Эксоцман
на главную поиск contacts


Хайек vs Поланьи

Ю.В.Латов


Насколько мне известно, прямого сопоставления «Великой Трансформации» Карла
Поланьи и «Дороги к рабству» Фридриха фон Хайека у нас, в России, пока
еще никто не делал. Между тем их сопоставление напрашивается само собой. Обе книги
изданы в одном году (в 1944 г.) в одной стране, в США (Поланьи – в Бостоне,
Хайек – в Чикаго), выходцами из одной страны (оба в 1920-е жили и работали
в Вене, оба эмигрировали в США через Великобританию). Книги Поланьи и Хайека написаны
по существу в одном жанре - это научные «памфлеты», рассчитанные не только
(и не столько) на «высоколобых» коллег, но и на обычную публику. Хотя их
позитивные суждения о существующих тенденциях примерно одинаково (оба отмечают «съеживание»
рынка), однако их нормативные идеи диаметрально противоположны: Хайек зовет «назад,
к рынку», а Поланьи «вперед, от рынка». Действительно, они оба отвечали
на один вопрос: что происходит с рыночным хозяйством? Но их ответы во многом полярны.
Поланьи отвечает примерно так: рыночное хозяйство отмирает, и так этой «дьявольской
мельнице» и надо! А Хайек – иначе: рыночное хозяйство убивают! какой ужас!
спасем эту наилучшую экономическую систему! Сюжет «Хайек vs Поланьи» кажется
мне очень интересным по меньшей мере в трех аспектах.

1) Биографический аспект.
Несмотря на близость биографий и идей, Хайек и Поланьи как-то нарочито друг
с другом не пересекались. (По крайней мере, в литературе мне пока не удалось найти
никаких следов их контактов.) Это напоминает известный литературоведам сюжет о не-встрече
Достоевского и Толстого: оба считали друг друга лучшими литераторами России, внимательно
следили за творчеством друг друга, готовились к встрече и личной дискуссии, но так
и не успели побеседовать. Конечно, эта аналогия не полностью срабатывает, поскольку
Хайек был в большей степени экономист, а Поланьи – социолог. И все же…
Предлагаю обратиться за консультацией к Наталье Анатольевне Розинской как к главному
российскому поланьеведу: известно ли что-либо о взаимоотношениях Поланьи и Хайека,
об их взаимных отзывах?

2) Жанровый аспект.
На симпозиуме 21 октября некоторым диссонансом прозвучала мысль, что книга
Поланьи не вполне удовлетворяет принципам научности – она слишком нормативна,
слишком эмоциональна (чего стоит одно только выражение «дьявольская мельница»!).
Но если мысленно поставить рядом с книгой Поланьи книгу Хайека, то окажется, что
эта эмоциональная публицистичность вполне присуща и ей. Собственно, именно эта «не-научность»
сделала «Дорогу к рабству» любимым чтением наших либералов рубежа 1980-1990-х.
Вероятно, в обоих случаях мы имеем дело с особым научным жанром – что-то вроде
научного памфлета, ученой монографии для специалистов и неспециалистов. У нас в России
этот жанр встречается у историков (Л.Н. Гумилев, Н.Й. Эйдельман), но не у экономистов
(гайдаровскую книжку «Государство и эволюция» трудно назвать удачным опытом).
Поэтому ученым, читающим Поланьи, надо отрешиться от его публицистичности и попытаться
понимать его идеи так же, как мы продираемся сквозь публицистические выверты Хайека.
Что же касается чисто научных трудов Поланьи, написанных именно для коллег-ученых,
то тут надо ориентироваться на его более поздние работы (которые, кстати, требуют
системного перевода).

3) Историографический аспект.

Если верить канадским поланьистам (например этим),
первоначально на американцев Поланьи произвел куда более сильное впечатление, чем
«ретроград» Хайек. Перелом произошел через несколько лет, в годы холодной
войны, когда Хайек обосновался в Чикагском университете, а Поланьи пришлось переехать
в Канаду (хотя работать он продолжал в Колумбийском университете Нью-Йорка). На данный
момент о соотношении популярности этих двух мыслителей можно судить по числу их упоминаний
в Сети: поисковик http://www.alltheweb.com
дает 77.300 ссылок на Polanyi (надо еще
учитывать, что среди этих ссылок есть ссылки не только на Карла, но и на его брата
Майкла, а также на дочь Поланьи-Левитт), зато на Хайека – целых 989.000 (прим.
редактора:
"Friedrich Hayek" vs "Karl Polanyi"
). Конечно,
эта пропорция отражает не только личную их популярность, но и соотношение влияния
неоклассического «мэйнстрима» и оппозиционного институционализма. И все
же надо признать: пока Хайек популярнее Поланьи. Почему
это так – вопрос, который
предлагаю для продолжения обсуждения на нашей Интернет-конференции.


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 2.11.04 Хайек vs Поланьи (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия