анкетный опрос среди сотрудников правоохранительных органов, руководителей учреждений здравоохранения и потребителей лекарственных средств методом конфиденциального анкетирования. Анализ полученных результатов был сопоставлен с данными других социологических исследований.

Коммерческая, социальная и наукоемкая составляющие фармацевтического рынка определяют его огромную привлекательность и дальнейший расцвет. Отсутствие же эффективной системы, регламентирующей весь комплекс вопросов, связанных с оборотом лекарственных средств, делает его еще более привлекательным для криминальных структур, главными мотивами которых являются исключительно экономические, а не социально-этические нормы. Количественные оценки контрафактных лекарств носят приблизительный характер, поскольку официальная отчетность не может дать полного представления о теневых процессах. Заполнить информационный вакуум позволяет проведение выборочных обследований. С этой целью автором был проведен анкетный опрос среди сотрудников правоохранительных органов, руководителей учреждений здравоохранения и потребителей лекарственных средств методом конфиденциального анкетирования. Всего опрошено 250 респондентов: 50 сотрудников отделов по борьбе с экономическими преступлениями, 50 руководителей учреждений здравоохранения и 150 потребителей фармрынка.

Анализ полученных результатов был сопоставлен с данными других социологических исследований:

- Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) и Коалиции в защиту прав интеллектуальной собственности (CIPR) среди 53 фармацевтических производителей, занимающих более 55% российского рынка;

- Института правовых и сравнительных исследований при Ассоциации работников правоохранительных органов Российской Федерации (анкетный опрос группы экспертов из числа сотрудников прокуратуры, органов внутренних дел и таможенной службы, имевших опыт расследования преступлений, совершенных с использованием обмана).

Таким образом, в ходе настоящего исследования были охвачены все субъекты фармацевтического рынка, что максимизировало возможность дополнить официальную информацию о проблеме фальсификации лекарственных средств в России.

По мнению 70% участников опроса, проблема фальсификации является наиболее актуальной для сферы здравоохранения современной России. Однако если среди руководителей здравоохранения и сотрудников правоохранительных органов данный ответ выбрали соответственно 75 и 80% участников опроса, то среди потребителей лекарственных средств - лишь 54% (диаграмма 1)

По нашему мнению, это связано с низким уровнем жизни, отсутствием общественной культуры здоровья, растущей тенденцией к самолечению, недостаточной информированностью потребителей о фальсификации лекарств, чрезмерным доверием к рекламе. Данные выводы подтверждаются результатами проведенного анкетирования. Так, сравнительная оценка степени удовлетворения потребности населения в лекарствах и доли дохода, затрачиваемого на их приобретение, свидетельствует, что 49% респондентов расходуют на лекарства менее 10% своего бюджета, при этом лишь у 3% опрошенных потребность удовлетворена больше чем на 50%.

Несмотря на то, что чаще всего подделывают дешевые, пользующиеся спросом, лекарства, лишь 3% потребителей отметили данный вариант ответа.

В ходе исследования покупателям было предложено ранжировать по пятибалльной шкале основные источники при выборе лекарств. Анализ полученных данных показал, что на первом месте оказалась реклама, на втором - мнение знакомых, на третьем - назначение врача, на четвертом - личный опыт (диаграмма 2).

Значительная часть респондентов (30%) не придают значения точности названия, упаковке, сроку хранения и другим подобным характеристикам лекарственных средств, что говорит о низкой предусмотрительности потребителей при покупке лекарств (диаграмма 3). При этом в качестве главной причины отсутствия улучшения здоровья при приеме лекарств 50% участников опроса выбрали ответ "лекарство не подходит организму", 29% - "врач неправильно назначил лекарство", 21% - "лекарство оказалось поддельным".

Основным источником информации о фальсификации лекарственных средств для покупателей являются СМИ (54% опрошенных). По 16% респондентов ответили, что лечащие врачи "оказывают пациентам данную услугу", а также указали на и личный опыт приобретения лекарств; примерно столько же участников опроса (14%) не имеют информации о подделках.

 При этом анализ результатов анкетирования руководителей учреждений здравоохранения и сотрудников правоохранительных органов показал, что и они оказываются жертвами контрафактной продукции фармрынка: личный опыт приобретения лекарств является главным источником информации об их фальсификации соответственно для 9 и 12% респондентов; всего же данный ответ использовали 50% руководителей учреждений здравоохранения и 71% сотрудников правоохранительных органов, принявших участие в опросе.

Поскольку информированность медицинских работников и сотрудников правоохранительных органов о контрафактных лекарствах является, на наш взгляд, главной исходной составляющей эффективности их деятельности по обеспечению безопасности потребителей на фармрынке, анализу данной проблемы следует уделить особое внимание.

В ходе анкетирования участникам было предложено оценить по пятибалльной шкале степень частоты использования различных источников информации о фальсификации лекарственных средств (1 балл означал "реже всего", 5 баллов - "чаще всего") (диаграммы 4 и 5).

 

Анализ данных позволяет сделать вывод, что основным источником информации о контрафактных лекарственных средствах для сотрудников правоохранительных органов являются средства массовой информации: данный источник получил наивысший балл - 3,61; причем 39% опрошенных присвоили ему 5 баллов. Документы правоохранительных органов и Минздрава РФ используются гораздо реже: наивысший балл этим источникам информации присвоили соответственно 7% и 4% респондентов. При этом личный опыт приобретения лекарств является основным источником информации об их фальсификации для 12% сотрудников. Не имея достаточной официальной информации, сотрудники правоохранительных органов вынуждены использовать "другие источники", средний балл которых составил 2,56; всего данный источник используют 35 % участников опроса, 32% из которых указали, что в качестве "других источников" выступает агентура.

Несколько лучше действует информационная система в здравоохранении: руководители учреждений здравоохранения чаще всего получают информацию о подделках из специальной периодики (средний балл, присвоенный данному источнику по пятибалльной шкале, составил 3,76) и из документов Минздрава РФ (средний балл - 3,53). Вместе с тем такие источники информации, как СМИ в целом и результаты контроля деятельности подчиненных учреждений оценены не намного ниже: 3,32 и 3,26 баллов соответственно. Значение же документов правоохранительных органов как источника информации о фальсификации лекарственных средств оценено руководителями учреждений здравоохранения на порядок ниже - 2,35 баллов, что примерно соответствует и оценке такого источника, как личный опыт приобретения лекарств, которому присвоено 2,09 балла. Процент участников опроса, присвоивших последним высший балл совпал и составил 9%.

Из проведенного анализа можно сделать вывод, что в настоящее время информированность как сотрудников правоохранительных органов, так и руководителей учреждений здравоохранения о контрафактной продукции фармрынка находится на крайне низком уровне. Отсутствует целостная информационная система, обеспечивающая межведомственное взаимодействие учреждений Минздрава РФ и МВД России в противодействии обороту фальсифицированных лекарственных средств.

Таким образом, рядовой потребитель вряд ли может надеяться на свою защищенность со стороны врачей и милиции. Как показало исследование, в случае покупки фальсифицированных лекарств лишь 1% опрошенных потребителей предпочитают обратиться в милицию и 11 % - в местные органы контроля качества.

Вместе с тем проникновение на фармацевтический рынок контрафактной продукции приобретает все большую угрозу для потребителя, что отмечают и руководители здравоохранения, и сотрудники правоохранительных органов. По мнению участников опроса, доля фальсифицированных лекарств в России за последние два года увеличилась: данный ответ выбрали 82% руководителей учреждений здравоохранения и 64% сотрудников правоохранительных органов (диаграмма 6).

Как отмечалось ранее, по официальным данным Минздрава РФ, доля подделок составляет 7% от общего объема лекарств. Участники же проведенного нами опроса оценили данный показатель значительно выше: 48% руководителей учреждений здравоохранения и 32% сотрудников правоохранительных органов считают, что фальсифицированные лекарства составляют свыше 15% продукции российского фармрынка (более подробная информация по данному вопросу представлена на диаграмме 7).

Наиболее криминальным респонденты считают частный сектор сферы оборота лекарственных средств: 57% сотрудников правоохранительных органов и 72% руководителей учреждений здравоохранения. Вместе с тем соответственно 39 и 20% участников опроса ответили, что форма собственности в данном случае не имеет значения. По нашему мнению, причиной роста оборота фальсифицированных лекарственных средств является не увеличение частных форм предпринимательства в данной сфере, а отсутствие соответствующих организационно-правовых механизмов их функционирования. Данный вывод подтверждается и результатами проведенного эмпирического исследования.

О необходимости повышения эффективности деятельности государственных органов, занимающихся борьбой с контрафактной продукцией на фармацевтическом рынке, свидетельствует анализ результатов опроса руководителей учреждений здравоохранения, сотрудников правоохранительных органов и производителей лекарств. По мнению респондентов, ни один государственный орган не предпринимает эффективных мер по борьбе с контрафактными лекарствами.

Наименее объективными в оценке оказались сотрудники правоохранительных органов, которые удовлетворительно оценили лишь свою деятельность, присвоив 3,22 балла правоохранительным органам на местах и 3,12 балла Министерству внутренних дел. Руководители же учреждений здравоохранения оценили деятельность данных органов в 2,08 и 2,45 балла соответственно, а производители - в 1,97 и 2,36 балла. Из этого можно сделать вывод, что удовлетворительная оценка деятельности МВД и правоохранительных органов на местах не соответствует реальности и объясняется лишь субъективным патриотизмом участников опроса. Доказательством является и вышеприведенный анализ, свидетельствующий, что лишь 1% потребителей предпочитают обратиться в правоохранительные органы в случае приобретения фальсифицированных лекарств.

Расхождений в ответах респондентов различных категорий по отношению к другим государственным органам не было. Средний балл оценки их деятельности в области нейтрализации оборота фальсифицированных ЛС оказался ниже удовлетворительного значения. Наименее эффективной признана деятельность Государственной Думы: 1,56 баллов присвоили ей производители лекарств, 1,83 балла - руководители учреждений здравоохранения, 2,19 - сотрудники правоохранительных органов. Наивысший балл получил Департамент государственного контроля качества, эффективности, безопасности лекарственных средств и медицинской техники: соответственно 2,69, 2,64 и 2,88 балла. Сравнительная оценка эффективности деятельности государственных органов, в функции которых входит борьба с фальсификацией лекарственных средств, приведена на диаграмме 8.

Несмотря на то, что борьбой с фальсификацией лекарственных средств занимаются 17 государственных органов и 17 международных и профессиональных организаций, число контрафактной продукции продолжает расти. Основными причинами данного явления, на наш взгляд, выступают: несовершенная правовая база в области оборота лекарственных средств, недостаточно жесткие санкции за нарушения, неадекватность правоприменительной практики существующего законодательства, коррумпированность госслужащих, недостаток политической воли со стороны Правительства РФ, влияние производителей фальсифицированной продукции на властные структуры, состояние системы здравоохранения в целом и, в частности, организация управления сферой оборота лекарственных средств. Анализ данных, полученных в ходе исследования, показывает, что степень важности вышеперечисленных факторов высоко оценена всеми респондентами. Вместе с тем расхождения в значимости каждого из них для сотрудников правоохранительных органов, руководителей учреждений здравоохранения и производителей лекарств свидетельствуют об их ведомственной разобщенности, о приоритете частных интересов, что, безусловно, отрицательно сказывается на решении проблемы нейтрализации оборота фальсифицированных лекарственных средств (диаграмма 9).

Решение же столь сложной и социально значимой проблемы, как противодействие фальсификации лекарственных средств, может быть успешным лишь при тесном взаимодействии Министерства здравоохранения Российской Федерации и региональных органов управления здравоохранением, Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Государственного таможенного комитета РФ, а также при активном участии медицинской и фармацевтической общественности страны, средств массовой информации, производителей, работников здравоохранения и самих потребителей.

Необходимость решения проблемы фальсификации лекарственных средств требует принятия ряда неотложных мер: совершенствования деятельности специальной межведомственной Комиссии по борьбе с обращением фальсифицированных лекарственных средств; реформирования Департамента государственного контроля качества, эффективности, безопасности лекарственных средств и медицинской техники; реорганизации Фармацевтической инспекции Минздрава РФ; внесения в ФЗ "О лекарственных средствах", в Кодекс РФ об административных нарушениях и в Уголовный кодекс РФ поправок, предложенных Минздравом России. Степень важности данных мер участники опроса оценили от 3,07 до 4,71 баллов (оценка производилась по пятибалльной шкале, где 1 балл означал "менее важно", 5 - "крайне важно").

 

Результаты опроса, представленные на диаграммах 10 и 11,

позволяют сделать следующие выводы:

1. Особую заинтересованность респонденты высказали в принятии поправок, предложенных Министерством здравоохранения, для внесения:

а) в Уголовный кодекс РФ, предусматривающие введение меры наказания в виде лишения свободы сроком до шести лет за хранение и сбыт фальсифицированных лекарственных средств:

- средний балл, присвоенный сотрудниками правоохранительных органов, составил 3,83; руководителями учреждений здравоохранения - 4,62; производителями лекарств - 4,53;

- данный фактор определен как наиболее важный 36% сотрудников правоохранительных органов, 60% руководителей учреждений здравоохранения и 54% руководителей фармацевтических компаний;

б) в КоАП РФ, предусматривающие увеличение размера штрафа за хранение и сбыт фальсифицированных лекарственных средств:

- средний балл составил соответственно 3,80; 4,71 и 4,00;

- наивысший балл присвоили 35%, 72% и 36% респондентов соответственно;

в) в Федеральный закон "О лекарственных средствах", предусматривающие принятие положения об обязательном уничтожении фальсифицированных лекарственных средств:

- средний балл составил соответственно 3,80; 4,19 и 4,34;

- наивысший балл присвоили 35%; 44% и 46% участников опроса соответственно;

г) в Федеральный закон "О лекарственных средствах", предусматривающие введение четкого определения понятия "фальсифицированное лекарственное средство":

- средний балл составил 3,80 (сотрудники правоохранительных органов); 4,15 (руководители учреждений здравоохранения) и 4,18 (руководители фармацевтических компаний);

- самым важным данный фактор считают соответственно 35%, 40% и 38% участников опроса.

2. В целом все участники опроса отдали приоритет совершенствованию законодательной базы по отношению к реформированию государственных структур, занимающихся борьбой с контрафактными лекарственными средствами. Тем не менее следует отметить, что в настоящее время преобладает именно бюрократический подход к решению проблемы, поскольку предложенные поправки до сих пор не приняты, а реорганизация, например Фармацевтической инспекции, уже произошла. Такое положение дел не вызывает одобрения прежде всего у производителей лекарств, о чем свидетельствуют данные вышеприведенного анализа.

3. Сотрудники правоохранительных органов в наименьшей степени по сравнению с другими респондентами обеспокоены существующими пробелами в российском законодательстве, регулирующем поведение субъектов фармрынка. Самой важной мерой они считают реорганизацию Фармацевтической инспекции. Из этого следует, на наш взгляд, лишь один вывод: ведомственные требования по искоренению преступности, предъявляемые к сотрудникам милиции, вынуждают их беспокоиться об отчетных показателях своей деятельности гораздо больше, нежели о реальном состоянии безопасности потребителей лекарственных средств.

Анализ результатов проведенного исследования позволил выявить особенности и такого важнейшего, на наш взгляд, фактора, способствующего обороту фальсифицированных ЛС, как правовое самосознание общества. Потребителям лекарств было предложено ответить на вопрос: какие меры, по вашему мнению, могли бы способствовать вашей безопасности при покупке лекарств? Результаты представлены на диаграмме 12.

Наиболее важными мерами, по мнению респондентов, являются: ужесточение контроля со стороны государства - 46%; повышение заинтересованности производителей в изготовлении качественных препаратов и контроле фрмрынка - 41%; ликвидация частной торговли лекарствами - 35%; совершенствование законодательства - 32%; совершенствование методов информирования потребителей лекарственных средств - всего 14%; повышение степени собственной предусмотрительности при покупке лекарств - 16%.

Таким образом, российский потребитель отводит себе пассивную роль в обеспечении собственной безопасности при покупке лекарств.

Кроме того, покупатели в случае приобретения фальсифицированного препарата предпочитают купить другое лекарство (58% респондентов), а не обратиться в соответствующие государственные органы (диаграмма 13).

В результате проведенных исследований выявлено, что взаимодействие потребителя и государства в лице соответствующих структур в настоящее время практически отсутствует. Прежде всего это касается явно недостаточной информированности потребителей о существовании на российском рынке фальсифицированных лекарств, низкого уровня взаимодействия врачей и пациентов при выборе лекарств, чрезмерного доверия потребителей рекламе, мнению знакомых и личному опыту. В условиях низкого уровня платежеспособности и степени удовлетворения потребности в лекарствах, отсутствии механизма реализации государственных гарантий по обеспечению населения качественными медикаментами российские потребители находятся в полной зависимости от личных интересов субъектов предложения лекарств, которые зачастую избирают методы преступной конкуренции. К сожалению, именно производители фальсифицированной продукции, а не государственные органы преуспели в формировании потребительского спроса.

Основными мерами по профилактике преступлений на фармрынке являются предоставление потребителю достоверной информации о доброкачественности лекарственных средств, воспитание здорового образа жизни, повышение степени собственной предусмотрительности при покупке лекарств.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия