Эксоцман
на главную поиск contacts


К. Поланьи – антрополог и теоретик современности.

А.О.Зиновьев


Есть большое желания поставить встречный вопрос: «М. Аболафия, чья статья была
опубликована в журнале «Экономическая социология» за март 2003, является
антропологом или теоретиком современности?». Примерно такой же вопрос можно
задать относительно Пьера Бурдьё и массы других антропологов, которые пишут о проблемах
современного общества.

Карл Поланьи, используя данные антропологи для обсуждения издержек рыночного механизма
социальной координации, был продолжателем длиной традиции в европейском мышлении,
которая находила свое отражение еще в работах Монтескьё и Руссо. Появление антропологии
как науки только усилило эту традицию. При этом у большинства антропологов есть важное
преимущество, которое и делает особенно ценной работу Поланьи, это необходимость
целостности видения социальной реальности. Именно такое видение социальной реальности
позволяет усомниться в справедливости проведения границы между экономикой и политикой,
или между экономикой и культурой, а также увидеть рынок как сложное социальное явление.
Поэтому антропология и теоретизирование о современности две стороны одной медали
в творчестве Карла Поланьи.

Антропологический подход Поланьи позволяет более широко взглянуть на происходившие
в России в девяностые годы прошлого века и продолжающиеся сейчас. Формирование рынка
в России было связано не только с экономикой России, но и с культурной глобализацией,
с динамикой распределения политической власти в обществе, с формированием новых форм
идентичности и с ростом числа психических заболеваний.

В духе культурной антропологии можно отметить, что в начале реформ и до сих пор большая
часть экономистов в России предпочитала потреблять наиболее дешевые, с точки зрения
содержащегося в них культурного капитала в смысле Бурдьё, учебники и монографии
по экономике. Рынок научной продукции по экономике был и есть слишком бедный по объему
культурного капитала, это легко увидеть по соотношению количества сомнительных в
научном отношении работ российских авторов и количества переводов работ Лауреатов
Нобелевской премии по экономике. Динамика роста первой группы книг явно больше, тогда
как многие ведущие экономисты вообще не переведены на русский язык и в библиотеках
нет оригинальных изданий их работ. Это и есть социальные эффекты деятельности рынка,
о которых писал Поланьи.

В России слабая экономика и слабый уровень её изучения, поскольку сильный просто
не требуется для «примитивного» рынка и не поддерживается существующими
институциональными механизмами. Маргинальные позиции российских экономистов в мировой
экономической науке порождают маргинальный способ потребления культурного капитала
мировой науки, чтение западных учебников для студентов, вместо изучения серьезных
монографий ведущих экономистов.

Поэтому можно говорить не только о культуре бедности среди населения, но и о культуре
научной бедности (в дополнение к экономической бедности) среди ученых в области общественных
наук (все сказанное справедливо также для юристов, психологов, философов, социологов,
политологов и так далее).


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 19.11.04 К. Поланьи – антрополог и теоретик современности. (А.О.Зиновьев)
  •  
      Дискуссия