Эксоцман
на главную поиск contacts


Эффективность против естественности

Ю.В.Латов

Доклад Ростислава Исааковича кажется мне одним из наиболее интересных на нашей Интернет-конференции.
Это ни в коей мере не означает, что лично мне хочется во всем с ней согласиться.
Скорее, наоборот. Лучшие научные доклады – это те, которые пробуждают дух творческой
полемики. Надеюсь, что на нашей конференции будет еще немало таких замечательных
докладов.

В первую очередь хочется поспорить с мнение о «естественности» рынка.
Мне кажется, что оценивать институты в терминах «естественности/неестественности»
вообще не корректно. Любой институт «неестественен», поскольку «естественно»
живущие животные никаких институтов не знают, их роль выполняют инстинкты. Следовательно,
«додарвинистскую» версию «естественности» можно вообще не рассматривать.
В конце концов, у животных нет ни только рынка, но и редистрибуции с реципрокностью.
(Исключением в какой-то степени являются некоторые коллективные животные, типа обезьян,
поэтому-то «совсем неестественные» люди и произошли от этих «не совсем
естественных» животных.) Значит, обсуждать надо только «постдарвинистскую»
трактовку.

«Естественно то, что вырастает спонтанно как непреднамеренный результат
взаимодействия и взаимоприспособления множества людей – пишет Ростислав Исаакович,
– искусственно то, что конструируется сначала в виде определенного плана в
голове отдельного человека, а потом навязывается силой всем остальным.» Доказательством
«естественности» рынка он считает описанные у того же Поланьи многочисленные
запреты, предписания, табу, «которые на протяжении человеческой истории практиковались
в обществах самого разного типа – как первобытных, так и современных. Возникает
вопрос: это какой же силы и степени универсальности должна быть страсть, чтобы для
ее сдерживания и подавления нужно было веками использовать столь мощную и разветвленную
институциональную машинерию!» Все это на самом деле так – многочисленность
запретов доказывает наличие спонтанной силы.

Теперь предлагаю читателю мысленно повторить все эти аргументы, подставив на
место слова "рынок" слово "убийство". С изумлением обнаруживаешь, что убийство ничуть
не менее естественно, чем рынок: его так же табуируют и запрещают, но так же не могут
пресечь эту «страсть» огромной силы и универсальности. Значит ли это, что
«искусственный» запрет «Не убий!» хуже «естественного»
правила «Есть человек – есть проблема, нет человека - …»?!

Таким образом, спонтанность какого-либо института вообще не должна рассматриваться
ни как аргумент «за», ни как аргумент «против». Спонтанно возникшая
«страсть» может быть гибельной для общества, а искусственно сконструированный
институт спасителен.

Попробуем же вступить в гипотетическую дискуссию Адама Смита и Карла Поланьи.
Смит. Вот – простая и незамысловатая система естественной свободы!
Поланьи. Трудно себе представить что-либо более противоестественное, чем ваша
система так называемой "естественной" свободы!
Современный экономист. Коллеги, давайте жить дружно! Вы оба правы – одинаково
естественными (или одинаково неестественными) являются и стремление к свободе, и
бегство от свободы. Давайте лучше сначала обсудим, что такое свобода. А затем выясним,
какая степень свободы будет наиболее эффективна.


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 10.11.04 Эффективность против естественности (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия