Эксоцман
на главную поиск contacts


Еще раз к проблеме противоположности товарного производства и возникающей креатосферы

А.В.Бузгалин


Всё сказанное нами ранее
позволяет предпологать наличие некоторых устойчивых закономерностей, характеризующих
противоположность товарного производства и возникающей креатосферы, в частности,
противоположность механизмов рыночного отчуждения товаров и опредмечивания/распредмечивания
мира культуры.

Начну с относительно частной закономерности, характеризующей противоречие в развитии
частной собственности и конкуренции в мире креатосферы. Эта связь выглядит, на первый
взгляд, достаточно спорно, но она легко выводится из предыдущего анализа. Коротко
она может быть сформулирована так: чем полнее и завершеннее система прав частной
собственности на культурное благо (например, новую технологию), тем меньше возможности
конкуренции на данном конкретном рынке
.

Поясню эту связь на простейшем примере. Предположим, что г-н Н. изобрел лекарство
от рака. Если он запатентовал это изобретение на неограниченный срок, т.е. если он
обладает абсолютной частной собственностью (подобной, скажем, частной собственности
на машину) на этот продукт, то вплоть до того момента, как объект его собственности
«износится» (в нашем случае – его know how устареет), данное лекарство
может полностью выпасть из сферы конкуренции. Никто, кроме г-на Н. не имеет права
его производить (напомню: всякий продукт подлинно творческой деятельности уникален
и единственен по определению), и господин Н. может превратить монополию частной собственности
в свою абсолютную монополию на рынке, диктуя монопольную цену и извлекая ренту.

Впрочем, г-н Н. может установить невысокую (не запретительную) цену на право производства
этого лекарства, и будет получать ренту со своего изобретения и при отсутствии полной
рыночной монополии.

Противоположный предельный случай – абсолютно свободной конкуренции бесконечно
большого (в пределе) числа фирм, производящих данное лекарство, – возможен,
как легко догадаться, лишь в том случае, если вообще никто не обладает частной собственностью
на данное культурное благо (патент не является объектом частной собственности, он
лишь фиксирует приоритет г-на Н. как изобретателя, удовлетворяя его честолюбие, но
не принося ренты). Ведь иначе допуск фирм на этот рынок будет зависеть от отсутствия
или наличия доброй воли у г-на Н.

Следовательно, предположив (в пределе) бесконечным срок действия права частной
собственности на являющийся культурным благом товар (как и на любой другой товар:
в условиях классического рынка, купив товар, вы становитесь его собственником «навсегда»),
мы получим абсолютную монополию, абсолютно отрицающую конкуренцию. И наоборот: абсолютно
свободная конкуренция на рынке культурных благ возможна только при полном отсутствии
частной собственности на последние. Иными словами, для попыток развития рынка в мире
креатосферы характерно внутреннее ограничение: чем полнее развит один атрибут
современного рынка (частная собственность), тем меньше развит другой (конкуренция).

Поясним эту связку. Прежде всего, подчеркнем, что связь носит мерный характер,
это и качественная, и количественная противоположность. Последнее позволяет на практике
найти некоторый компромисс: "немного" частной собственности (например, патент на
5 лет), "немного" конкуренции (после окончания действия патента).

Но это именно внешнее ограничение "естественных" (имманентно присущих, атрибутивных)
свойств рынка, основанного на частной собственности. В самом деле, ведь никому даже
в голову не придет ограничить действие вашего права собственности на дом, построенный
за свои деньги и своим трудом, сроком в 5 лет. Однако ограничение вашего права собственности
на созданное вами новое знание таким сроком ныне выглядит "естественным" и это не
случайно: при последовательной реализации права частной собственности "общество знаний"
вообще не могло бы развиваться.

С изрядной долей условности (вообще характерной для графических иллюстраций сложных
закономерностей) можно показать названные связи при помощи приводимого ниже графика,
где точки А, Б, В показывают ограничение прав частной собственности (например, срока
действия патента) на «А», «Б», «В» (например, 3, 5,
10) лет.

Названная противоречивая взаимосвязь вновь показывает, что частная собственность
и конкуренция являются внешними ограничениями развития креатосферы.

Развивая это суждение, мы можем вывести и более общую закономерность: мера
развития рыночных (и, шире, вообще основанных на отчуждении) механизмов организации
и мотивации деятельности постепенно "убывает" (речь идет опять же о единстве качественных
и количественных характеристик) по мере продвижения от репродуктивного труда к творческому.

Эту связь довольно легко проиллюстрировать и эмпирическим материалом. При всем
том, что рыночная атмосфера в целом господствует в современном мире, даже сегодня
роль рыночных стимулов и конкурентных начал, ориентация на прибыль больше (а социальные
ограничения и роль государства, творческих коллективов, не денежных стимулов, соответственно,
меньше) в массовом производстве, чем в прикладной науке, а в прикладной науке –
больше, чем в фундаментальной. То же можно сказать о связях: шоу-бизнес – массовая
культура – подлинное искусство; или натаскивание специалистов – профессиональное
образование – формирование свободно и гармонично развивающейся личности и т.п.

Как и выше, весьма условно мы можем проиллюстрировать названные связи при помощи
приводимого ниже графика.


Комментируя схему, мы можем (опять же с известной доли условности) предположить,
что на отрезке [О-А] будут располагаться шоу-бизнес, массовая культура и иные сферы
фиктивного сектора, требующие определенных творческих усилий от их агентов; на отрезке
[А-Б] – прикладная наука, профессиональное образование, дизайн и декоративно-прикладное
искусство и т.п.; на отрезке [Б-В] – фундаментальная наука, воспитание, образование
и культура, ориентированные на гармоничное развитие личности и т.д.

К числу закономерностей «заката» рынка относится и нелинейное вытеснение
качеств «рационального экономического человека» по мере прогресса креатосферы
и адекватных ей социальных отношений, типа личности.

Как и в двух предыдущих случаях, мы можем предложить в качестве графической иллюстрации
простейшую кривую, которая указывает на снижение роли утилитарных потребностей (от
уровня « X » к уровню « Y », но не ниже уровня « Z »
– уровня рационального потребления) по мере развития творческого содержания
деятельности.



Существенно, что господство тотального рынка и других форм отчуждения может существенно
модифицировать эту связь, приводя к тому, что творческая деятельность, осуществляемая
в мире отчуждения, является лишь одним из детерминантов поведения человека. В той
мере, в какой субъект такой деятельности подчинен рынку, деньгам, капиталу, его потребности,
ценности и мотивы будут оставаться по преимуществу утилитарными.

Несложно зафиксировать, что генезис креатосферы уже в 60-70-е гг. бросил человеческому
миру вызов: черты homo economicus стали вытесняться рождающимися ценностями и мотивами
homo creator ; развернулась не только научно-техническая, но и "человеческая революция"
(еще ранее чрезвычайную популярность приобрели теории "человеческого капитала", где
в косвенной форме была отражена эта проблема) [1]
.

Более того, эпоха 60-х годов даже в жесткой атмосфере СССР породила новый феномен
"шестидесятников" – людей, для которых на первом месте были прогресс науки
и искусства, освоение нового пространства (романтика, престиж профессий ученых, геологов,
летчиков, космонавтов, полярников).

Откат в этих сферах и ренессанс homo economicus , начавшийся в 80-е годы, оказался
порожден усилением гегемонии глобального капитала и жестко связан с развитием превращенных
форм индивидуализации творческого труда и развитием процессов, довольно подробно
раскрытых в теории "общества профессионалов". Возникающее общество профессионалов
становится реакцией, с одной стороны, на невозможность имманентного прогресса креатосферы
в условиях господства современной корпоративно-капиталистической рыночной экономики;
с другой – оно тормозит прогресс креатосферы и развивает широкий круг ее субститутов
и превращенных форм. Но эта попятная тенденция временна, неоднозначна (не-рыночные
мотивы и ценности и ныне остаются среди доминирующих у лиц, хотя бы частично занятых
творческой деятельностью, что показывают практически все современные социологические
исследования).

* * *

Подведем некоторые итоги нашего анализа господствующей ныне рыночночноцентрической
парадигмы
. Как мы постарались показать выше, это отнюдь не случайно возникшая
и не безобидная форма, господствующая до сих пор в экономической теории, но постепенно
изживающая себя и теоретически всё менее плодотворная. Более того, это парадигма,
(1) существенно затрудняющая понимание действительных закономерностей исторического
развития экономических систем; (2) не позволяющая увидеть широкий круг сохраняющихся
и возрождающихся вновь до-рыночных и переходных к рынку отношений; (3) ограниченно
до неадекватности трактующая возникающие пост-рыночные отношения исключительно как
"провалы рынка"; (4) провоцирующая телеологический нормативный подход к проблемам
трансформаций в российской и других переходных экономиках; (5) камуфлирующая новые
отношения и закономерности распределения ресурсов, деятельности (её мотивации, результатов)
и т. п. в "обществе знаний" и, наконец, (6) опасная в своей воинствующей, империалистической
тяге к всеобщему и тотальному господству
.


[1] Хорошо известны работы по проблеме "человеческого
капитала" и исследования "радикальных гуманистов" (Э.Фромм и др.), подчеркивавших
ограниченность и преходящий характер homo economicus.

Следует так же подчеркнуть, что в десятках сильных работ советских марксистов
60-х – 70-х годов тезис о движении от "экономического" человека к свободной,
гармонично развивающейся личности рассматривался как на философском, так и на прикладном,
социологическом уровне (См., напр.: Проблема человека в современной философии. М.,
1969; С чего начинается личность. М., 1984 и мн. др.), а так же в политико-экономических
работах, посвященных проблемам цели социалистического производства и т.н. «основного
экономического закона социализма» (работы В.Черковца, К.Тронева, Г.Латышевой,
А.Мелентьева и др.).



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 18.10.04 О рынках факторов производства.(Был ли рынок на хлеб и землю в Российской империи?)  (Н.Ф.Тагирова)
  • 18.10.04 «Великая трансформация» в России - сквозь призму эконометрического исследования. Особенности индивидуального предложения труда российских работников. (С.М.Пястолов)
  • 18.10.04 Еще раз к проблеме противоположности товарного производства и возникающей креатосферы (А.В.Бузгалин)
  • 18.10.04 Рынок – естественная экономическая система или либеральная утопия? (Н.Ф.Тагирова)
  • 18.10.04 Ошибки перевода или смещения восприятия?  (С.М.Пястолов)
  • 17.10.04 Об экономической роли отношений реципрокности (Д.В.Нелин)
  • 17.10.04 «Рыночный фундаментализм» XXI века и креатосфера: превращенные рыночные формы в мире со-творчества (А.В.Бузгалин)
  • 15.10.04 Насколько устарела <рыноцентричная> теория? (С.В.Цирель)
  • 14.10.04 "Общество знаний": противоречия и пределы рыночной системы (А.И.Колганов)
  • 10.10.04 Рынок и либерализм (В.В.Вольчик)
  • 10.10.04 Важны институциональные ограничения (Д.Б.Коптюбенко)
  • 9.10.04 "Рыночноцентрическая" экономическая теория вновь устарела (А.В.Бузгалин)
  • 7.10.04 Возможна ли не-институциональная экономическая история? (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия