Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Гендерные стереотипы в современной России

с 1.05.06 по 7.07.06


Комментарий к докладу А.А.Гнедаш

М.М.Малышева

Уважаемая Анна Александровна!


 


Большое спасибо за присланный материал. Думаю, что он мог бы послужить отправной точкой для будущего серьезного исследования. Пока, с моей точки зрения, в нем обозначены некоторые направления анализа, требующие кропотливой работы.


 


1. Наверняка Вы со мной согласитесь - данные опроса 25 экспертов из Краснодарского края ни при каких условиях нельзя экстраполировать на всю Россию или на всех мужчин и женщин, работающих в структурах власти, впрочем как и на сами эти структуры. В анотации к своей работе Вы называете пол Ваших респондентов (экспертов) и возраст, а также такой индикатор как "высшее образование". Однако его дифференцирующие свойства мало значимы. Сегодня иеет значение не столько уровень образования, сколько тип образования, специализация. Во всех регионах в законодательных и сиполнительных органах власти работают преимущественно женщины из системы здравоохранения и образования. Отсюда психологический шлейф их характеристик и стереотипов, который и оказался в центре проведенных Вами интервью. Мужчины идут в политику из бизнеса и с хозяйственно-административных должностей, это чаще всего юристы и экономисты. То есть бэкграунд существенно различается. Поэтому деление "свой" - "другой" начинается уже здесь и вовсе не по признаку пола, а по существу профессиональной дифференциации. 


 


2. Вы ничего не пишете о методологических приемах ведения интервью. А это тоже очень важно. Было ли оно структурированным или свободным. Насколько данные опроса одного эксперта были сопоставимы с данными опроса другого (набор и последовательность вопросов). Какова была продолжительность интервью? Были ли Вы ведомой в интервью или ведущей? Устраивал ли подбор ваших вопросов экспертов, или Вы задали те рамки, за границы которых диалог не вышел?  


3. А теперь самое главное. Первый абзац Вашей работы начинается с утверждения, что низкое представительство женщин в органах власти - результат их дискриминации. Я тоже так считаю, но для большей части российского населения, особенно мужского, - это факт не очевидный, его нужно доказать. Удалось ли Вам в Ваших выводах выполнить такую задачу? Вероятно, только отчасти. И нетудно ответить, почему складывается такое впечатление. 


 


Делая центральным вопрос "С кем Вам легче работать: с мужчинами или женщинами", Вы сразу увели своих экспертов в сферу психологии и представлений о мужских и женских ролях. Соответственно поставленному вопросу Вы получили массированные суждения, основанные на психологических и биологических различиях мужчин и женщин. То есть еще раз подтвердили то, что было получено в массе предыдущих исследований - живучесть традиционного менталитета относительно "мужского" и "женского" (что в политике, что в науке, что в бизнесе, что в управлении). Преследуя задачу не задавать в лоб вопрос о дискриминации женщин во власти, Вы произвели неудачную замену. Тем самым цель опроса не была реализована. Представляете ли Вы мысленно за своими плечами "оппонента", когда пишите на эту тему? Оппонент говорит простую вещь: "Женщин в политике и во власти мало потому, что они сами не слишком абициозны, что они боятся идти во власть, что для них риск потерять мужа или детей вследствие сверхнагрузки и страшного дифицита времени для домашнего общения страшнее своих нереализованных потенций или усредненного статуса". И оппонент прав. На 10 кандидатов, вступающих в предвыборную гонку приходится пока только одна женщина. В руководстве политических партий - они исключение. Самовыдвижением занимаются крайне редко и т.д. и т.п. Женщины объективно соглашаются выполнять вторые роли. Что это? Самодискриминация?  Я бы ответила, что вещи горазде более серьезные, чем массовые стереотипы о неспособности женщин к лидерству и руководству. Женщины не идут во власть из-за слабых экономических позиций, отсутствия у них административного ресурса (связий), низкой узнаваемости среди населения. Проигрывают и тактически. Не имеют навыков ведения борьбы в избирательных кампаниях, не умеют демонстировать свои профессиональны достоинста при назначении на административные должности. То есть за рамками опроса  остался огромный спектр причин практического-стратегического порядка, а в фокусе оказались явления идеального порядка - ценности, взгляды, убеждения и т.д.   


 


Другими словами. Поскольку все Ваши рассуждения строятся на высказанных экспертами психологических оценках руководителей-мужчин и женщин, то Вы делаете именно психологические обобщения.      


 


Отсюда уже идут некоторые частные замечания.


 


1. Утверждение об "автоматическом бонусе", которые приобретают женщины-одиночки в политике весьма субъективно. Женственность работает как ресурс только при определенных внешних данных и возрасте. После 55 (а большая часть женщин-чиновниц и статусных политиков находятся именно в этом возрасте, я не беру муниципальный уровень) женственность как ресурс отпадает и начинается здоровое состязание.


 


2. Вы нигде не даете более или менее грамотного определения "лидерства" как руководитель исследования (опроса). То есть нет того норматива, с которым можно было бы соотнести высказывания Ваших экспертов. Эксперты, в свою очередь, крайне эклектичны в суждениях. Они привносят в это понятие свои субъективные и дифференцированные по полу оценки, часто противоречащие друг другу. Какого-то четкого видения "лидерства" как социального феномена из ответов респондентов не просматривается. Поэтому анализ данных сюжетов не имеет четкой логики. Вместо нее Вы вводите категории "маскулинного империализма" или "гендерной сегрегации". Причем тут "империализм" - совершенно непонятно. Вероятно речь идет об "универсализме"? Но это уже дело вкуса. Если Вам импонируют радикальные суждения экстремального феминизма, то, заимствуя их из западной литературы, приводите, пожалуйста, ссылки. Аналогичным образом вместо "гендерной сегрегации" я бы прдпочла говорить о "гендерных преференциях". Сегрегация не может быть результатом выбора социально-демографической группы (женщинами должна руководить женщина), сегрегация устанавливается извне.


 


3. Обескураживающим представляется анализ через соотнесение понятий "лидер-мужчина" и "лидер-человек". Это, с моей точки зрения  "теоретизирующий сексизм". Даже если эмпирика дает Вам реальное наполнение этих дефиниций, все же серьезный исследователь предпочтет уйти от ситуации, когда за всем ходом  анализа эксплицитно подразумевается суждение, что женщина не человек, поскольку не лидер. Речь идет о простой политкорректности.


 


4. Наконец о языке Вашего текста. Многие фразы очень тяжелы для восприятия и при всей доброжелательности не прочитываются с первого раза. Их приходится домысливать или рабивать на несколько предложений, чтобы они зазвучали.


   


- "конструирование дискриминации само основывается или подпитывается широко распространенными стереотипами об особенностях гендерных ролевых репертуаров в публичной сфере и в сфере управления в частности"


- "Указанная формулировка не фокусирует внимание на дискриминацию, а потому позволяет в нейтральном контексте выявить наличие или отсутствие различий в конструировании гендерных образов в сфере рабочего взаимодействия"


- "Встречалось и эксплицитное отрицание влияния роли биологического пола на качество рабочих взаимодействий".


- "Сопоставляя гендерные предпочтения в работе с представлениями экспертов о руководителе каждого типа коллектива, выделим следующие гендерные модели возможного взаимодействия управляемых и управляющего"


- "Неспособность женщин к руководству — к исполнению функции в публичной сфере — могла объясняться мужчинами в терминах интимной сферы"


 - "Вышедшая за рамки соответствующей гендерной роли женщина-руководитель детерминируется окружающими как «существо», дестабилизирующее предписания полу и нарушающее механизм гомосоциального воспроизводства политико-административных элит"


 - "можно выделить почти полное совпадение качеств человека-лидера и лидера-мужчины в представлениях обоих гендеров экспертов"


 - "К тому же появление женщины в группе мужчин приводит к амортизации агрессивности последних"


 - "Данные качественного анализа подтверждают мысль о наличии социально сконструированных (гендерных) границ проникновения на высшие должности в политико-административных элитах"


 -"сохранению барьеров способствует институционализация патриархатных стереотипов в феномене «стеклянного потолка». ("стеклянный потолок" не является институтом - М.М.)


 - "детерминирование биологических функций и семейных обязанностей женщин для оправдания и воспроизводства механизма дискриминации, что порождает ролевые конфликты между женственностью и компетентностью и лишает объективности оценку трудовых достижений женщин"


 - "Воспроизводство данных барьеров происходит путем гендерной системы ролей женщина-исполнитель и мужчина-руководитель, проецируемой в сознании граждан, замещающих должности государственной гражданской службы, как «привычная».


 


 


 Надеюсь, что мой комментарий Вам поможет. Очевидно, что Вы искренне переживаете за российских женщин и хотите, чтобы их статус в обществе вырос. Успехов Вам в этих исследованиях.


Марина Михайловна Малышева




 



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 8.06.06 Комментарий к докладу А.А.Гнедаш (М.М.Малышева)
  •  
      Дискуссия