Эксоцман
на главную поиск contacts


По итогам работы второй сессии конференции

О.А.Третьяк


Открывает вторую сессию конференции доклад А.А. Яковлева
«Интеллектуальный потенциал России и экономический рост». Проблема
межфирменной кооперации и ее форм представлена в нем в более широком контексте –
как неотъемлемый элемент «другой» экономики, отличной от традиционной.
Одной из отличительных черт этой экономики становится узкая специализация фирм, взаимодействующих
в рамках усложняющихся технологических или «цепочек добавленной стоимости»,
которые могут состоять из десятков и сотен компаний, которые не связаны между собой
отношениями собственности, но могут достаточно эффективно управляться на основе долгосрочных
контрактов. В таких условиях значительно возрастает роль и значимость функции координации.
В рамках глобализации этот процесс дробления технологического цикла на отдельные
частичные стадии распространяется на различные страны и континенты. Автор обращает
особое внимание на тот факт, что в этих условиях обеспечение четкого функционирования
таких распределенных технологических цепочек отлаженной координации деятельности
всех участников, которая в принципе не возможна без современных, основанных на компьютерах
и Интернете информационных и коммуникационных технологиях (ИКТ).

Нельзя не согласиться с автором, что с усложнением структуры технологических цепочек
происходит обособление и резкое повышение значимости общих управленческо-организационных
функций. Именно на них теперь приходится большая часть добавленной стоимости. Более
того, умение управлять по-новому – выстраивая четкий механизм координации между
взаимодействующими звеньями, усиливая приоритет потребляющего звена по отношению
к производящему, ориентируя цепочки на индивидуализированные потребности, органически
встраивая инновационную компоненту в этот усложняющийся механизм взаимодействия,
- с одной стороны, требует весьма специфических рыночных знаний, с другой –
становится основой создания и «выращивания» конкурентных преимуществ.

И хотя автор весьма скептически относится к каким-либо качественным изменениям в
этом плане в России в ближайшей перспективе, ссылаясь на ее весьма специфичные институциональные
характеристики, хотелось бы добавить оптимизма в оценке современного состояния поиска
новых форм организации и управления в России. Три года назад, когда вертикальная
интеграция в России набирает силу, становится основополагающей стратегией выживания,
а иногда и развития, доклад вашей покорной слуги на секции ежегодной конференции
ВШЭ, в котором указывалось на ограниченность стратегий вертикальной интеграции в
контексте современного понимания конкурентных преимуществ, звучал некоторым диссонансом
на общем фоне обсуждения проблем «бартерного» взаимодействия. Сегодня
же задача повышения конкурентоспособности ставится на различных уровнях. К различным
формам интеграции, иногда не всегда справедливо, относя их к сетевым, обращаются
исследователи, на многочисленных конференциях к «аутсорсингу» призывают
крупные предприниматели. Даже само понимание необходимости процессов инновационных
изменений в организации и управлении и признание их стратегически важными для конкурентоспособности
компании, как исследователями, так и практиками управленцами, уже внушает оптимизм.

В такой ситуации весьма заманчивой выглядит идея интеграции в глобальную «новую
экономику» через «экономику знаний», получившая организационное оформление
в докладе. Справедливости ради, необходимо отметить, что такой стратегии –
выведения потока товаров на внешние рынки при ограниченном спросе на внутренних –
придерживались на первых этапах перестройки и большинство сырьевых компаний. Это
уже позже они стали активно интегрироваться по технологической цепочке вверх и вниз,
создавая и укрепляя потребности в производимых товарах/услугах и возможности их удовлетворения.
Вместе с тем наличие спроса на российские образовательные услуги не столь очевидно
даже в странах «третьего мира», о которых пишет автор доклада. Формирование
этого спроса требует больших усилий и материальных инвестиций. Сама же идея такой
интеграции России в мировую экономику, безусловно, заслуживает внимания и нуждается
в более детальной проработке в контексте развития совместных программ и консорциумов,
кооперации с Международным научно-техническим центром (МНТЦ), создания отлаженного
механизма взаимодействия частного капитала, международных организаций и фондов, государственных
и муниципальных органов управления. В создании такого механизма «обмена знаниями»
немаловажную роль играют сетевые формы кооперации субъектов рыночного взаимодействия,
которые, по общему признанию, способствуют более быстрому распространению знаний,
органическому включению инновационной компоненты, обновляющей и дифференцирующей
создаваемые совместными усилиями товары и услуги индустрии знаний.

Важность заявленных в докладе концептуальных проблем интеграции России в глобальную
экономику, поиска конкретных путей «встраивания» обусловили столь пристальное
внимание, которое уделено докладу на сессии. Однако, обратимся к проблемам оценки
межфирменных взаимодействий и анализу существующих подходов, заявленных на сессии.


Отвечая на поставленный на сессии вопрос о размывании границ современного российского
предприятия, О.В. Лазорева представляет результаты эмпирического исследования, основанного
на данных опроса промышленных предприятий (выборка из 497 крупных и средних предприятий
охватывает основные отрасли промышленности и различные регионы страны). Представленное
исследование продемонстрировало значительные изменения в структуре промышленных предприятий,
для иллюстрации которых автор выделяет несколько этапов.

В начале и середине 90-х годов в ходе массовой приватизации преобладающими явились
процессы разукрупнения промышленных предприятий. Причем, зачастую, реорганизации
предприятий мотивировались отнюдь не повышением эффективности, а как, подчеркивает
автор, служили «спекулятивным целям» - ухода от долгов, вывода наиболее
перспективных активов за пределы существующего предприятия во вновь созданное. В
активизации процесса изменения границ немаловажную роль сыграли менеджеры предприятий.

Автор показывает, что с середины 90-х годов начинается усиление интеграционных процессов
между предприятиями как путем юридических слияний и присоединений, так и через приобретение
долей собственности. При этом активизируется процесс вертикальной интеграции с поставщиками
и потребителями практически во всех отраслях. Автор пытается объяснить происходящие
процессы изменения границ предприятий и факторы их определяющие в контексте современной
теории фирмы и организации рынков, ссылаясь, во-первых, на стремление избежать высоких
трансакционных издержек и, во-вторых, высокую специфичность активов, доставшуюся
в наследство от плановой экономики. Вместе с тем нам представляется, что объяснение
факторов, стимулирующих вертикальную интеграцию на данном этапе, непосредственно
связано с мотивациями дезинтеграции на предыдущем. То, что автор называет «спекулятивными
целями» не исчезло, необходимо создать условия для функционирования выведенных
активов и, желательно, через интернализацию, чтобы снять проблему сбыта произведенной
продукции. Это в частности подтверждается исследованием автора. Вопрос о выборе потребителя,
выборе поставщика фактически не стоит, так же, как не стоит вопрос об экономической
эффективности вертикальных структур. Идет активный процесс монополизации, формируются
замкнутые вертикально интегрированные производственные комплексы с собственной сырьевой
базой, зачастую, собственными потребителями.

Вопрос о факторах изменения границ российских предприятий активно обсуждался в дискуссии.
С.Б. Авдашева высказала сомнения по поводу правомерности разделения стимулов менеджера
и соображений экономической эффективности. Вместе с тем аргументация докладчика,
косвенно подтвержденная исследованиями по Македонии, а также многообразие российских
примеров, свидетельствуют о том, что гипотеза о возможности и правомерности такого
противопоставления в переходной экономике требует дополнительной проверки.

Продолжая затронутую автором тему в дискуссии, А.Н. Лякин совершенно справедливо
обращает внимание на «натурализацию» советского производства, где кооперация
строилась преимущественно на продуктовой, а не на операционной основе. С этих позиций
еще раз подчеркивается неконкурентоспособность новых организационных образований
в плане обновления ассортимента, выпуска небольшими партиями, ориентированными на
дифференцированные запросы потребителей, быстрой реакции на изменения рынка.

Лицо новой промышленной организации России в 90-е годы в свете бартерных взаимоотношений
и неплатежей представлено в докладе П.В. Кузнецова, Г.Г. Горобец, А.К. Фоминых.
В контексте оценки межфирменных взаимодействий наибольший интерес представляют воспроизведенные
в докладе реальные структуры сложившихся групп и анализ взаимодействия между экономическими
агентами группы. И, несмотря на то, что выводы авторов ограничены прошлым десятилетием,
что отражено в названии работы, сам подход и логика анализа, примененные в настоящее
время, безусловно, могут дать более адекватное представление о реально существующей
«новой промышленной организации». О необходимости продолжения исследований
в данной области свидетельствуют и вопросы, заданные авторам в процессе дискуссии.

Расширяя спектр анализа межфирменных взаимодействий, доклад С.П. Куща и А.А. Афанасьева
акцентирует внимание на факторах, влияющих на эффективность управления фирмой маркетинговыми
взаимоотношениями и межфирменной сетью. Авторы представляют развитие сетевого подхода
в маркетинговой деятельности российских компаний на результатах исследования деятельности
56 центральных фирм Северо-Западного региона России, проведенного ими в 2002–2003
гг

Основные задачи исследования состояли в том, чтобы определить уровень развития маркетинговых
взаимоотношений и межфирменных сетей в России; выявить основные факторы, влияющие
на их эффективность и оценить степень развития каждого из факторов; а также определить
зависимости между факторами. Для этого было проведено комплексное исследование, в
основу которого были положены гипотезы, основанные на результатах качественного анализа
взаимосвязи факторов, влияющих на взаимоотношения фирмы с бизнес-партнерами, а также
их проверка путем количественных измерений с использованием математических моделей.

По результатам исследования проведено уточнение первоначально предложенной модели
предполагаемых взаимосвязей между факторами, оказывающими влияние на эффективность
управления фирмой маркетинговыми взаимоотношениями и межфирменной сетью.

Обобщающая характеристика современных подходов к измерению сетевых взаимодействий
представлена в докладе Г.В. Градосельской. Ею выделены различные уровни анализа.
Возможности многоуровневого анализа сетевых взаимодействий, кстати, были продемонстрированы
в исследовании, представленном на сессии С.П. Кущом и А.А. Афонасьевым.

Проблемы определение границ сети важны для оценки результативности сетевого взаимодействия,
являются основополагающими в стратегическом управлении. Они созвучны с обсуждаемыми
на сессии вопросами размывания границ предприятия и оценки результатов деятельности
«новой промышленной организации». В работе показаны критериальные зоны
выделения границ, используемые социологами.

Показатели свойств сети представлены в докладе силой связи, размером сети, сетевой
плотностью, рангом, центральностью и централизацией, эквивалентностью. Автор показывает
возможности использования теории графов для проведения сетевых измерений.

В целом на сессии показаны направления изменения субъекта хозяйствования
в России, дана многоплановая характеристика возможностей оценки межфирменных взаимодействий.






 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 17.04.04 По итогам работы второй сессии конференции (О.А.Третьяк)
  •  
      Дискуссия