Эксоцман
на главную поиск contacts


«Великая трансформация» в России - сквозь призму эконометрического исследования. Особенности индивидуального предложения труда российских работников.






«Великая трансформация» в России - сквозь призму
эконометрического исследования. Особенности индивидуального предложения труда российских
работников.

«Отделить труд от других сфер человеческой жизни, подчинив
его законам рынка, означало полностью уничтожить все органические формы социального
бытия, заменив их совершенно иным, атомистическим и индивидуалистическим типом общественной
организации...

Туземцев нужно заставить зарабатывать на жизнь продажей своей
рабочей силы. А значит необходимо разрушить традиционные институты и воспрепятствовать
их возрождению, ведь индивид в первобытном обществе оказывается перед угрозой голода
тогда, когда подобное бедствие угрожает общине в целом...

Ирония истории заключается в том, что первым новшеством, которым
белый человек обогатил жизнь черного человека, стало главным образом практическое
ознакомление последнего с бичом голода и с великой его пользой...

Но ведь то самое…т.е. безжалостное расщепление социальных
структур, чтобы получить в процессе их распада необходимый ему элемент – человеческий
труд, в XVIII веке белые люди совершали с аналогичной целью по отношению к себе подобным».



Поланьи К. Великая трансформация.. ., гл.14.

Введение

Истинное содержание концепции « pattern », которое не приняли
во внимание переводчики пятой главы (решив использовать для перевода - модель
) раскрывается полнее в главе четырнадцатой. Как видно из приведенных в эпиграфе
цитат, рыночные паттерны поведения действительно обладают «специфическим характером».
Описать формально его особенности стало возможным лишь почти через сорок лет после
появления работы К.Поланьи, когда получила свое развитие ин c титуциональная теория
соглашений.

Контуры динамической теории

Концепция соглашений [Тевено, 1997] позволяет сформировать контуры количественной
модели, например, для ситуации с асимметричной информацией, используя предположение
о том, что агенты действуют в различных их форматах. Однако дело усложняется, когда
наблюдатель имеет дело с меняющейся неопределеннностью в условиях «трансформации».
Заметим, что неопределенность является, прежде всего, одной из характеристик человеческого
капитала. Вероятно, для объяснения многих наблюдаемых эффектов на российском рынке
труда следует обратиться к моделям гетерогенного человеческого капитала [McFadden,
1975, Heckman, 1981], и, в частности, - к концепциям пороговых эффектов [Wolpin,
1975, Stokey, 1990 и др.]. Теория предложения труда домохозяйств [ Dessing М., 2002]
позволяет найти объяснение одному из типов пороговых эффектов, связанных с необходимостью
изменений экономических стратегий домохозяйства при изменении его совокупного дохода.

Методика расчета параметров нормативной структуры соглашений

В современной теории соглашений проблемы этики и согласования интересов различных
людей и групп постепенно начинают приобретать формальный и квантифицируемый вид,
что позволяет выражать их более четко и искать пути решения этих проблем. В нашем
исследовании [1] используется классификации
соглашений, а также определения норм эмпатии, доверия, интерпретативной рациональности,
утилитаризма, приведенные в работе А.Олейника [Олейник, 2000]. Каждое соглашение
содержит определённую совокупность объектов, в ней определены процедуры координации
экономической деятельности субъектов на основе указанных норм. С использованием числовых
значений для обозначения условного места конкретной нормы в иерархии норм определенного
соглашения, получена гипотетическая модель успешного общества [Олейник, 1998] (табл.1).
Таким образом, выяснив, в каком соотношении расположены данные нормы в распределении
ценностей того или иного индивида, можно предположить, в каком из рассматриваемых
соглашений он себя позиционирует, и какими могут быть паттерны его поведения в стандартных
экономических ситуациях. Следует, однако, иметь в виду, что значение имеют не абсолютные,
а относительные значения «ценностей» норм.

Таблица 1.

Иерархия норм в соглашениях различных типов


























































Соглашение/

Норма

Утилитаризм

Эмпатия

Интерпретативная рациональность

Доверие

Рыночное (Р)

1

3

4

2

Гражданское (Г)

4

1

2

3

Индустриальное (И)

2

4

1

3

Коммунотарное (К)

4

2

3

1

Общественного мнения (ОМ)

3

2

1

4

Экологическое (Э)

3

1

2

4

Творческой деятельности (ТД)

3

4

2

1


По данным таблицы видно, что, например, в рыночной сфере важнее всех оказывается
утилитаризм, на втором месте – доверие, на третьем – эмпатия, на четвертом
- и нтерпретативная рациональность. Для успешной экономики в целом важнее всего оказывается
и нтерпретативная рациональность, а утилитаризм – на последнем месте. Обращаясь
к проблеме оценки качества образования в самом общем виде, следует признать перечисленные
выше нормы благами высших порядков, а формирование этих норм – задачей образования.

Для объяснения смещений значений коэффициентов уравнения логарифмов заработков
минсеровского типа (одна из задач проекта) мы выяснили, в каких соглашениях позиционируют
себя респонденты в соответствии со своими представлениями. При оценке распределения
представлений (норм соглашений в соответствии с табл.1) использован лексикографический
принцип. Ведь, на самом деле, при принятии решения или при совершении той или иной
трансакции, человек расценивает получаемое или передаваемое благо как объект вполне
конкретного соглашения. И решение относительно данного блага должно быть принято
в рамках именно этого конкретного соглашения [Тевено Л., 1997]. И, кстати, функция
предложения труда в ее традиционном варианте может быть построена только исходя из
предположения о том, что все трансакции имеют место в одном – рыночном - соглашении.

В исследовании была поставлена задача не только выявить распределения представлений
респондентов, но и определить, насколько они устойчивы. С этой целью был разработан
тест устойчивости предпочтений, в котором была реализована идея Д.Канемана, заключающаяся
в том, что человек оценивает, прежде всего, ожидаемую полезность изменений. Причем,
отрицательная полезность потерь, как правило, выше, чем полезность тех же благ, в
том случае, когда человек ожидает их получить [Канеман, Тверски, 2003].

Для оценки распределения ценностей и представлений человека в «спокойном
состоянии» формулировалось утверждение: «Вы считаете, что свои служебные
(договорные) обязательства нужно выполнять честно, потому что …», и далее
предлагалось 33 варианта продолжений (+). Респонденты должны были оценить приемлемость
для себя каждого варианта (+) по 6-ти балльной шкале (от 0 до 5). Варианты были сгруппированы
по количеству и по характеристикам норм утилитаризма, эмпатии, интерпретативной рациональности
и доверия. Оценки в каждой группе суммировались. Таким образом, получалась информация
о «нормальном» распределении представлений ( N i , i = 1,
…, 4) – «число нормы».

В другой формулировке утверждения предлагалось назвать причины, по которым договорные
обязательства можно было бы нарушить. В этом случае человеку предлагается назвать,
по существу, те же ценности и представления, что и в первом случае, но теперь они
должны были оправдать «нечестный» поступок. В этом случае «число нормы»
свидетельствовало, насколько представления изменились под воздействием своеобразного
«шока» (Si, i = 1, …, 4). При подсчете «число нормы» в
«нормальном» распределении представлений (Ni) бралось со знаком (+), из
него вычиталось затем «число нормы», полученное с учетом «шока»
(Si). Таким образом, для каждого респондента было получено по 4 «нормативных
числа»: NNi = Ni + Si , i = 1, …, 4. Следовательно, наблюдатель получал
возможность оценить распределение представлений работника – «иерархию
норм» и выяснить, сравнив с распределениями в табл.1, в формате какого соглашения
принимает решения данный субъект.

Если полученная иерархия норм не совпадала с «эталоном» - распределением
значений в строке табл.1, то формат соглашения определялся по самой «ценной»
норме, затем определялось соответствие норме со следующей по величине оценкой и т.д.
Количество определенных таким образом норм в «эталонном» формате соглашения
обозначается числом соответствия. В итоге, были определены форматы соглашений, в
которых позиционируют себя наши респонденты, а количество объясняющих переменных
в регрессионных уравнениях было увеличено. Это позволило повысить качество регрессии
в уравнении заработков минсеровского типа, в уравнениях для типа шкалы индивидуального
предложения труда (ИПТ), а также для эластичности. Возрастная и региональная динамика
средних оценок средних оценок нормативных чисел показана в табл.2 (в скобках указаны
значения стандартного отклонения).


Таблица 2

Средняя оценка варианта 14 (-) и чисел соответствия по возрастам































































Возраст респондентов (лет)

Регион

Оценка варианта 14 (-)

(стандартное отклонение)

Число соответствия в подгруппе
*

18-23

Регионы

( N =96)

3,1 (1,7)

И1 (4, 2, 1, 3)

[-0,02(1,5); 0,78(1,1); 0,83(1,2); 0,74(1,1)]

Москва

( N =132)

3,0 (1,7)

И1 (4, 2, 1, 3)

[0,17(1,4); 0,86 (1,4); 1,01(1,5); 0,67(1,1)]

24-33

Регионы

( N =182)

3,3 (1,6)

И2 (2, 3, 1, 4)

[0,03(1,5); 0,84(1,4); 1,09(1,5);0,69(1,1)]

Москва

( N =217)

3,4 (1,7)

ОМ2 (4, 2, 1, 3)

[0,41(1,3); 0,90(1,5); 1,25(1,5); 0,73(1,27)]

34-43

Регионы

( N =187)

3,7 (1,5)

Э4 (3, 1, 2, 4)

[0,26(1,3); 0,96(1,5); 1,30(1,4); 0,67(1,2)]

Москва

( N =146)

3,7 (1,6)

И2 (2, 3, 1, 4)

[1,61(1,5); 1,25(1,5); 1,63(1,6); 1,12(1,2)]

44-53

Регионы

( N =201)

3,9 (1,5)

Э4 (3, 1, 2, 4)

[0,62(1,3); 1,33(1,4); 1,79(1,4); 1,11(1,3)]

Москва

( N =142)

3,8 (1,5)

Г4 (4, 1, 2, 3)

[0,40(1,4); 1,29(1,5); 1,75(1,4); 1,00 (1,4)]

54-

Регионы

( N =63)

3,7 (1,7)

Р1 (1, 3, 2, 4)

[0,64(1,5); 1,45(1,4); 1,94(1,5); 1,35(1,2)]

Москва

( N =44)

3,2 (2,0)

Г4 (4, 1, 2, 3)

[0,90(1,5); 1,78(1,6); 1,56(1,7); 1,16(1,4)]


 

* В скобках указаны нормативные числа утилитаризма ( Util ), эмпатии ( Empathy
), интерпретативной рациональности ( RatioIn ) и доверия ( Trust ).

Анализируя данные табл.2, можно заметить, что распределение нормативных чисел
дифференцировано по возрастам и регионам. Так, низкие значения показателей Util,
Empathy, RatioIn , Trust свидетельствуют о том, что молодые работники более «аномичны».
Их нормативные числа, в целом, ниже, чем у старших работников. Москвичи от 34 лет
чаще позиционируют себя в формате индустриального соглашения, а их земляки более
зрелого возраста стараются следовать правилам гражданского соглашения. В регионах
сильны установки экологического соглашения («лишь бы хуже не было»). Интересно
отметить, что к формату рыночного соглашения приблизилась лишь группа пожилых работников,
проживающих в регионах.

Приведенный расчет позволяет также сделать вывод о том, что, по крайней мере,
применительно к определенному сегменту российского общества – умеренно активным
работникам, вряд ли применим диагноз «аномия». Скорее всего, речь может
идти о деформации нормативной структуры, о несоответствии распределения ценностей
и представлений тому, что ожидает наблюдатель [2]
.

Дополнительное исследование показывает, что типы поведения, отраженные в типах
шкал индивидуального предложения труда (ИПТ), также дифференцированы по профессиям,
по гендерному и матримониальному статусу, по количеству детей. Следовательно, выявленный
тип шкалы ИПТ дает определенную информацию о том, какой стратегии придерживается
работник на рынке труда. Вполне правдоподобно выглядит в этом случае гипотеза о том,
что данный стратегический выбор находит свое выражение в распределении нормативных
чисел работника.

Некоторые выводы

Далее, при объяснении роли принятых в локальном сообществе ценностей и представлений,
их влияния на поведение работников, следует иметь в виду следующее.

Обычно люди пользуются житейскими представлениями и методами обыденного познания.
Обыденное познание (близкие определения: житейское, или стихийно-эмпирическое) отражает
внешние, бросающиеся в глаза признаки вещей, процессов. Житейские знания обычно отражают
случайные, бросающиеся в глаза связи явлений, нередко оказывающиеся несущественными,
что часто приводит к серьезным ошибкам. Полученные на основе житейских наблюдений
знания описывают, как протекает процесс, т.е. фиксируют его последовательные фазы
(стадии), но не объясняют, почему он проходит именно так, а не иначе. Такое положение
вещей порой приводит к проявлению эффектов, известных в экономической психологии
как когнитивный диссонанс.

В современной экономической российской реальности нередки случаи, когда понятия,
используемые людьми в повседневном общении и при совершении трансакций, не соответствуют
своему научному определению. Таковы, например, понятия «деньги», «кредит»,
«предприятие», «домохозяйство», перечень можно продолжить. Как
правило, в “шоковых” ситуациях человек вынужден обращаться к истинному
смыслу понятия, к существу предмета. И в тот момент, когда за понятием не оказывается
реального предмета именно того соглашения, в котором намеревается действовать человек,
или же там оказывается другой предмет, человек обнаруживает себя в ситуации когнитивного
диссонанса.

Интуитивно или сознательно, люди стараются избегать таких ситуаций, придерживясь
определенных поведенческих паттернов.

Как показывают результаты эконометрического исследования, которые нашли свое подтверждение
также и в глубинных интервью, форматы соглашений, в которых позиционируют себя «успешные»
работники и работники, испытывающие определенные трудности в период «трансформации»,
демонстрируют статистически значимые различия. В достаточно большом числе случаев
«бедные» работники не понаслышке знакомы с « бичом голода». И
можно заметить, что рост удовлетворения процессом и результатом работы (что чаще
всего сопровождается ростом доходов) сопровождается изменениями в индивидуальной
нормативной структуре, которая трансформируется из соглашения общественного мнения
в формат индустриального. Кроме того, были получены результаты, схожие с результатами
экспериментов Д.Канемана [ Канеман, Тверски, 2003. ] и Machiguenga Indian study
, заключающиеся в том, что, чем менее образован человек, чем он примитивнее,
тем в большей степени его поведение приближается к поведению " homo еconomicus
" (а по нашим результатам, он еще и меньше всех зарабатывает).

Литература:

1. Канеман Д., Тверски А. (2003) Рациональный выбор, ценности и фреймы
// Психологический журнал, т.24, №4, 2003, с.32-42.

2. Олейник А.Н. (1998) Издержки и перспективы реформ в России: институциональный
подход
//в сб. Истоки №3. - М.: ВШЭ, с.124-165.

3. Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего
времени
. – СПб.:Алетейя, 2002.

4. Тевено Л. (1997) Множественность способов координации: равновесие и рациональность
в сложном мире// Вопросы экономики.
№ 10, с.69-84.

5. Экономические субъекты постсоветской России ( институциональный анализ
) (2001) . Под ред. Р.М.Нуреева. – М.:МОНФ, сб.№124.

6. Dessing М . (2002) Labor supply, the family and poverty: the S-shaped labor
supply curve/ Journal of Economic Behavior & Organization,
Vol. 49, рр .433–458.

7. Heckman J. (1981) Statistical Models for Discrete Panel Data. In Manski,
C. and D.McFadden (eds.), Structural Analysis of Discrete Data with Econometric Applications,
MIT Press, Cambridge , MA . pp.115-178.

8. Heckman J., Vitalcil E. (2000) Identifying the Role of cognitive Ability
in Explaining the Level of and Change in the Return to Schooling.
http:// papers.nber.org/papers/
W7820.pdf.

9. Kean M.P., Wolpin K.I. (1997) The Career Decision of Young Men: A Dynamic
Model of Human Capital Investment Over the Life-Cycle
. Journal of Political
Economy, 105, 473-522.

10. McFadden D. (2000) Disaggregate Behavioral Travel Demand's RUM Side. A
30-year Retrospective.
Un. Of California , Berkeley . http://www. nobel.se/McFaddden_home_page.htm

11. Stokey N. (1990) Human Capital, Product Quality and Growth. NBER WP#3413.


[1] «Оценка параметров индивидуального
предложения труда», проект НФПК; ГУ-ВШЭ № А1/011/ S /1.13.

[2] см. также: Экономические субъекты



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 18.10.04 О рынках факторов производства.(Был ли рынок на хлеб и землю в Российской империи?)  (Н.Ф.Тагирова)
  • 18.10.04 «Великая трансформация» в России - сквозь призму эконометрического исследования. Особенности индивидуального предложения труда российских работников. (С.М.Пястолов)
  • 18.10.04 Еще раз к проблеме противоположности товарного производства и возникающей креатосферы (А.В.Бузгалин)
  • 18.10.04 Рынок – естественная экономическая система или либеральная утопия? (Н.Ф.Тагирова)
  • 18.10.04 Ошибки перевода или смещения восприятия?  (С.М.Пястолов)
  • 17.10.04 Об экономической роли отношений реципрокности (Д.В.Нелин)
  • 17.10.04 «Рыночный фундаментализм» XXI века и креатосфера: превращенные рыночные формы в мире со-творчества (А.В.Бузгалин)
  • 15.10.04 Насколько устарела <рыноцентричная> теория? (С.В.Цирель)
  • 14.10.04 "Общество знаний": противоречия и пределы рыночной системы (А.И.Колганов)
  • 10.10.04 Рынок и либерализм (В.В.Вольчик)
  • 10.10.04 Важны институциональные ограничения (Д.Б.Коптюбенко)
  • 9.10.04 "Рыночноцентрическая" экономическая теория вновь устарела (А.В.Бузгалин)
  • 7.10.04 Возможна ли не-институциональная экономическая история? (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия