Эксоцман
на главную поиск contacts


Комментарий К. Костюка к докладу И.А. Григорьевой

К.Н.Костюк



На мой взгляд, исключительно интересная и информативная статья И.А.Григорьевой недостаточно ясно отвечает на поставленный в заглавии статьи вопрос: можно ли заимствовать немецкие модели социального партнерства в России? Из статьи легче вынести скорее позитивный ответ: можно заимствовать отдельные существенные элементы немецкой системы, и автор перечисляет, какие именно. Я бы рискнул дать на заданный вопрос отрицательный ответ.



Постараюсь его обосновать.



Это партнерство имеет даже такие глубокие развитые формы, как участие рабочих в совместном управлении предприятием (Mitbestimmung). Я бы рискнул утверждать, что на данном этапе эта система во многом пробуксовывает и имеет определенный негативный эффект в связи с необходимостью повышения конкурентноспособности немецкой экономики. Перед Германией стоит очень актуальная задача адаптировать эту систему к условиям глобализирующейся экономики и найти новые формы, адекватные современной постиндустриальной экономической структуре.



Известно, что формирование уникальной системы социального партнерства между рабочими и предпринимателями в Германии имеет целый ряд исторических и культурных предпосылок. Исторически она берет корни в развитом цеховом праве, мощном муниципальном сознании и корпоративных традициях немецких ремесленных городов. Не случайно, в эпоху становления индустриализма во второй половине 19 в. именно Германия породила мощное движение самостоятельных союзов. Отсюда успех профсоюзов, раннее и поддержанное государством развитие социального страхования («прусский социализм») и, не в последнюю очередь, сильное рабочее движение. На любые исторические вызовы, будь это поствеймарская эпоха, эпоха нацизма или поствоенное восстановление, немецкое общество реагировало различными новыми формами корпоративизма. Нацистский вариант корпоративизма хорошо известен, менее известны те процессы, которые проходили в Германии после войны, в эпоху Аденауэра. В эту эпоху власть получили христианские демократы, которые, наконец, получили исторический шанс реализовать свои представления о социальной справедливости. В этой связи знаменательны труды Мюллера-Армака и, в особенности, христианского мыслителя О. Нель-Бройнинга. Если в начале века христианские социалисты говорили о корпоративном единстве и бесклассовых корпоративных союзах, то послевоенное время ознаменовалось на фоне стремительного экономического роста и возникновения «государства всеобщего благосостояния» дискуссией о социальном партнерстве. Социально-рыночная экономика, в противовес социал-демократическому «социальному государству», мыслилась как форма существования общества вне государственного патернализма, опирающегося на внутреннюю межклассовую солидарность. Христианские демократы активно разворачивали идею субсидиарности, которую именно немецкие христианские социальные мыслители вложили в папские энциклики начала века и довели до расцвета в правовом корпусе Европейского союза уже в наши дни.



Право на совместное управление предприятиями служило в эпоху 60-70-х главным достижением социального мира и союза между рабочими и предпринимателями. Другим уникальным достижением было объединение профсоюзов, которые наравне с объединениями предпринимателей и при посредничестве государства стали способны регулировать тарифы в германской экономике. Этот экскурс в историю был нужен только для того, чтобы стало очевидно, как несвоевременно и нереалистично ставить вопрос о аналогиях с российской ситуацией. Российской экономической истории и культуре не свойственна ни цеховая культура, ни развитие ремесленной буржуазии, ни поиск форм корпоративного регулирования социальных отношений, ни, тем более, идеи субсидиарности или совместного управления. Все формы межклассового социального партнерства «вымучивались» государством и, собственно, не получали шанса для исторического развития. Институциональной зрелости за историю существования России не получали ни корпорации, ни рабочие союзы. Все формы социального страхования возникали как результаты протеста и возникали вопреки, а не благодаря партнерству. Система социального страхования устанавливалась и регламентировалась государством, прежде всего, исходя из собственных нужд и представлений. Исходя из того, что государство в советский индустриальный век было единственным хозяйственным субъектом, это означает, что исторически социальное партнерство имело место только между государством и работником.



На мой взгляд, пытаться взять за образец удачные примеры эпохи индустриализма было сегодня просто неверно. Усиление профсоюзов в России и превращение в серьезный социальный фактор сегодня невозможны. Нереально и ожидать и со стороны предпринимателей поиска призрачного «партнерства», когда само определение классов, между которыми и возможно партнерство, не имеет своего предмета. То, что мы понимаем под «социальным партнерством», т.е. формирование цивилизованных, учитывающих взаимные интересы и базирующихся на представлении о человеческом достоинстве и социальных правах работника отношений между ним и работодателем, - строится сегодня на других социальных, исторических, культурных и даже экономических основаниях, чем в эпоху индустриализма. Это основание – качество труда, высокие образовательные и производительные стандарты, предъявляемые к работнику. Работодатель, не способный удовлетворить запросам высокообразованных и эффективных менеджеров, экономически обречен. Речь идет о «социальном контракте», который определяется не только законами, но стандартами, существующими на рынке. Государство едва ли способно посредничать в социальном партнерстве, скорее – поддерживать социальные стандарты и гарантировать соблюдения «социальных контрактов».



Возможно, на пути поиска новых, современных форм гармонизации отношений работодателей и работников будут восприняты элементы немецкой и иных моделей



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 17.04.06 Комментарий К. Костюка к докладу И.А. Григорьевой (К.Н.Костюк)
  • 23.03.06 Является ли социальная защита главным элементом социальной политики? (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия