Эксоцман
на главную поиск contacts


Альтернативы саморегулирующегося рынка

В.П.Васильев

Работа К.Поланьи привлекает исследователей благодаря новизне анализа
внутренней структуры капиталистической рыночной экономики, аргументированной критике
господствующей и востребованной политикой либеральной экономической идеологии.

По законам детективного жанра работа, опубликованная в 1944 г.,
начинается с констатации чрезвычайного обстоятельства: «Цивилизация XIX в. потерпела
крушение».

Возникает вопрос: что же погибло? Автор последовательно анализирует
падение четырех институтов: равновесия сил, золотого стандарта, саморегулирующегося
рынка и либерального государства. Системообразующим является институт саморегулирующегося
рынка, его искусственное создание и функционирование и привело к разрушению социальной,
экономической и политической сбалансированности.

Анализ экономической истории, ее сопоставление с существовавшими
теоретическими системами предпринятый К.Поланьи созвучны многим сегодняшним проблемам
и дискуссиям. В экономической теории - проблеме макроравновесия на путях синтеза
неоклассики и кейнсианства, в практике государственного регулирования – проблеме
соотношения бюджетных расходов и инфляции. Для российской трансформации от коллективистских
начал, пусть и, нередко, формальных, к рыночным принципам «Великая трансформация»
К.Поланьи имеет особое значение.

Широкий взгляд на проблему позволяет К.Поланьи обратится к концепции
Экономического Человека А.Смита, согласно которой человеку генетически присуща склонность
к торгу и обмену. Из этого, в конечном счете, следует рациональность поведения в
конкурентной среде, где мотивом деятельности является прибыль.

К.Поланьи приводит убедительные примеры, свидетельствующие о том,
что координацию производства и потребления можно осуществлять не на принципах прибыльности,
а на основе взаимности, перераспределения (центричности) и домашнего хозяйства (производство
для удовлетворения собственных потребностей), т.е. автаркии.

В экономике натурального типа именно эти институциональные модели
были адекватны поведенческим нормам. Заметим, что социальные действия здесь основывались
на традициях. Принципы обмена занимали подчиненную роль, первичными являлись социальные
связи.

Важно ответить на вопрос: могла ли такая субординация социального
и экономического сохраниться в индустриальную эпоху?

Для натуральных экономик принципы взаимности и перераспределения
не противоречат логике либеральных экономистов. Ф.Хайек отмечал, что «механизм
координации решающим образом зависит от инстинктов солидарности и альтруизма…»Но
это по Ф.Хайеку врожденные инстинкты, которые по мере социализации человека изменяются.

В развитом виде принцип рационального поведения, основанный на
мотиве прибыльности, воспринимавшего сигналы рыночных цен, начинает работать только
в условиях определенного типа разделения труда – общего, частного и единичного
(межотраслевого, внутриотраслевого и внутри фабрики).

К.Поланьи, показывая историчность мотива обмена, приходит к выводу
о том, что рыночный институт, подчинение экономической системырынкупревращает общество,
его социальную организацию в придаток рынка. Социальные связи должны «встраиваться»
в экономическую систему, а не наоборот. Первичность социального, а не экономический
детерминизм является для К.Поланьи путеводной звездой для критики саморегулирующегося
рынка как способа экономической координации. « «Невидимая рука», максимизация
денежных выгод вели к двум трагическим изменениям в истории человечества: труд и
земля превратились в товар. Утратив свое предназначение, они стали в ряду вех других
товаров: труд отделился от сути человека, земля перестала выполнять функцию его среды
обитания. Понимая, что труд, земля и капитал стали факторами производства, К.Поланьи
назвал их фиктивными товарами, т.е. искусственно возведенными в этот ранг. Для К.Поланьи
важно подчеркнуть именно искусственность конструкции. Трактовка товара рабочая сила
у него далека от марксисткой с структурированием труда на абстрактный и конкретный
и выведением классовых противоречий.

Соглашаясь с автором «Великой трансформации», все же
возникает одно сомнение по поводу искусственности этих товаров, основанной на искусственном
мотиве прибыли. Мы уже отметили, что в экономиках натурального типа социальные действия
основаны на традициях. Но это, согласно концепции М.Вебера, не единственный тип социального
действия. Целерациональные и ценостнорациональные социальные действия, внутри которых
находятся и экономические действия, вполне объективно в определенных условиях могут
нести денежную составляющую, ориентацию на ценовые сигналы.

К.Поланьи рассматривает несколько альтернатив саморегулирующемуся
рынку. Главный их критерий – вернуть доминирующую роль социальной компоненте
развития общества. С этих позиций он рассматривает аргументы либеральных экономистов.
Заметим, что К.Маркс по К.Поланьи либеральный экономист На первый взгляд это шокирующая
новость. Но, с позиций общей оценки либеральных теорий К.Поланьи, марксизм, как и
истинные либералы не отрицал искусственности конструкции саморегулирующегося рынка.
Товар, прибыль, спрос и предложение, конкуренция – категории анализа К.Маркса.
«Либерализм» К.Маркса проявляется и в отсутствии места для роли государства
в одной из центральных проблем «Капитала» - пропорциях простого и расширенного
воспроизводства, где он абстрагируется от роста органического строения капитала,
внешней торговли и роли государства. По этим причинам К.Поланьи не ставит К.Маркса
в один ряд даже с социалистами утопистами.

Что может заменить или хотя бы скорректировать саморегулирующийся
рынок?

Одна из таких альтернатив – Спинхенленд. Этот институт препятствовал
становлению саморегулирующегося рынка, в рыночных условиях вел к социальным и экономическим
катастрофам, снимая трудовую мотивацию. Но, в тоже время, в дорыночных условиях спихенлнд
выступал реальным способом защиты населения. Это – «право на жизнь».
Несовместимая с рыночными принципами в полном объеме, система Спмнхенленда используется
при организаций пособий по безработице и помощи нетрудоспособным.

Социальная компонента в рамках саморегулирующегося рынка вводится
К.Поланьи через «интервенционализм» государства, профсоюзов и парламента.
Либеральные экономисты во все времена говорят о необходимости «чистоты»
эксперимента, отрицают позитивную роль для экономических и социальных отношений названных
институтов. К.Поланьи скептически относится к этим институтам, считая, что они лишь
расчищают дорогу главным принципам свободного рынка, хотя и решают некоторые социальные
проблемы. Реалии второй половины XX века привели к неоспоримому феномену: экономическая
жизнь координируется и рынком, и государством. Экономика стала смешанной, значительно
увеличилась доля, ВВП, перераспределяемая через бюджеты. Большинство стран, не объявляя
себя социальными государствами, существенно в этом росте увеличили долю социальных
трансфертов. В России надо видеть эту тенденцию, а не ставить главной целью либеральных
доктринснижение бюджетных расходов. Но, наверное, либерализм по другому не может.
Правда, в других странах тоже не коммунисты у власти.

По своим политическим пристрастиям К.Поланьи социалист. Он не
скрывает своих симпатий к Р.Оуэну, его «кооперативному социализму», ставшим
началом современного профсоюзного движения. Конечно в понимании К.Поланьи профсоюзы
это не «школа коммунизма». Эксперименты Р.Оуэна не ставили политических
целей. Их коллективистские основы служили целям социального, а не экономического
подхода к проблеме промышленности и, как известно, имели лишь локальные феномены.

Видимо чрезмерная приверженность К.Поланьи идеям «кооперативного
социализма» привели его к довольно странному с позиций сегодняшнего дня выводу
относительно коллективизации в СССР: «Россия, которая прежде была лишь центром
революционной агитации против капиталистического мира, превратилась теперь в представителя
новой системы, способной заменить рыночную экономику». На этой волне энтузиазма
и сочувствия, навеянного временем второй мировой войны, К.Поланьи в качестве альтернативы
саморегулирующемуся рынку рассматривает социализм в России, хотя и называет его диктатурой.

Так же как К.Поланьи анализировал формы феодального порядка, сменившиеся
саморегулирующимся рынком, для сегодняшнего процесса трансформации в России важно
ответить на вопросы о причинах крушения, судьбах планомерности и распределения по
труду, фондов материального поощрения и социально-культурных мероприятий. Но это
предметы других дискуссий. Этапная для экономической мысли робота К.Поланьи может
помочь в их решении

Литература

1. Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические
истоки нашеговремени. СПб.: Алетейя,200

2. Хайек Ф. Пагубная самонадеянность. М. , «Новости»
, 1992


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 30.10.04 Не следует забывать о демографических аспектах (С.В.Цирель)
  • 26.10.04 Альтернативы саморегулирующегося рынка (В.П.Васильев)
  • 24.10.04 К сравнению взглядов Карла Поланьи и Людвига фон Мизеса на социальную политику (А.О.Зиновьев)
  • 23.10.04 Культура бедности в контексте «Великой трансформации». Комментарии к материалам Т.Ю. Сидориной. (С.В.Творогова)
  • 22.10.04 Рецензия на доклад Т.Ю.Сидориной (И Иванов)
  • 21.10.04 Необходимость проведения социальных преобразований на уровне государственной политики (Е.В.Коцарь)
  • 21.10.04 О причинах возникновения бедности (Е.В.Матвеева)
  •  
      Дискуссия