Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Гендерные стереотипы в современной России

с 1.05.06 по 7.07.06

ГЕНДЕРНЫЙ АНАЛИЗ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И ИНДИКАТОРЫ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА В СФЕРЕ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ

Е.А.Баллаева
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Гендерное равенство прав граждан на охрану здоровья: постановка проблемы Политика в сфере здравоохранения - составная часть социальной ответственности государства. Конституционное право на охрану здоровья неразрывно связано с деятельностью государства, направленной на обеспечение граждан общедоступными, адекватными и эффективными медицинскими услугами, удовлетворяющими их потребности с максимальной полнотой.

Гендерное равенство прав граждан на охрану здоровья: постановка проблемы

Политика в сфере здравоохранения - составная часть социальной ответственности государства. Конституционное право на охрану здоровья неразрывно связано с деятельностью государства, направленной на обеспечение граждан общедоступными, адекватными и эффективными медицинскими услугами, удовлетворяющими их потребности с максимальной полнотой.

 

Понятие «здоровье» является многофакторным: помимо биологической составляющей, оно включает в себя множество социальных, культурных, экономических и политических элементов, которые, в свою очередь, способны оказывать позитивное или негативное воздействие на здоровье людей. В международных документах такое расширенное толкование здоровья получило наименование «комплексного здоровья». Право на здоровье является неотъемлемым и фундаментальным правом человека и условием устойчивого социально-экономического прогресса и развития.

 

Несмотря на то, что в охране здоровья и развитии системы здравоохранения заинтересованы все граждане - независимо от пола - в силу биологических особенностей, связанных с репродуктивной функцией, женщины пользуются медицинскими услугами более интенсивно. Для женщин в особенности важны условия и гарантии реализации репродуктивных прав – права на материнство, на предотвращение нежелательной беременности и др. – что предполагает предоставление соответствующих медицинских услуг, их доступность, приемлемость и качество.

 

К сожалению, гендерное равенство в сфере здравоохранения зачастую толкуется сугубо формально: как равенство граждан разного пола на реализацию своих прав на охрану здоровья, закрепленное законом.

 

Гендерные отношения в здравоохранении относятся к широкой совокупности проблем, которые не сводятся исключительно к проблемам здоровья женщин и мужчин, или же к особым интересам двух полов в предоставлении медицинских услуг. Переход к рынку спровоцировал рост гендерного неравенства в обществе, и это отразилось - в том числе - на сфере здоровья и здравоохранения. Состояние здоровья и мужчин и женщин заметно ухудшилось, система здравоохранения переживает тяжелый кризис. Попытки сохранить государственное здравоохранение - наряду и в сочетании с развитием коммерческого сектора медицинских услуг - не удались, и ситуация неуклонно ухудшается, приближаясь к условиям третьего мира. В условиях агрессивной коммерциализации социальной сферы и неэффективной работы института обязательного медицинского страхования дискриминационный характер сферы здравоохранения неизмеримо усиливается. Попытки государства политическими, экономическими и организационными мерами справиться с нарастающим валом проблем общественного здоровья и здравоохранения все чаще остаются неэффективными.

 

Между тем при разработке реформ здравоохранения гендерное неравенство остается вне поля зрения, а проблемы измерения гендерного неравенства в сфере здоровья и его охраны практически не ставятся. Накопленный рядом стран, а также международными организациями опыт по интеграции комплексного гендерного подхода в реформы здравоохранения остается невостребованным.

 

В последние годы, основываясь на решениях, зафиксированных в Программе действий Четвертой Международной конференции женщин (Пекин, 1995), Всемирная организация здравоохранения активно распространяет методологию интеграции комплексного гендерного здоровья в политику здравоохранения, которая включает рассмотрение всей совокупности социально-экономических факторов, обеспечивающих равенство прав граждан на охрану здоровья.

 

  1. Методология

В настоящее время не существует общепринятой модели измерения гендерного неравенства в сфере здравоохранения. Большинство предлагаемых международными организациями моделей измерения гендерного неравенства в здравоохранении приспособлены для измерения прогресса в реализации глобаьных программ действий и перспективных планов, принятых на конференциях ООН по проблемам социального развития, народонаселения и развития, а также Четвертой Международной конференции по делам женщин 1995 г. Эти модели также позволяют фиксировать соблюдение странами положений международного права – таких, как Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, андискриминационные конвенции МОТ, Международные пакты о правах человека, Социальная хартия и др. Для стратегических целей политики гендерного развития России эти показатели являются необходимыми, но недостаточными. Анализ гендерной статистики в сфере охраны здоровья, на наш взгляд, можно базировать на привлечении обширного круга первичных данных из официальных источников, поскольку они позволяют наиболее достоверно отображать тренды и закономерности динамики гендерных отношений. Действующая в Российской Федерации система статистического учета гендерных показателей здоровья и характеристики здравоохранения и медицинских услуг, на наш взгляд, является достаточно репрезентативной, хотя и нуждается в дальнейшем развитии.

 

      Точкой отсчета в анализе индикаторов гендерного неравенства в сфере здоровья и здравоохранения является Система социальных показателей здоровья ООН.

 

 

Социальные показатели здоровья (ООН):

 

q       Ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 1 года, 20 лет, 40 лет, 60 лет;

q       Ожидаемая продолжительность жизни в состоянии нездоровья в возрасте 1 года, 20 лет, 40 лет, 60 лет;

q       доля лиц, пребывающих в состоянии нездоровья (%);

q       физическая доступность медобслуживания (средний срок получения скорой медпомощи);

q       экономическая доступность медобслуживания – семейные доходы (чистые расходы на страховое здравоохранение на одну семью, полная стоимость услуг здравоохранения, получаемых одной семьей.

 

 

 

В качестве идентификационных показателей гендерного неравенства в сфере здравоохранения в настоящем исследовании рассматриваются:

q       гендерно дифференцированные показатели здоровья, характеризующие объект политики в сфере здравоохранения, а также реальные потребности гендерных групп в оказании медицинских услуг;

q       экономические и организационные отношения в системе здравоохранения, представляющие субъект политики, обеспечение услуг в сфере здравоохранения;

q       правовое обеспечение равных прав и равных возможностей мужчин и женщин в сфере здравоохранения, а также их репродуктивных прав.

 

Гендерный анализ здоровья и политики в сфере здравоохранения призван идентифицировать различные потребности женщин и мужчин в охране здоровья, а также определить способы удовлетворения этих потребностей на основе принципов социальной справедливости и отсутствия дискриминации по признаку пола. В последнем случае акцент делается на равенстве возможностей женщин и мужчин в сфере здоровья и здравоохранения, а не на равенство результатов.

 

В настоящей работе использованы данные Государственного комитета по статистике РФ, Министерства здравоохранения РФ, ВЦИОМ, ИСЭПН РАН, Russian Longitudinal Monitoring Survey, а также зарубежных и отечественных исследований.

 

2. Гендерные аспекты медико-социальных показателей здоровья

 

В число социально значимых показателей состояния здоровья в гендерном аспекте входят: ожидаемая продолжительность жизни; младенческая смертность; материнская смертность; ожидаемая продолжительность жизни в состоянии нездоровья; доля лиц, пребывающих в состоянии нездоровья, материнская смертность; физическая доступность медобслуживания (средний срок получения скорой медицинской помощи); экономическая доступность медобслуживания – чистые расходы на медицинское страхование, полная стоимость услуг на здравоохранение, доля услуг здравоохранения, предоставляемых бесплатно.

 

Часть этих показателей включены в официальные статистические отчеты Российской Федерации; другая часть анализируется нами по материалам социально-экономических исследований, а также исследований состояния здоровья населения и предоставления медицинских услуг.

 

Реформы в сфере здравоохранения явились интегральной составляющей политики реструктуризации, которая делает акцент на рыночных принципах функционирования и развития социального сектора как части экономического пространства без учета социальных последствий. Государство активно способствовало развитию рыночных отношений в системе предоставления медицинских услуг. Поскольку процесс этот продолжается уже достаточно длительное время, накопились данные, позволяющие дать объективную оценку социальной эффективности политики рыночной трансформации сферы здравоохранения и ее гендерных последствий.

В числе индикаторов, характеризующих гендерные аспекты коммерциализации здравоохранения мы выделили следующие:

 

3.1 Доля платных услуг здравоохранения – индикатор, характеризующий ДОСТУПНОСТЬ медицинских услуг.

 

За постсоветский период расходы государства на здравоохранение сократились в сопоставимом выражении примерно в два раза. Требуемые затраты на оказание медицинских услуг в объемах обеспечения государственных гарантий - от 3,7 – 3,9 ВВП. Суммы расходов на здравоохранение в 1997 г. составили 3,27% ВВП, в 1998 г. – 2,93%. Наметившийся в последние годы рост расходов на здравоохранения, включая Национальный  проект «Здоровье», является недостаточным для вывода системы здравоохранения из хронического кризиса недофинансирования.

 

Рост затрат населения на услуги здравоохранения происходит пропорционально сокращению бюджетных и внебюджетных форм государственного финансирования. Причем, потребление платных медицинских услуг является жестко структурированным. По данным Госкомстат за 2000 г., удельный вес расходов населения на медицинские и санаторно-оздоровительные услуги оказался сосредоточенным в группах населения, располагающих наибольшими доходами. К сожалению, децильные группы не детализированы по полу. По данным доклада Всемирного банка «Феминизация бедности в России», дифференциация расходов на медицинские услуги выше, чем общая дифференциация по расходам на конечное потребление примерно в 2 раза[1]. Доля расходов на медицинскую помощь и покупку лекарств тем больше, чем меньше доход семьи. Население с доходами ниже прожиточного минимума, где женщины представлены в 1,2 раза чаще (а в старших возрастах в 4 раза чаще), по некоторым оценкам, тратит на медицинское обслуживание и лекарства в три раза большую часть своих доходов, чем та часть населения, которая имеет наивысшие доходы[2].

 

Малоимущие женщины реже, чем женщины из десятой и девятой децильных групп, посещают клиники, у них короче сроки пребывания в больницах. Среди них больше отказов от медицинской помощи и лекарств, рекомендованных врачом. В 1998 г. 58% женщин из беднейших семей не могли купить выписанные лекарства, так как не имели для этого средств. 30% той же группы были вынуждены по этой причине отказаться от рекомендованной амбулаторно-поликлинической помощи, а 12% не смогли из-за высокой стоимости положить в больницу членов своих семей[3].

 

Учитывая нарастающую феминизацию бедности, можно предположить, что дальнейшая коммерциализация здравоохранения стабилизирует концентрацию женщин-потребительниц платных медицинских услуг в двух последних децильных группах, а доля отказов от медицинской помощи в первых децильных группах будет расти. Об этом свидетельствует, в частности, зафиксированный исследователями факт, что более ¾ потребителей платных услуг квалифицируют это как вынужденную необходимость[4].

 

Следует отметить, что как вынужденный отказ от медицинских услуг, так и реструктуризация формы оказания услуг (в сторону увеличения амбулаторно-поликлинических услуг и сокращения стационарного лечения) увеличивают гендерную асимметрию, так как вслед за этим увеличивается нагрузка женщин в домохозяйстве. Растет доля неоплачиваемого труда женщин по лечению и уходу за больными членами их семей; сокращается доля участия женщин в первичном секторе; характер занятости смещается в сторону вторичного и третичного секторов. В особенно уязвимом положении находятся работающие женщины молодого и среднего возраста.

Объем государственных расходов на здравоохранение имеет для женщин пропорционально большее значение, чем для мужчин, поскольку женщины испытывают дискриминацию как на стадии образования доходов, так и при их распределении внутри домохозяйств. Разрыв в уровнях оплаты труда мужчин и женщин составляет 40%. По оценкам исследователей выраженную гендерную окраску имеют 40-45% дефицита ресурсов домохозяйств. Шкала эквивалентности, используемая ОЭСР, придает вес, равный 1.0 первому взрослому, 0,7 другим взрослым и 0,5 каждому ребенку. На практике это означает, что в большинстве домохозяйств доля располагаемых доходов,

приходящаяся на женщину в целом ниже, чем у мужчин. Учитывая высокую концентрацию женщин в группах с наименьшими располагаемыми доходами с низкой долей денежных доходов в их составе, зависимость женщин от социальных трансфертов, в том числе и от предоставляемых в натуральной форме, в среднем выше чем у мужчин. При увеличении доли платных медицинских услуг женщины оказываются в более уязвимом положении, поскольку у них: а) ниже доля денежных доходов в общей структуре доходов (большая «пакетируемость» доходов); б) меньшая доля потребляемых денежных доходов, независимо от статуса занятости; в) больший объем потребляемых услуг в связи с репродуктивной функцией.

 

5. Проблемы измерения гендерного неравенства в здравоохранении

Для измерения гендерного равенства в системе обеспечения равных прав женщин и мужчин на охрану здоровья мы предлагает модель, состоящую из пяти блоков:

  1. Гендерные измерения заболеваемости и здоровья

1.1. Объективные показатели заболеваемости и здоровья в гендерном измерении

1.2  Гендерное измерение субъективных оценок заболеваемости и здоровья

 

2. Гендерные измерения институциональной обеспеченности прав на охрану здоровья учреждениями здравоохранения

2.1 Гендерные показатели суммы государственных и личных затрат граждан на медицинское обслуживание

2.2 Гендерные показатели обеспеченности населения стационарной и амбулаторно-поликлинической медицинской помощью

2.3 Гендерные показатели обращаемости населения в учреждения здравоохранения

 

3. Гендерные измерения удовлетворенности потребностей населения в услугах здравоохранения

3.1 Доступность медицинского обслуживания для мужчин и женщин

 

4. Репродуктивное здоровье женщин и мужчин

4.1 Реализация права на искусственное прерывание беременности

4.2 Доступность услуг планирования семьи для мужчин и женщин

 

5. Социо-культурные факторы, влияющие на здоровье женщин, девушек и детей – (сексуальное и домашнее насилие)

 

В совокупности эти пять блоков отвечают целям гендерного анализа политики в сфере охраны здоровья по идентификации и анализу существующего гендерного неравенства, вытекающего из отношений между полами. Гендерное неравенство рассматривается как фактор риска в отношении здоровья, а также в связи с определяемыми половой принадлежностью возможностями доступа к ресурсам здравоохранения и контроля, включая процесс принятия решений.

 

Очевидно, что реформа здравоохранения не может быть успешной в условиях перманентной деградации социальной сферы. Тем не менее, она способна оказать позитивное воздействие на социально-экономическую ситуацию в стране, если в ее основе будет заложен принцип максимального удовлетворения реальных потребностей и равных возможностей мужчин и женщин, других групп населения на получение медицинской помощи. Интеграция комплексного подхода к проблемам социального и гендерного равенства в систему здравоохранения позволяет повысить ее социально-экономическую эффективность, и развитие гендерных статистических показателей – первый шаг на этом пути.

 



[1] Феминизация бедности в России. Всемирный банк М.,2000, с.95-96

[2] Ибрагимова Д., Красильникова М., Овчарова Л. Участие населения в оплате медицинских и образовательных услуг. – В: Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. Март-апрель 2000, №2 (46), ВЦИОМ

[3] Там же

[4] Там же

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия