Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Интернет - конференция «Право и Интернет»

с 1.10.06 по 31.10.06

Правовые аспекты функционирования пиринговых сетей

Е.А.Войниканис
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


1. Структура пиринговой сети. В основе построения любой пиринговой файлообменной сети лежат три принципа. Принцип взаимного использования ресурсов: как физических, прежде всего, дискового пространства, так и нематериальных – информации в любых ее формах. Принцип децентрализации, поскольку пиринговая система не управляется из центра. И, наконец, принцип самоорганизации, который является логическим продолжением первых двух.

1. Структура пиринговой сети.

В основе построения любой пиринговой файлообменной сети лежат три принципа. Принцип взаимного использования ресурсов: как физических, прежде всего, дискового пространства, так и нематериальных – информации в любых ее формах. Принцип децентрализации, поскольку пиринговая система не управляется из центра. И, наконец, принцип самоорганизации, который является логическим продолжением первых двух. Таким образом, главное, что характеризует пиринговую сеть, это новая схема взаимоотношений клиент-сервер – функционируя как распределенная база данных, пиринговая сеть позволяет каждому пользователю предоставлять часть собственного дискового пространства для совместного доступа к файлам. Одно из очевидных преимуществ децентрализации – потенциально более высокая скорость загрузки файлов в сравнении с обычной системой, в которой любой файл загружается через центральный сервер. Децентрализация в совокупности с самоорганизацией обусловила интерес к пиринговым сетям со стороны социальных наук, поскольку в данном случае новая технология породила новый вид коммуникации. Другими следствиями децентрализации являются бесконтрольность и анонимность, которые позволяют активно использовать пиринговые сети как канал для передачи и загрузки защищенных авторским правом материалов. Определенную роль играет здесь и психологический фактор – с самого начала пиринговые сети предназначались для некоммерческого взаимного обмена файлами. В связи с описанными особенностями структуры использование в отношении пиринговых сетей стандартных механизмов регулирования, выработанных авторским правом, является крайне затруднительным. С другой стороны, прямые запретительные меры, как и в случае с другими новыми технологиями, оказываются малоэффективными. За время существования пиринговых сетей правообладатели, которые рассматривали пиринговые сети как реальную угрозу бизнесу, испробовали самые разные механизмы правовой защиты. Имея в виду расширение использования пиринговых сетей в России, считаю полезным рассмотреть позитивный опыт борьбы с нарушениями авторского права в пиринговых сетях, который имеют на сегодняшний день США и европейские страны.

2. Распространение пиринговых сетей.

По данным ОСЭР (Организации экономического сотрудничества и развития) число одновременных пользователей файлообменных сетей возросло с 4 миллионов в 2002 году до 10 миллионов в 2004 году. Только в основных пиринговых сетях FastTrack, включая KaZaA и Grokster, eDonkey, Direct Connect и Gnutella - ежедневно обрабатывается более 50 миллионов запросов. От общего числа населения пользователи пиринговых сетей составляют: в США – 0,9%, во Франции и Германии – 0,6%, в Канаде – 1,2% [1]. Учитывая небольшой срок существования (менее 10 лет) пиринговых сетей и устойчивую тенденцию роста – это значительные показатели. Тем более актуальной является проблема разработки действенных правовых механизмов, поскольку решать проблему необходимо на данном этапе, пока показатели находятся на начальной стадии роста. Крупные компании и ассоциации правообладателей (такие как RIAA в Америке) в звукозаписывающей индустрии сходятся во мнении, что общее снижение производства музыкальных дисков не в последнюю очередь обусловлено ростом числа пользователей пиринговых сетей.

3. Столкновение интересов: пиринговые компании и правообладатели.

Непосредственно правонарушение в пиринговой сети всегда совершается пользователем, и этот случай будет рассмотрен ниже. Вначале рассмотрим случаи косвенной ответственности компаний, которые распространяют и поддерживают программное обеспечение для пиринговых сетей.

Первая пиринговая сеть, Napster, была запущена в середине 1999 года Шоном Фаннингом. Идея оказалась успешной и в скором времени число пользователей за месяц достигало 70 миллионов, а число скачиваемых ими файлов – 2,7 миллиарда. В том же году Ассоциация звукозаписывающей индустрии Америки (RIAA) предъявила к Napster иск о нарушении авторских прав. Компания обвинялась в причинении убытков, связанных с незаконным копированием аудиофайлов. Слабым местом Napster оказалась ее структура – хотя музыкальные файлы и хранились на жестких дисках индивидуальных пользователей, поиск запрашиваемых файлов осуществлялся центральным сервером. Ссылки ответчика на правила «безопасной гавани» Закона США Об авторском праве в цифровую эпоху, касающиеся ограничения ответственности провайдеров, не помогли. В итоге в действиях Napster были обнаружены признаки соответствующие двум формам косвенной ответственности, известным прецедентному праву: «ответственности за содействие в контрафакции» (contributory infringement) и «субсидиарной ответственности» (vicarious liability). Суд посчитал, что распоряжение поисковой системой, включая хранение индекса файлов, свидетельствуют о возможности Napster контролировать файлообмен и блокировать передачу незаконного содержания, нарушающего права авторов и иных правообладателей. Спор урегулировало мировое соглашение, но за первым судебным разбирательством последовало второе, от которого компания Napster так и не смогла оправиться и в 2002 году объявила себя банкротом. Второй, более серьезный удар пиринговым сетям нанесло определение Верховного суда США, вынесенное в июне 2005 года. Речь идет о громком деле MGM Studios, Inc. v. Grokster, Ltd. Взяв за основу «содействие в контрафакции» (contributory infringement), суд признал возможным привлечь ответчика за «склонение» (inducement). В своем решении суд указал, что тот, кто распространяет программное обеспечение в целях способствовать его использованию для нарушения авторского права, несет ответственность за вытекающие правонарушения со стороны третьих лиц. Достаточными доказательствами вины в случае «склонения» (inducement) выступают: прямое правонарушение (таким является любое выявленное правонарушение со стороны пользователя сети), положительно выраженное действие (реклама, поддержка пользователей) и намерение (которое может быть выявлено путем анализа внутренней переписки компании). Вскоре после вынесения решения компания Grokster прекратила свою деятельность.

4. Правообладатели и инновационные технологии.

Хотя иск в деле MGM Studios, Inc. v. Grokster, Ltd был предъявлен 28 крупными компаниями шоу-бизнеса, решение в пользу истца было оценено общественностью неоднозначно. Фактически определенный вид программного обеспечения – предназначенный для создания и поддержания работы пиринговых сетей – признавался изначально вредоносным. Оговорка о необходимости доказательств противозаконных целей распространителя ничего не меняет в общей идее такого подхода. С точки зрения права, ключевым во всех судебных разбирательствах является вопрос об ответственности пиринговой компании как посредника (провайдера пиринговых услуг). Но если в сфере электронной торговли право на стороне провайдера, то в отношении пиринговых сетей однозначного ответа пока не существует. Дело осложняет также и развитие самих технологий – на смену централизованным пиринговым сетям, таким как Napster, пришли децентрализованные сети и пиринговые сети 3-го поколения, в которых отсутствует центральный сервер, а значит и возможность какого-либо контроля над потоками информации. Таким образом, ситуация с пиринговыми сетями в полной мере отражает одну из базовых проблем авторского права в Интернете - квалификация с правовой точки зрения пассивных действий или бездействия со стороны правонарушителя.

5. Правообладатели и пользователи пиринговых сетей.

Иная стратегия, получившая большее распространение в европейских странах, заключается в преследовании непосредственного нарушителя – конкретного пользователя пиринговой сети. Данный подход менее идеологичен и активно использует нормы авторского права. Первое нарушение, о котором можно говорить, касается незаконного воспроизведения: файл, который затем поступит в файлообменную сеть, вначале существует как запись в памяти компьютере (ЭВМ) пользователя. Соответствующая норма международных актов (Бернской Конвенции и Договоре ВОИС по авторскому праву) закреплена в ст.4 закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», где дается определение «воспроизведения произведения». Следующее нарушение связано уже с незаконным распространением файла (цифровой копии произведения). В контексте темы «Право и Интернет» основной новеллой в поправках к закону РФ «Об авторском праве и смежных правах», вступивших в силу с 1 сентября, можно считать введение правомочия «доведение до всеобщего сведения», которым наделяются как автор, так и субъекты смежных прав (исполнители и производители фонограмм)[2]. Предоставляя в качестве ресурса для обмена тот или иной файл с авторским произведением или фонограммой пользователь пиринговой сети доводит его до всеобщего сведения. Затруднение может возникнуть в связи с тем, что файл предоставляется всегда конкретным пользователям. Однако в связи с тем, что одновременными пользователями сети являются миллионы людей, которые не знают друг друга, в целом они составляют «общественность», значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи. Еще один вопрос может возникнуть в связи с тем, что «доведение до всеобщего сведения» подразумевает в том числе доступ «в любое время по своему выбору», а доступ к конкретному файлу возможен только в то конкретное время, когда обладающий им пользователь находится в сети. Зарубежные комментаторы Договоров ВОИС исходят из узкого понимания выбора времени – время оферты означает время пребывания в сети, когда другие пользователи действительно выбирают место и время для скачивания интересующего их файла [3]. Наконец, когда пользователь загрузил файл из пиринговой сети, его действия также можно квалифицировать как правонарушение, поскольку запись на жесткий диск, как уже говорилось, является воспроизведением. Если загруженный файл используется только в личный целях, то имеет место «воспроизведение в личных целях», которое разрешается авторским правом. В пиринговых сетях, однако, «воспроизведение в личных целях» - исключение, а не правило, поскольку любой загруженный файл составляет часть системы взаимного обмена, служит необходимым «кредитом» для получения следующих файлов.

6. Проблема идентификации пользователя.

Выявление правонарушения, если речь идет о пиринговых сетях, еще не означает, что правонарушитель понесет наказание и возместит убытки. Необходимо идентифицировать правонарушителя, а это можно сделать только при содействии провайдера пиринговых услуг. В США суды предпочитают не принимать решений о принудительном раскрытии информации о пользователях. Директива ЕС «Об электронной торговле» оставляет вопрос о принудительном раскрытии информации на усмотрение стран-участниц. Указанной возможностью воспользовались, к примеру, Австрия, Бельгия, Италия и Португалия. Ассоциация звукозаписывающей индустрии Америки (RIAA) подала 5500 исков, из которых были выиграны 504, каждый на сумму в несколько тысяч долларов. [1]. Peer to peer networks in OECD countries. OECD information technology outlook, 2004. [2]. что касается международных актов, то данное правомочие закреплено в ст. 8 Договора ВОИС по авторскому праву. [3]. Reinbothe J., Lewinski S. The WIPO Treaties 1996. London, 2002. Art.8, note 20.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия

Ключевые слова

См. также:
С. Ульяничев
Общественные науки и современность. 1992.  № 4. С. 34-44. 
[Статья]
Эльвина Рифхатовна Байбурина, Татьяна В Головко
Корпоративные финансы. 2008.  № 2 (6). С. 5-19. 
[Статья]
Сергей Иванович Лунев
Вопросы государственного и муниципального управления. 2008.  № 1. С. 38-51. 
[Статья]
Ульяна Викторовна Зинина
[Доклад на Интернет-конференции]
Сергей Александрович Середа
[Доклад на Интернет-конференции]
Михаил Иванович Звонарев, Геннадий Петрович Турмов
Университетское управление. 2002.  № 1(20). С. 16-25. 
[Статья]