Эксоцман
на главную поиск contacts


Максим Наумов: для конференции "Сетевые формы межфирменной кооперации: стратегические вызовы и конкурентные преимущества новых организаций ХХI века"

М.Ф.Наумов


Актуальность конференции

Одной из главных проблем современной экономики является усиление противоречий интересов между ее участниками – компаниями, государственным аппаратом и обществом; финансовым и производственным секторами; конкурирующими бизнес-группами; поставщиками и клиентами; акционерами и менеджментом; менеджментом и ключевыми специалистами. Необходимо признать, что экономика любого масштаба становится все более прозрачной. Все больший процент активно участвующих в ней людей становятся хорошо осведомленными о реальных объемах спроса и предложения того или иного продукта (включая компетенции, капитал и саму информацию), действующей ценовой политики, вариантах наиболее выгодного размещения имеющихся ресурсов. При этом исторически сложившиеся ограничения деятельности экономических субъектов – модели и правила игры (государственные и юридические границы, деловые и моральные нормы, экономические режимы, отраслевые и рыночные барьеры) претерпевают масштабные и слабо предсказуемые изменения. Происходит существенная трансформация (своеобразные процессы слияний-поглощений) институтов государственной, экономической и политической власти.

В условиях непрерывных и масштабных изменений (одни только корпоративные скандалы в мире, и судебные процессы в нефтяном секторе России чего стоят), каждый экономический субъект создает вокруг себя сообщество подобных ему субъектов, отвечающих неким критериям. Данный процесс можно объяснить стремлением экономического субъекта защитить своих интересы и повысить эффективность преумножения имеющихся у него ресурсов. Так образуются устойчивые группы экономических субъектов, связанных между собой самыми разными элементами (или – сети). Ключевыми связующими элементами участников сети являются: исторически сложившиеся персональные обязательства и взаимная заинтересованность, участие в капитале и бизнесе компаний, рыночная и технологическая зависимости, доступ к административному ресурсу.

В рамках озвученной проблематики тема настоящей конференции представляется чрезвычайно востребованной, а научное изучение озвученного явления современной экономики (сетевых форм взаимодействия участников экономических отношений) – как нельзя более актуальной. Однако, нам с сожалением нужно признать, что проблема сетевых форм организации бизнеса не находит должного отклика в среде деловых и научных мозговых центров, органах государственной власти. Каждый работник российской финансово-промышленной группы или органа исполнительной власти остро чувствует нехватку информации и знаний о существующих сетях компаний, но создать более-менее эффективную систему изучения последних никто не может и, видимо, пока не желает.



Для чего нужно знание структуры сетевой организации неформального типа. Проблема идентификации

Независимая оценка экономических параметров организации, как правило, необходима в трех случаях: когда с организации нужно что-то взыскать (дивиденды, налоги, социальные отчисления, штрафы и компенсации), что-то ей представить (денежный или товарный кредит, инвестиции, активы в аренду) или оценить связанные с этой организацией риски другого экономического субъекта. Для этого в динамике оцениваются объем и структура таких параметров коммерческой организации, как: активы, пассивы, продажи (по видам продуктов, группам клиентов, регионам, типам сделок), прибыльность (от продаж, EBITDA, до налогообложения, чистая прибыль), дисконтированная стоимость чистого денежного потока (NPV), спроса/предложения ценных бумаг предприятия, риски, и, наконец, стоимость бизнеса и пакетов акций учредителей. Первый вопрос, который встает при этом перед оценщиком, связан с экономическими и юридическими границами объекта оценки: «Что оцениваем? Какие юридические и физические лица входят в состав объекта оценки (группу)? Чьи интересы они, в свою очередь, представляют? Какие лица и в какой степени аффилированы с объектом оценки? Какие риски эта аффилированность накладывает на него? и т.п.». Современные оценщики (включая кредитных офицеров банков, страховых брокеров, аудиторов Счетной палаты) прекрасно понимают то, что любое более-менее значимое предприятие не существует в вакууме, а встроено в сети контрагентов различного типа. Такая «встроенность» накладывает свой, поддающийся количественной оценке, экономический отпечаток на все параметры объекта оценки, перечисленные выше. Действительно, если предприятие имеет 100%-ную дочернюю структуру (по факту), через которую проходит весь сбыт его продукции (не важно, через сколько посредников и в каких юрисдикциях), то разумно включить эту организацию в объект оценки (консолидировать показатели). То же самое можно сказать о поставщиках предприятия (например, электроэнергии или транспортных услуг), основных конечных потребителей продукции, юридических собственников активов, фирм специального назначения (финансовых, инвестиционных, лизинговых, обналичивающих/обезналичивающих средства предприятия) и так далее. Дополнительную сложность составляет оценка сложно аффилированных с предприятием бизнесов и организаций – родственников и доверенных лиц топ-менеджмента, учредителей предприятия и, в отдельных случаях, его основных контрагентов.

Таким образом, проблема оценка стоимости и рисков бизнеса по описанной выше современной схеме во многом связана с проблемой идентификации экономической и юридической структур объекта оценки. Если быть точными, эту проблему нужно сформулировать как проблему идентификации структуры сети участников рынков объекта оценки в условиях ее постоянного изменения – сознательного и естественного. Такая проблема при использовании традиционного экономического инструментария является практически не разрешимой – возможностей изменять границы сети крупных экономических субъектов на порядок превышают возможности стейкхолдеров по их своевременной идентификации. Один квалифицированный эксперт, с соответствующей компьютерной программой, может непрерывно разрабатывать, поддерживать и изменять такую транснациональную структуру реального бизнеса, что не хватит целого департамента аналитиков и юристов для ее идентификации в приемлемые сроки. Так, например, последние истории с установлением владельцев «Трансвааль-парка», крупнейших лесопромышленных (Ilim Palp Enterprise, Pullp Mill) и банковских холдингов (Альфа-банк, НИКойл/УралСиб) красноречиво подтверждают актуальность означенной проблемы.



Структура сетевой организации неформального типа

Под структурой сетевой организации неформального типа следует, на наш взгляд, понимать совокупность экономически значимых субъектов (юридических и физических лиц их группы), связанных между собой отношениями существенного влияния и зависимости (порог существенности в каждом случае свой). Соответственно, для идентификации структуры неформальной сетевой организации необходима некая совокупность актуальных на дату принятия решений данных в достаточной ретроспективе (динамике).

Только обладая актуальным знанием необходимых данных можно говорить об идентификации экономико-юридической структуры и границ организации сетевого типа. На этой основе становится возможной реалистичная оценка экономических параметров и рисков сетевой организации либо отдельного предприятия, но с учетом его экономического окружения. В противном случае риски взаимодействия с таким субъектом будут непредсказуемыми, а большая часть добавленной стоимости транзакций будет находиться на стороне сетевой организации (например, как выгоды от экспорта нефте- и лесопродуктов).



Заключение

В настоящей работе мы рассмотрели проблему идентификации границ и структуры современных организаций сетевого типа. В заключение необходимо заметить, что в настоящее время ни одна организация в России не знает структур действующих сетей организаций и, главное, не обладает принципиальными возможностями получения всего комплекса необходимых сведений. Помимо материальных ограничений, для притока соответствующей информации нет должной инфраструктуры, поставщиков и законодательной базы. В этих условиях все ведущие участники рынка (в первую очередь государство и крупнейшие национальные центры по производству добавленной стоимости) осуществляют регулирование экономических отношений друг с другом фактически в слепую, имея явно недостаточное представление друг о друге. Это ведет к негативным экономическим деформациям межсубъектных отношений и переходу от естественных механизмов координации интересов (посредством экономических расчетов, работы легитимной судебной системы), к сугубо силовым.

По нашему мнению, системное решение затронутой проблемы (создания информации о границах и структуре сетевых организаций неформального типа) лежит в области построения специальной инфраструктуры для появления необходимого знания, трансформации традиционных систем учета прав собственности на активы и отношений (трансакций) между экономическими субъектами.



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 31.03.04 Максим Наумов: для конференции "Сетевые формы межфирменной кооперации: стратегические вызовы и конкурентные преимущества новых организаций ХХI века" (М.Ф.Наумов)
  •  
      Дискуссия