Эксоцман
на главную поиск contacts

Биография К. Поланьи

Подготовили: Юрий Латов, Наталья Розинская.

Поланьи, Карл (Вена, 21 октября 1886 – Пикеринг, 23 апреля 1964) – англо-американский обществовед, создатель институциональной концепции, критикующей преставления об универсальном характере рыночных отношений.

Личность К.Поланьи была удачным сочетанием достоинств его родителей. Отец Карла Поланьи – венгерский еврей (родился в Ужгороде, в тот период эта территория принадлежала Австро-Венгрии), изучавший инженерное дело в Цюрихе и Эдинбурге, предприниматель в области железнодорожного строительства Михаил Поллачек – имел огромное влияние на своих детей. Воспринятые от него Карлом умение преодолевать удары судьбы и строгий пуританизм помогли ему выжить в жестоких условиях его первой эмиграции. Жена Михаила Полачека Сесиль Вол, уроженка Вильно (в тот период – Россия), отличалась редким обаянием и остроумием. Близкие Сесиль главными ее качествами называли – любовь к жизни и неиссякаемую энергию, это способствовало тому, что семья Поланьи стала центром будапештской интеллектуальной жизни. Полачек дали своим детям отличное воспитание: домашнее образование до 13 лет, в программу которого входило, в том числе несколько иностранных языков, знакомство с греческой и римской литературой, и затем - элитная гимназия. Оставаясь представителем иудаизма и не меняя собственной фамилии, при этом, избегая общения с еврейской диаспорой, Михаил Полачек поменял фамилию своих детей на Поланьи и вероисповедание на протестантизм (кальвинизм).

Почти все дети семьи Полачек оказались выдающимися личностями: Карл Поланьи знаменит как экономист и социолог, его брат, Майкл Поланьи, стал очень известным химиком и философом, их двоюродные братья Эрвин Сцабо и Эрно Шейдлер играли ведущие роли в венгерской революции особенно в период Венгерской Коммуны 1919 года, другой их кузен Одон Пор известен в Англии как автор теории гильдейского социализма.

Карл Поланьи закончил в 1909 Будапештский университет, получив степень доктора права. Человек многосторонних дарований, Карл Поланьи на протяжении жизни переменил несколько профессий. После смерти отца и банкротства его компании он вынужден был работать в юридической фирме своего дяди, однако профессия адвоката вызывала у него отвращение. Поланьи говорил о том, что достойные клиенты, как правило, не имеют денег, чтобы заплатить, в то время, как наименее достойные уважения располагают достаточными средствами для оплаты адвокатов. Поэтому призыв в армию в 1915 Поланьи воспринял как облегчение. Поланьи служил офицером в австро-венгерской кавалерии на русском фронте до 1917 года, когда он сильно заболел, был признан недееспособным и отправлен в госпиталь.

В период Венгерской революции Поланьи находился в Будапеште. Он приветствовал крушение старого режима, однако жестко критиковал в своих публичных выступлениях действия венгерских коммунистов. Не смотря на свою оппозиционность коммунистам, Поланьи вынужден был иммигрировать в Вену незадолго до подавления революции и прихода к власти адмирала Хорти. В Вене Поланьи среди других венгерских беженцев встретил Илону Ducyznska , которая в 1923 году стала его женой.

С 1924 по 1933 год Карл Поланьи работал редактором Der Osterreichische или The Austrian Economist , а так же писал статьи по политическим и экономическим проблемам и для других изданий. Только по России им было написано более ста статей: о внешней и внутренней политике, о международной торговле, первой пятилетке, сельском хозяйстве и др. В 1930 была впервые опубликована его работа «Сущность фашизма», 1933 он написал «Механизм мирового экономического кризиса».

В 1933 усиление фашизма в Австрии и Германии вынудило его эмигрировать в Лондон. В Англии Поланьи начал серьезно заниматься научно-преподавательской деятельностью, именно с этого времени начинается самый важный период его жизни. С 1937 он преподавал в Королевском институте международных отношений, Лондонской ассоциации рабочего движения, принимал участие в большом количестве семинаров и конференций, организованных левым крылом Христианского движения, позже – на заочных отделениях Оксфордского и Лондонского университетов, специализируясь по проблемам социально-экономической истории. В 1935 году Поланьи совершил тур по Соединенным Штатам по приглашению Нью-Йоркского Института международных отношений. На него большое впечатление произвели результаты Нового Курса, особенно на него произвел впечатление проект, связанный с долиной Теннеси.

В 1940 Поланьи получил в США трехлетний научный грант Бенингтонского колледжа в Вермонте, используя который он написал свою самую знаменитую монографию – «Великую трансформацию». Его жена также получила возможность преподавать в этом колледже. В 1943 они вернулись в Англию, и в 1944 была опубликована «Великая трансформация». Эта работа, как и последующие труды Поланьи, создана на стыке социологии, истории, экономики и политологии. Изучая формирование индустриального общества в Западной Европе нового времени, Поланьи одновременно предложил принципиально новый подход к осмыслению теории экономических систем.

С 1947 Карл Поланьи работает профессором экономики в Колумбийском университете в Нью-Йорке, где до отставки в 1953 читал лекции по экономической истории. Поскольку его жене, участвовавшей ранее в коммунистическом движении в Венгрии, въезд в США был запрещен, Поланьи с 1950 и до конца дней жил в Канаде около американской границы, регулярно приезжая на работу в Нью-Йорк.

После ухода на пенсию грант Фонда Форда позволил Карлу Поланьи продолжить заниматься научной деятельностью. Его научные интересы в эти годы смещаются от экономической истории нового времени к экономической антропологии – изучению хозяйственной культуры докапиталистических обществ. В 1957 под руководством Поланьи группой ученых написана коллективная монография «Торговля и рынки в ранних империях» (1957).

В 1957 году Поланьи начал работу над книгой «Свобода в сложном ( complex ) обществе», которая так и осталась незавершенной. Впервые ясно обозначенная в статье 1918 года «Вызовы ( calling ) нашего поколения», проблема свободы проходит сквозь все работы К.Поланьи. В 1960 году он инициировал создание междисциплинарного журнала «Сосуществование» ( Co - Existence ) для публикации исследований в области сравнительной экономики, проблема свободы в технологическом обществе, по мнению Поланьи, должна была стать центральной для этого издания. Первый номер этого журнала вышел в 1964 году, через несколько дней после смерти Поланьи.

В октябре 1963, за год до смерти, Карл Поланьи посетил социалистическую Венгрию и выступил в Венгерской Академии Наук с курсом лекций по экономической социологии. В 1966 году посмертно была опубликована его последняя монография, «Дагомея и работорговля».

Хотя Поланьи начал профессионально заниматься наукой в пожилом возрасте, написал не очень много работ, а в научном мире всегда был аутсайдером, влияние его идей на развитие обществоведения оказалось очень сильным. Их популярность с течением времени не снижалась, а росла: в наши дни Поланьи признан классиком.

В неоклассической экономической теории принято считать, будто рыночные принципы господствуют не только в экономике, но и во всех других сферах жизни общества. Однако Карл Поланьи убедительно доказал, что даже в самой хозяйственной жизни рыночные принципы почти никогда не были господствующими.

Отстаивая принцип включенности ( embededdness ) экономики в социальную жизнь, Поланьи полемизировал с теми экономистами, с точки зрения которых, капитализм и рыночные отношения существовали даже в первобытных обществах. По мнению же Поланьи, напротив, «идея саморегулирующегося рынка основывается на самой настоящей утопии. Подобный институт не мог бы просуществовать сколько-нибудь долго, не разрушив при этом человеческую и природную субстанцию общества».

Экономическая жизнь, согласно Поланьи, является подчиненным элементом более широкой социальной системой. Люди могут налаживать связи друг с другом в соответствии с тремя основными принципами – дарообмена (реципрокности), централизованного перераспределения (редистрибуции) и рынка. В первобытных обществах доминировал дарообмен, в раннеклассовых – перераспределение, в эпоху нового времени на первый план выходит рынок. Для победы саморегулирующегося рынка надо, чтобы товарами стали труд, земля и деньги, а государство отказалось от вмешательства в экономику.

Автор «Великой трансформации» отмечал, что в Великобритании пропагандируемая последователями Адама Смита и Иеремии Бентама идея саморегулирующегося рынка как наилучшего порядка стала в конце XVIII века буквально государственной идеологией. Однако лишь к 1830-м годам удалось добиться создания свободного рынка труда, но уже в 1860-е началось «коллективистское» контрдвижение. Таким образом, сознательно сконструированная чисто рыночная экономика просуществовала не более одного поколения, а затем экономическому либерализму пришлось «потесниться» в пользу стихийно наступающего регулирования. Причину этого Поланьи видел в главном противоречии рыночной системы: с одной стороны, данная система требует для ее эффективного функционирования наличия таких культурных нерыночных факторов как доверие, честность, усердие, трудолюбие, ответственность и т.д., с другой стороны, рыночная система разрушает эти культурные факторы, унаследованные от предшествующих социально-экономических систем, и способствует фрагментации общества и его нестабильности.

Концепция Поланьи, несомненно, демонстрирует его приверженность к идеям социализма, но не государственного, а корпоративного. В своих ранних работах он предлагал разделить все материальные потребности на три группы благ: блага, необходимые для персонального потребления (еда, одежда, домашняя утварь, дома и др.), затем блага, необходимые для городского потребления (улицы, строения, автобусы, парки и т.д.) и третья группа – блага, необходимые для существования всего общества (самолеты, радиовещание, почта и др.). Первые две группы товаров должны были бы производиться локальными и региональными компаниями и только третья группа товаров – крупными компаниями национального или интернационального уровня. Такое устройство экономики позволило бы, по мнению Поланьи, в индустриальном обществе вновь встроить экономику в общество, что способствовало бы укреплению связей между членами общества на основе кооперации и солидарности. «Социализм, – писал он, – есть в своей основе внутренне присущее индустриальной цивилизации стремление к выходу за рамки саморегулирующегося рынка путем целенаправленного подчинения его демократическому обществу».

Поланьи осознавал слабость своей концепции корпоративного социализма. Он видел главный недостаток современного общества в снижении уровня солидарности, связанный с разрушением социальных институтов, и в своих исследованиях доиндустриальных обществ он пытался найти механизмы, с помощью которых можно было бы решить эту проблему современного общества. В более поздних работах Поланьи уже не возвращается к детальной разработке теории социализма, но он неоднократно указывает на необходимость демократизации общества через увеличение транспорентности. Именно прозрачность общественных структур позволит индивидам участвовать в организации жизни общества. И здесь он выступает против идеи классовой борьбы. Он считает, что не отдельные слои общества должны бороться между собой, а все общество должно бороться за увеличение транспорентности. Можно заметить, что здесь появляется идея «гражданского общества».

Отвергая либеральную утопию, Поланьи критиковал и многие социал-демократические воззрения. Стремление ставить на передний план защиту «сирых и убогих», подчеркивал он, может привести к очень тяжелым последствиям, о чем свидетельствует, например, ярко описанная в «Великой трансформации» история Спинхемленда. В 1795 в Спинхемленде было принято постановление, согласно которому каждый деревенский житель Англии должен получать прожиточный минимум. Создание этой филантропической системы привело к тому, что наемные работники потеряли стимул трудиться – если их зарплата падала, то росла субсидия, сохраняя доход на том же уровне. Лишь отмена этих деморализующих пособий остановила деградацию английской деревни.

События первой половины ХХ века - революции, мировые войны, в которых К.Поланьи участвовал непосредственно, сформировали и укрепили его убеждение в том, что гуманное существование в индустриальном обществе могло бы быть обеспечено лишь путем культурной революции, позволяющей подчинить экономику человеческому сообществу. Его знакомство с репрессиями по отношению к мадьярской аристократии и с фашистским режимом породило обостренное отношение к свободе. Поланьи приходит к выводу, что несвободным человека делает не зависимость от природы, не зависимость от общества, а зависимость от рыночных институтов, которые деформируют систему ценностей человека и подменяют цель средствами. Свобода, по Поланьи, это, прежде всего, свобода от неперсонифицированной материальной силы. Свобода это возможность участвовать в создании и устройстве сообществ различных уровней, к которым принадлежит человек. Причем необходимым условием свободы отдельного индивида является транспорентность общества, а достаточным условием - готовность этого индивида нести ответственность за свою свободу: являясь членом общества, человек неизбежно становится совместно с другими ответственным за все, что происходит в данном обществе.

Человеку, с точки зрения Поланьи, необходима свобода и от рынка, и от государства, которые должны служить людям и представлять их интересы, а не являться конечной целью, во имя которой разрушаются семейные, дружеские и другие общественные связи. Именно социальные институты, по мнению Поланьи, способствуют наиболее гармоничному существованию человека. Во всех его работах, посвящены ли они разработке теории корпоративного социализма, истории ли английской деревни, образованию ли рабочих, примитивным ли обществам, можно увидеть попытки решения главной задачи, которую Поланьи ставил перед собой – поиск «третьего пути», создание теоретической основы идеального общественного устройства, где человек является главной ценностью. Эта морально-этическая позиция была господствующей в работе всей его жизни.

Хотя на специалистов по экономической истории и экономической антропологии идеи Поланьи сразу же произвели очень сильное впечатление, однако долгое время они оставались на периферии экономической науки, поскольку были полемичны по отношению как к либеральной, так и к марксистской идеологии. Подъем популярности идей Поланьи начался лишь в конце 20 века, когда обнажались провалы традиционных идеологических систем.

Основные работы К . Поланьи :

The Great Transformation. Chicago , 1944 (Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. СПб .: Алетейя , 2002);

Trade and Markets in Early Empires (with K. Conrad, K. Arensburg and H.W. Pearson). 1957;

Dahomey and the Slave Trade (with A. Rotstein). 1966;

Primitive, Archaic and Modern Economics: Essays of Karl Polanyi. 1968;

The Livelihood of Man (with H.W. Pearson). 1977.

 Литература о К. Поланьи

на русском языке 

Бутинов Н.А. Американская экономическая антропология (формализм и субстантивизм) // Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука. Л.: Наука, 1979.

Веселов Ю.В. Классики экономической социологии: Карл Поланьи // Социологические исследования. 1999. № 1.

Глух Н.А. Сравнительная экономика К. Поланьи // Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика. 1997. № 3.

« Деньги, торговля и рынки в американской антропологии» // Вестник Московского Университета, серия "экономика", N 6 , 1997 года

Розинская Н.А. Методологические проблемы экономической антропологии // Очерки экономической антропологии. М.: Наука, 1999.

Семенов Ю.И. “Теоретические проблемы экономической антропологии”, в кн.: “Этнологические исследования за рубежом”, М., 1973.

 
  Дискуссия