Эксоцман
на главную поиск contacts

Вальтер Ойкен о либерализме и социальной политике

Г.А.Ястребов
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Существующее сегодня многообразие функционирующих во всем мире социально-экономических систем порождает массу вопросов и соответствующих дискуссий относительного того, какие из этих систем являются конкурентоспособнее и эффективнее других, какие наиболее соответствуют специфическим свойствам, характеризующим


Существующее сегодня многообразие функционирующих во всем мире социально-экономических систем порождает массу вопросов и соответствующих дискуссий относительного того, какие из этих систем являются конкурентоспособнее и эффективнее других, какие наиболее соответствуют специфическим свойствам, характеризующим те или иные страны, и в большей мере отвечают национальным интересам, в число которых, несомненно, превыше всего ставится благосостояние государства и всех и его граждан. У истоков этих дискуссий стоят признанные труды классиков политической экономии минувших столетий таких как А. Смит, Д. Рикардо, Дж. Ст. Милля и т.д. Многие принципиальные идеи этих выдающихся ученых получили свое продолжение и критику в более современных работах ХХ века, к авангарду которых смело можно отнести А. Маршалла, Дж. М. Кейнса и многих других. В то же время, очевидный кризис господствовавших до того времени преимущественно капиталистических систем, назревшие вопросы социальной справедливости и перераспределения собственности привели к формированию сильного альтернативного течения в политической экономии – социализма К. Маркса. И, тем не менее, масштабный исторический эксперимент доказал недееспособность этих социально-экономических систем в их чистом виде вследствие остроты заложенных в них противоречий. Все это вполне закономерно привело к необходимости последовательной критики «капитализма» и «социализма» и более тщательного анализа источников возникновения противоречий, которым может быть охарактеризован научный поиск представителей новой политической экономии середины ХХ века.

К одному из наиболее значимых продуктов новой политической экономии нельзя не отнести новую социально-ориентированную экономическую модель, разработанную и постепенно развивавшуюся в послевоенный период в странах Европы. Несмотря на то, что соответствующий термин не имеет четкой и общепринятой интерпретации в научных работах, в своем вольном толковании он практически всегда сводит соответствующую модель к соблюдению следующих принципов: сбалансированному поддержанию высокого уровня экономического, политического и социального развития общества, которое достигается достижением существенного уровня благосостояния и качества жизни всех его членов, соблюдению социальной справедливости и защищенности всех социальных слоев [Базылев, Базылева 2003, стр.289]. Необходимым условием для существования данной системы является эффективное функционирование соответствующих институтов общества, ориентированность на прогресс, который по сути обеспечивает рост благосостояния и направлен на повышение производительности труда. Сравнивая представленную модель с классическим механизмом рыночного хозяйствования, которое также обеспечивает рост и достижение высокого уровня общественного благосостояния путем совершенствования институтов рыночной конкуренции и стимулирования технологического прогресса, само по себе определение социально-ориентированной рыночной экономики ставит в ряд важных задач данной системы необходимость разрешения социального вопроса.

Таким образом, возвращаясь к характеру современных позитивных дискуссий между идейными продолжателями социалистических и капиталистических традиций, осознавших бесперспективность отстаивания своих категоричных догм, необходимо отметить, что данный вопрос отныне начинает рассматриваться не как основной источник противоречий, а как неотъемлемый элемент государственной экономической политики, направленной на развитие высокой конкурентоспособности национальной хозяйственной системы. Такой подход потребовал серьезного переосмысления основных принципов экономической политики, источников ее эффективности и социальной стабильности. В частности, серьезной критике подверглась одна из концепций социального рыночного хозяйства, реализованная Л. Эрхардом и А. Мюллером-Армаком в Германии и характеризовавшаяся чрезмерным участием государства в перераспределении благосостояния с целью сглаживания социальных противоречий. Нарушение эффективности функционирования экономической системы потребовало возобновления дискуссии и разработки четкого теоретического обоснования взаимосвязи между экономической (конкурентоспособность) и социальной (распределение благосостояния) составляющей.

В этой связи, пожалуй, одну из наиболее фундаментальных попыток предпринял Вальтер Ойкен, один из самых известных представителей Фрайбургской школы, который совместно с юристом Францем Бемом в начале 30-х годов прошлого столетия положил начало немецкому неолиберализму, послужившему концептуальной и экономической основой устройства нового социального рыночного хозяйства. Лучшим способом решения «социального вопроса» В. Ойкен считал создание благоприятных условий для эффективного хозяйствования и свободы хозяйственных решений. Таким образом, основные разногласия касались понимания роли государства в экономике. Отчасти критикуя классический либерализм, неолибералисты и, в частности, их германские последователи, ведомые В. Ойкеном, увидели основной источник бед современного рыночного общества в постепенной монополизации экономики, угрожавшей уничтожением принципов совершенной конкуренции. Одновременно возрождая эти самые принципы, они уповали на их определяющую роль в процессе достижения максимальной конкурентоспособности и эффективности экономической системы.

Наряду с другими представителями неолиберализма, такими как отец-основатель этого направления Ф. А. Хайек (лондонская школа) и американский экономист М. Фридман (чикагская школа), немецкие неолибералисты последовательно отстаивали соблюдение принципов конкурентного экономического порядка (нем. die Ordnung), к поддержанию и совершенствованию которого должна быть сведена роль государства. В соответствии с таким подходом В. Ойкеном и сторонниками его взглядов была сформулирована идеология вполне самостоятельного направления неолиберализма – ордолиберализм. Прежде, чем перейти к анализу экономических принципов, изложенных В. Ойкеном в своей фундаментальной работе [Ойкен 1995], и его видению возможных решений социального вопроса, было бы логично определить место ордолиберализма в системе существующих представлений о либерализме как таковом.


Осмысление традиций либерализма произошло в виде утверждения о том, что именно принцип свободы личности и, как следствие, свободы хозяйственных решений, является залогом эффективности всей хозяйственной системы, и жесточайшей критики неконкурентоспособных социалистических режимов, сформировавшихся в отдельных странах начала ХХ века. В то же время, очевидная несостоятельность некоторых положений классического либерализма и необходимость более реалистичного взгляда на вещи, о которых в своей работе Индивидуализм: Истинный и ложный [Хайек 2000] пишет Ф. А. Хайек, становятся основой для формулирования новой системы принципов. И если традиционный либерализм исходит из того, что свободное рыночное хозяйство формируется само собой в процессе свободной конкуренции, сторонники неолиберализма начинают скептически относиться к такому механизму эволюции и отбора.

Неолиберализм представляет собой не просто возрождение классического либерализма, но и качественное преобразование его основных ценностей в условиях ограниченной человеческой рациональности и его сущностной природы. Действительно неолибералисты считают рынок свободный рынок наиболее эффективной и соответствующей природе человека системой, однако, если их предшественники, классики, верили в автоматизм рынка как регулятора производства и обмена посредством самовоспроизводящейся системы отношений, то неолибералы подошли к обоснованию необходимости регулирования механизма конкуренции. Основная проблема, по мнению неолибералов, в том, что конкуренция не может постоянно воспроизводится, поскольку в результате ее осуществления выживает «сильнейший», который с течением времени так или иначе превращается в монополиста. Отсюда вытекает принципиальная роль государства, которое должно развивать и оберегать конкуренцию методами сознательного государственного регулирования. В этом смысле, сильным и конкурентоспособным становится то государство, которое способно противостоять монополизации экономики, подавляющему влиянию объединений и организаций, и обеспечить конкурентность своих рынков.

Характерно, что данной проблемой очень остро прониклись в Германии. В период между двумя мировыми войнами эта страна страдала от картелей, слияния фирм, соглашения о ценах, различных государственных мер, направленных против конкуренции. Одним из наиболее болезненных примеров монополизации являлась монополия покупателей на рынке рабочей силы: «в рамках подобной монополии заработная плата может быть понижена работодателем без точно обозначенного предела», в свою очередь снижение заработной платы в этих условиях вынуждало рабочих «работать больше или же заставлять работать жену и детей», что лишь усиливало власть монополиста и ухудшало положение трудящихся [Ойкен 1995, стр. 99]. Поэтому, чтобы не допустить подобных антисоциальных и антидемократических тенденций, необходимо было выступить за такие правила конкуренции, которые государство должно защищать от постоянных попыток определенных объединений и организаций обойти или ограничить конкуренцию.

Ордолиберализм, предложенный В. Ойкеном и его коллегами, исходит из убеждения, что только хозяйственный порядок, основанный на свободе и ответственности каждого индивидуума, может эффективно обеспечить общество ограниченными благами и неуклонно повышать всеобщее благосостояние. При этом человек с его моральными установками и инстинктами сам по себе в условиях отсутствия каких-либо ограничений со стороны государства, как это утверждалось у классических либералистов, не является источником свободы и конкуренции, поскольку сознательно всегда будет стремиться ее ограничивать. Во избежание этого требуются определенные институциональные условия, которые таким образом регулируют хозяйственную деятельность индивидуумов (естественно, реализующих свои интересы), что в конечном счете от этого выигрывают все. И ордолибералисты стремятся найти оптимальный вариант таких условий, которые формируют экономический порядок, причем не стихийный, а сознательно и целенаправленно формируемый и реализуемый посредством государственных мероприятий. Сюда относятся конституционные, правовые или организационные правила, соглашения, обычаи и нормы, а также правила, с помощью которых реализуются другие правила. С этими условиями считаются все участники хозяйственной жизни, а их несоблюдение влечет за собой социальные и материальные санкции. Тем самым они способствуют упорядоченности и постоянству хозяйственной деятельности при аналогичных и повторяющихся ситуациях, возникающих в результате решений деловых партнеров, и таким образом содействуют стабильным и уверенным ожиданиям в отношении поведения экономических агентов. И как следствие этого отношения становятся менее сложными и более стабильными, возникает взаимное доверие, только которое и может надежно обеспечить упорядоченную хозяйственную общественную жизнь. Вместе с тем система правил и регулирующих мер не только не должна сдерживать рынок, но и не должна противодействовать ему. «Политика порядка» была призвана координировать интересы субъектов хозяйствования с целью снятия противоречий между индивидуальным поведением и общественными интересами [Ойкен 1995, кн. 4].

В «Основных принципах экономической политики» В. Ойкен последовательно рассмотрел и проанализировал несколько типов экономик, выделив из них две чистые формы: «централизованно управляемое хозяйство» и «рыночное хозяйство», которое в свою очередь может характеризоваться десятками «рыночных форм» [Ойкен 1995, стр. 72-78]. Обсуждение этих моделей, которое автор называет мышлением категориями «порядков», представляет собой последовательную критику несостоятельности чрезмерного государственного регулирования экономики и, в частности, социалистического типа хозяйствования, когда весь производимый продукт централизованно распределяется государством. В тоже время сами по себе «формы рынков» в контексте анализа существующих экономических моделей являются определяющими факторами эффективности многочисленных экономических систем.

Критикуя различные типы экономических политик («laissez-faire», «централизованного управления», «среднего пути»), отвечающие тем или иным системам В. Ойкен постулирует перспективность и необходимость реализации принципов и идей, составляющих суть ордолиберализма, накладывающих определенные условия на системы хозяйственных отношений, важной чертой которых является индивидуальная свобода как условие функционирования рыночных механизмов и децентрализованного принятия решений. Это обеспечивается спецификой осуществляемых государством функций. Чтобы конкурентный порядок сохранил свое влияние как фактор обеспечения свободы и благосостояния, должны реализовываться определенные «конституирующие» и регулирующие принципы государственной экономической политики, к которым В. Ойкен относил следующие:

  • препятствие искажению рыночных процессов посредством стабильной денежной политики (регулирование процессов инфляции и дефляции);
  • не подверженная государственному влиянию структура рыночных цен;
  • доступность и открытость рынков;
  • частная собственность (основа индивидуальной свободы и координации рынков);
  • свобода заключения договоров;
  • полная ответственность экономических агентов за принимаемые ими экономические решения;
  • стабильность экономической политики;
  • препятствие образованию монополий;
  • ликвидация негативных социальных последствий функционирования рынка [Ойкен 1995, стр. 335-378].

Как видно, В. Ойкен отнюдь не призывает абсолютизировать роль государства в рыночной экономике, поскольку наряду с «провалами» рынка также очевидными являются и «провалы» государства. Рынок нацелен прежде всего на экономическую эффективность, а государство – на поддержание принципов его эффективности и конкурентности. Поэтому и рынок, и государство могут существовать только в неразрывном единстве. Для модели социально-ориентированной рыночной модели характерен симбиоз этих двух определяющих сил: активное, но разумно ограниченное вмешательство государства в экономику, прежде всего в социальную сферу, при соблюдении фундаментальных принципов рыночной экономики.

Формулирование и регламентация конкретных хозяйственных практик, соответствующих соблюдению принципов ордолиберализма, приведена ниже на примере современной модели экономики Германии, сочетающей рыночное устройство с разумной степенью государственного вмешательства:

  • «политика хозяйственного порядка, то есть обеспечение свободы деятельности хозяйствующих агентов на основе поддержания конкуренции и противодействия монополистической деятельности;
  • поощрение малого и среднего бизнеса, развитие устойчивого и многочисленного среднего класса;
  • социальная политика, направленная на защиту тех, кто по определенным причинам не может обеспечить себе достойное существование (инвалиды, пенсионеры, безработные), а также перераспределение доходов в обществе с целью устранения резких перекосов в распределении;
  • экологическая политика, направленная на сохранение и поддержание окружающей среды;
  • политика экономического роста и структурных сдвигов путем сглаживания конъюнктурных колебаний и ориентации на такие макроэкономические цели, как стабильность денежной единицы, полная занятость и равновесие платежного баланса» [Базылев, Базылева 2003, стр. 296-297].

Таким образом, можно констатировать, что немецкая модель неолиберализма, никоим образом не отвергая таких институтов, как социальное обеспечение и страхование, трактует социальную политику как формирование экономической среды, которая должна способствовать активизации каждого члена общества и гарантировать ему достаточный доход и уверенность в завтрашнем дне. Рассмотренные принципы экономической политики по сути уже являются ответом на поставленный социальный вопрос. В. Ойкен исходит из принципиально иного понимания социальной политики, ее целей, содержания и способов осуществления. В его представлении социальный характер рыночной экономики не должен сводиться к простому обеспечению максимального числа граждан средствами существования, которое есть суть распределение национального продукта, субъективно и, как следствие, не всегда эффективно осуществляемого государством. В противном случае это вызывает привыкание людей к определенному уровню благосостояния и подрывает конкурентность рыночной системы, не позволяет полностью раскрыть творческий потенциал людей и вызывает проблемы трудовой занятости, что в конечном счете отрицательно сказывается на всеобщем благосостоянии. Более того, меры по социальной защите, основанные на концепции перераспределения, лишь отчасти снимают проблему и могут дорого обходятся государству [Ойкен 1995, стр. 405-409].

Прежде всего, достойные условия существования предполагают не только определенный уровень материального достатка, но и принципиальную возможность принятия самостоятельных решений индивидом – свободу личности, что само по себе в значительной мере является решением социальной проблемы. Однако в этой связи необходимо отметить, что перераспределение и социальная помощь населению не является «табу» для экономической политики, оно просто вынуждает корректировать сам процесс распределения доходов без активного вмешательства в рыночные и конкурентные процессы. В противном случае будут обделены те, кто несмотря на свои активные усилия, не может войти на рынок, и, кроме того, в положении участников рынка могут возникнуть большие различия, которые с точки зрения большинства граждан нарушают принципы честности и справедливости и подрывают их доверие к существующему общественному и хозяйственному порядку. Социальная политика должна быть вплетена в экономический механизм и ограничивать свободное развитие рынка тогда, когда его хаотичное развитие приводит к нежелательным социальным результатам. Примером таких негативных социальных последствий нерегулируемого функционирования рынка может быть ситуация, когда работникам, чтобы выжить, приходится увеличивать интенсивность использования предложения своей рабочей силы [Ойкен 1995, стр. 99-100].

Таким образом, расширение функций государства в современном обществе обусловлено возросшей сложностью социально-экономической жизни. Рыночные механизмы не всегда способны эффективно решать такие фундаментальные проблемы сегодняшнего общества, как развитие социальной сферы, повышение уровня образования и квалификации работников, развитие научных исследований, решение экологических проблем и т.д. В то же время отсутствие механизмов решения подобных проблем является прямой угрозой экономической эффективности системы и снижению экономического роста. Хотя, безусловно, сам по себе конкурентный рынок обеспечивает множество благ – многообразие и количество реализуемых товаров, удовлетворяющих многочисленные потребности людей, возможность поддержания цен на минимальном эффективном уровне и т.д.

Конституция государства с социально-ориентированной рыночной экономикой, соблюдающего принципы ордолиберализма, в качестве основополагающего принципа общественного устройства должна утверждать уважение человеческого достоинства и соблюдение прав человека. В результате, в экономической и социальной сфере это приводит к реализации такой социальной политики, которая поддерживает гражданина на всем протяжении жизни; по крайней мере, это относится к минимальному уровню удовлетворения его физиологических потребностей, медицинского обслуживания и жилищных условий. Отсюда следует необходимость принятия мер по изучению причин низкого материального обеспечения отдельных групп населения и последовательное их устранение.

Итак, обобщая рассмотренные выше идеи вполне можно заключить следующее: во-первых, принципиальной задачей любой экономической политики является достижение максимального благосостояния государства, которое достигается посредством развития и поддержания конкурентных условий в масштабе всего национального хозяйства; во-вторых, основополагающим принципом эффективности и конкурентоспособности социально-экономической системы является принцип свободы личности и хозяйственных отношений, которые являются важными условиями максимальной реализации экономического потенциала, а также источником его дальнейшего развития; в-третьих, решение социального вопроса невозможно отделить от проводимой экономической политики, поскольку экономическое устройство представляет собой сложную систему взаимосвязанных процессов, зачастую неотделимых друг от друга. В свете последних движений в национальной социально-экономической политике России многие социальные и экономические перспективы могут показаться недоброжелательными и заинтересованному обывателю. Однако весьма любопытно было бы взглянуть на социально-экономические процессы, характеризующие современную Россию, сквозь призму представлений В. Ойкена и выдвинутых им принципов либерализма и попытаться оценить положение социальной политики и степень разрешенности социального вопроса в нашей стране.

Сегодняшнее состояние конкурентности национальных рынков ставит под угрозу развития целых национальных отраслей, не говоря уже об эффективности всей российской экономики, что исходно подрывает перспективы решения как социальных проблем, так и проблем, связанных с модернизацией хозяйственной системы. Чрезмерное вмешательство государства, а иногда и банальный захват предприятий с его участием, на отдельных рынках приводит к монополизации, ослабляющей как позиции более мелких его участников, так и положение трудящихся на этих предприятиях. В еще большей мере положение рабочих усугубляется слабой культурой профсоюзного движения, которое в подобных условиях изрядно ослабляет их переговорные позиции в требовании повышения уровня заработной платы и обеспечения нормальных условий труда.

Невнятная и крайне нестабильная денежная политика, выраженная в слабой заинтересованности и снижающейся в условиях роста цен на нефть компетенции Центрального Банка в урегулировании национального обменного курса является очевидным источником двух проблем: растущей инфляции и высокой стоимости банковских кредитов. В свою очередь, это искажает рыночные процессы и отрицательно сказывается на возможности населения успешно заниматься малым предпринимательством. За отсутствием последовательности и финансирования соответствующих федеральных программ и несовершенством налоговой системы содействие государства процессам его развитию оставляет желать лучшего. В то же время, именно малый бизнес представляет собой источник возможностей для реализации человеческого потенциала и решения огромного количества социальных проблем.

Кроме того, государство обходит стороной решение проблем, связанных с предоставлением социальных гарантий населению, таких как необходимое медицинское обслуживание, качественное образование и т.д. Неконкурентоспособность и снижение качества данных услуг по причине чрезвычайно низкого финансирования отнюдь не является основанием для планируемого правительством перехода на платную систему их предоставления. В этой связи проведенная в стране монетизация льгот широких слоев населения не только не отвечает адекватности предоставленных денежных компенсаций, но и попросту бессмысленна в условиях отсутствия развитого и доступного конкурентного сектора, предоставляющего эти услуги. И, если здраво оценивать ситуацию, надеяться на его стихийное развитие было бы, мягко говоря, наивно.

Сегодня активно обсуждается возможность выделения дополнительных средств бедствующим категориям бюджетной сферы из средств федерального бюджета, который благодаря свалившемуся с неба подарку судьбы – фантастическим ценам на нефть – от этого, как нас убеждают, не рискует стать дефицитным. И было бы слишком цинично заметить, что «согласно Ойкену» это есть чистое перераспределение национального продукта, подрывающего эффективность экономической системы и не отвечающего принципам грамотной экономической политики. Однако тот же В. Ойкен утверждает, что социальная помощь государства населению должна обеспечивать минимальный достойный уровень существования и в условиях, когда заработная плата российских врачей и учителей, отвечающих за нашу жизнь, наше будущее и, как следствие, дееспособность всего государства, не отвечает уровню прожиточного минимума, он так же оказывается прав! Говорим ли мы в таком случае о разумном подходе государства к решению социального вопроса в нашей стране? О грамотной социальной политике, не идущей в разрез с целями создания эффективной структуры функционирования экономики? В совокупности с отсутствием сколько-нибудь значимых попыток провести соответствующие институциональные преобразования и «навести» тот самый «конкурентный порядок» в российской экономике остается ответить, что нет. В сегодняшней России мы наблюдаем нарушение принципов свободы личности и абсолютное непонимание идей истинного либерализма современными российскими политиками, ответственными за судьбы миллионов людей и судьбу нашей страны.

Список литературы:

Базылев Н., Базылева М. Социально-ориентированная рыночная экономика и ее эволюция // Экономический вестник. Беларусь: Институт приватизации и менеджмента, выпуск 3, номер 2, 2003. (http://www.ipm.by/pdf/2-36294.pdf)

Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М.: Прогресс, 1995.

Ойкен В. Основы национальной экономии. М.: Экономика, 1996.

Хайек Ф.А. Дорога к рабству. М.: Новое издательство, 2005. Хайек Ф.А. Индивидуализм и экономический порядок. М.: Изограф, 2000.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


  • 28.02.06 Демократичен ли новый либеральный порядок Ойкена? (вызов на полемику) (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия