Эксоцман
на главную поиск contacts


Заключительные замечания об Интернет-конференции   

Р.М.Нуреев


Прежде всего, мне хотелось бы глубоко поблагодарить всех, кто принял участие в нашей Интернет-конференции. Общее число одних только официально зарегистрированных ее участников почти достигло 80 человек – это для конференции в Рунете очень большое число.

Высокий интерес к нашей Интернет-конференции является, конечно, отражением, прежде всего, растущей популярности в России институциональных подходов к изучению хозяйственной жизни. Российские обществоведы, как и зарубежные, понимают, что неоклассика оказалась несколько «узка», и ищут новые идеи, которые позволили бы «расширить» круг основополагающих идей. «Великая Трансформация» Карла Поланьи, которая выглядит своего рода «анти-неоклассическим манифестом», оказалась очень удобным поводом для обсуждения самых общих, парадигмальных вопросов экономического развития.

В ходе нашей дискуссии обсуждение вращалось в основном вокруг двух тем:

1) предложенная К. Поланьи теория экономических систем (сопоставление реципрокности, редистрибуции и рынка);

2) критика К. Поланьи рыночной экономики как «противоестественной» экономической системы, которая привела мир к катастрофе.

Попробую высказать некоторые обобщающие суждения, не впадая при этом ни в прославление Поланьи, ни в обличение его.

Карл Поланьи – автор одной из теорий экономических систем, наряду с Марксом, Тойнби, Ойкеном, Валлерстайном. Хотя в «Великой Трансформации» она занимает относительно скромное место, однако современные обществоведы почитают Поланьи в основном именно за нее.

В адрес поланьистской теории экономических систем в наши дни можно высказать немало критических суждений (и некоторые участники нашей дискуссии это делали). Да, предложенный им взгляд на реципрокность/редистрибуцию/рынок страдает статичностью – Поланьи не стал в «Великой Трансформации» анализировать, как изменяется по мере развития общества соотношение этих разных механизмов распределения и координации. Впрочем, его более поздние труды, нам пока еще мало известные, уделяют этому аспекту гораздо больше внимания.

Этот недостаток отчасти был восполнен, например, М. Салинзом, который в своей «Экономике каменного века» проанализировал не только общие принципы реципрокности, но и ее разновидности и эволюцию в доклассовых обществах. Что касается редистрибуции, то здесь прогресс научного анализа менее очевиден. Кое-что было сделано ещё К.-А. Виттфогелем в его «Восточном деспотизме», кое-что его последователями и критиками. Однако общей теории отношений централизованного распределения пока нет.

Одним словом, предложенный Поланьи подход к теории экономических систем в полной степени так и не реализован. При изучении развития общества экономисты предпочитают по-прежнему «зацикливаться» на отношениях собственности, обращая мало внимания на другие «правила игры».

В «Великой Трансформации», однако, главный сюжет – это критика капитализма (именно для нее и служит предложенная автором теория экономических систем). Оценить эту сторону идей Карла Поланьи значительно труднее. По поводу того, что же происходит с рынком, в наши дни кипят не менее горячие споры, чем 60 лет тому назад.

Согласимся с критиками (Р.И. Капелюшниковым, А.Г. Слуцким) в том, что обличительный пафос Поланьи в адрес рынка несколько утрирован. Как и многие его предшественники (начиная с социалистов-утопистов и Маркса), Поланьи выразительно анализирует слабые стороны рынка, но скуп на заслуженные им похвалы. (Это похоже на отношение российских обществоведов к нашему «реальному социализму»: как единогласно мы критиковали его 15 лет назад, когда он был еще жив, и как часто сейчас мы вспоминаем о том, что нельзя с водой выплескивать и ребенка.)

Что касается прогноза об отмирании рынка, то здесь Поланьи оказался одновременно и прав, и неправ. Мне нравится предложенный Ю.В. Латовым образ «современный рынок – это рынок с капельницей». Дело в том, что мне самому приходилось находиться под капельницей, и эта аналогия мне кажется очень выразительной: под капельницей оказываешься не от большого здоровья, но после этой процедуры организм функционирует много лучше. Именно так и произошло с рынком в ХХ в. в ходе «административной революции» (воспользуюсь термином Джона Хикса).

В 1910-1940-е гг. капиталистическое мировое хозяйство действительно пережило катастрофу, которая, однако, закончилась не смертью рынка, а его «протезированием». Такого рынка, как в середине XIX в., конечно, уже давно нет. Современное рыночное хозяйство органично включает в себя многие и многие элементы централизованного регулирования.

Можно спорить о том, является ли этот «протезированный рынок» рынком как таковым. Однако современные либертарианцы, ценящие рынок превыше всего, похожи на врача, который требует отказа от протезирования пациентов, поскольку-де протезы не соответствуют «естественной» природе человека.

В заключение некоторая организационная информация.

Как мы уже сообщали участникам симпозиума, по итогам симпозиума 21 октября и Интернет-конференции в октябре-ноябре мы будем готовить издание в 2005 г. коллективной монографии. В ближайшие дни мы разошлем всем активным участникам наших обсуждений рабочий план этой книги с указанием, чьи идеи в каких именно ее разделах будут использоваться.

Весной 2005 г., как также уже сообщалось на симпозиуме, в ГУ-ВШЭ планируется проведение (по образцу конференции к 60-летию «Великой Трансформации») нового мероприятия, посвященного 20-летию открытия QWERT Y-эффектов. Просим всех, кто желает принять участие в этом мероприятии, посылать нам заявки на участие, тезисы выступлений и пожелания по организации на адрес кафедры институциональной экономики ГУ-ВШЭ (inecon@hse.ru) до 31 декабря 2004 г.



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 1.12.04 Заключительные замечания об Интернет-конференции    (Р.М.Нуреев)
  •  
      Дискуссия