Эксоцман
на главную поиск contacts

Идеи Поланьи - иной путь познания России

Ю.В.Латов
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Проблема "Поланьи и Россия" имеет два аспекта:

1) какое влияние на формирование и развитие идей Карла Поланьи оказал исторический опыт России;

2)  чем идеи Карла Поланьи интересны для современных российских обществоведов и зарубежных русистов.



Первый аспект уже затрагивался во второй сессии нашей Интернет-конференции. В частности, В.П. Васильев писал, что «чрезмерная приверженность Поланьи идеям «кооперативного социализма» привела его к довольно странному с позиций сегодняшнего дня выводу относительно коллективизации в СССР: «Россия, которая прежде была лишь центром революционной агитации против капиталистического мира, превратилась теперь в представителя новой системы, способной заменить рыночную экономику». На этой волне энтузиазма и сочувствия, навеянного временем второй мировой войны, К. Поланьи в качестве альтернативы саморегулирующемуся рынку рассматривает социализм в России, хотя и называет его диктатурой».

Сюжет «Поланьи и Советская Россия», как представляется автору данной заметки, не столь уж оригинален и занимателен. Можно перечислить десятки западных интеллектуалов, которые в 1930-1940-е приветствовали СССР, отнюдь не игнорируя «не совсем» демократический характер советской власти. Скорее всего, Поланьи, как и другие западные левые, считал подлинной сущностью советского строя плановую систему как эффективную (и экономически, и социально) альтернативу «дьявольской мельнице». Насколько они были правы, сейчас судить сложно.

Я не склонен солидаризироваться с теми либералами, кто радостно приветствовал крушение «реального социализма» как якобы тупиковой ветви развития. Современная ситуация в мире мне кажется чем-то похожей на Западную Европу начала XVI в., когда Возрождение уже закатывается, а Реформация еще не началась. Представитель католического «мэйнстрима» имел тогда основания констатировать, что республиканско-реформаторская альтернатива XV века потерпела крушение: чешские радикалы-гуситы разбиты, их умеренные собратья примирились с римским папой; итальянские республики почти все превратились в княжества; итальянский предкапитализм умирает, «не выдержав исторической конкуренции с более соответствующим человеческой природе феодализмом»; Возрождение оказалось «дорогой к рабству» собственных страстей. Это мы сейчас знаем, что совсем скоро начнется «новая волна». Быть может, у социализма ранее были свои Уинклифы, Яны Гусы, Яны Жижки и Савонароллы, но еще не пришел час социалистического Мартина Лютера? Время покажет.

Более любопытным и нетривиальным мне кажется второй аспект. Попробуем же разобраться в том, какое значение имеют идеи Карла Поланьи для понимания путей развития России.

Здесь тоже есть два повода поразмышлять: один – об актуальности идей Поланьи для понимания социально-экономической истории России; другой – об их актуальности для понимания современной России, России начала XXI века.

Прежде всего, есть смысл вспомнить долгую дискуссию о том, какой страной является Россия - европейской или азиатской. Или, если выразить эту проблему языком марксистской теории экономических систем, был ли в средневековой России феодализм или азиатский способ производства.

В работах Карла Поланьи как будто бы нет четкого перечисления основных фаз/формаций/стадий развития общества (как, скажем, в концепции-"пятичленке"). Главное, что волновало этого мыслителя - резкий разрыв между рыночной системой хозяйства и предшествующими ему общественными системами. Поэтому не следует удивляться широкому географическому размаху его конкретно-исторических исследований (то Англия, то Дагомея). Видимо, в глазах Поланьи все до-рыночные хозяйственные системы принципиально едины: везде экономическое подчинено социальному, везде рынок второстепенен в сравнении с реципрокностью и редистрибуцией.

Такой подход может показаться практически совпадающим с теориями постиндустриального общества, которые делят все развитие человечества на три фазы: доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное общество. Однако не похоже, чтобы Поланьи выделял в развитии человечества дорыночную, рыночную и пострыночную эпохи. Не похоже потому, что "чистый рынок", по Поланьи, занимал ничтожно малый промежуток времени - в Англии, скажем, от 1830-х до 1870-х гг. Что это за историческая эпоха, которая длится менее полстолетия?!

Похоже, что в глазах Поланьи эпоха "дьявольской мельницы" - это не стадия/формация, а лишь переходная эпоха от одного системного единства отношений реципрокности-редистрибуции-рынка к другому. С этой точки зрения, рынок в Англии XIX в. есть нечто аналогичное редистрибуции в древнем Двуречье эпохи III династии Ура или в империи инков XV - XVI вв. Все это примеры относительно "чистых" систем - "чистых", но не слишком типичных.

Еще в советскую эпоху некоторые участники дискуссии об азиатском способе производства демонстрировали усталость от манихейского противопоставления "азиатчины" и европейского рабства/феодализма. И Ю.М. Кобищанов, и В.П. Илюшечкин предлагали рассматривать доиндустриальные общества как принципиально многоукладные системы, в которых абсолютное доминирование какого-то одного уклада над другими есть исключение, а не правило.

Точка зрения Поланьи, пожалуй, еще более радикальна. Кобищанов-Илюшечкин считали многоукладность типичной лишь для добуржуазных обществ, а Поланьи склонен считать ее типичной для всей истории развития человечества. В таком случае история человечества во многом теряет стадиальность (по крайней мере, по критерию "производственных отношений"). Вместо эпох-стадий мы видим эпохи-"коктейли": античная древность - это "коктель" с соотношением реципрокности-редистрибуции-рынка, условно говоря, в пропорции 20:40:40; средние века в Европе - "коктейль" в пропорции 20:60:20; европейское новое время - "коктейль" 10:40:50, и т.д.

Приняв идею Поланьи о типичности не абсолютного доминирования какого-то одного вида отношений обмена, а комплекса этих видов, мы можем взглянуть на историю России (да и любой страны) новыми глазами. Вместо того чтобы видеть в средневековой России только развитие "торгового капитализма" (школа Покровского) или только власти-собственности (как у Пайпса) мы должны,

во-1-х, обратить внимание на развитие в России при «старом режиме» отношений реципрокности (одна из возможных форм ее проявления – экономическая деятельность монастырей, принимающих пожертвования от прихожан и жертвующих на общественные нужды);

во-2-х, трактовать средневековую власть-собственность не как извращение «азиатского деспотизма», а как нормальную для доиндустриальных обществ форму организации обмена;

в-3-х, грамотно оценивать роль и место рыночных отношений в доиндустриальных обществах, понимая, что за рыночными формами часто скрывается совсем не-рыночное содержание;

в-4-х, обратить основное внимание на то, чем же определяется состав "коктейля" - почему в России были в принципе те же виды отношений обмена, что и в современной ей Западной Европе, но в иной пропорции (больше редистрибуции и меньше рынка).

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


  • 29.11.04 Размышления о типе российской экономики ХХ века (Н.Ф.Тагирова)
  • 24.11.04 Идеи Поланьи как иная точка отсчёта (В.В.Поколодин)
  • 19.11.04 Идея «включенной экономики» в контексте отношения Поланьи к марксизму (М.Е.Соколова)
  • 16.11.04 О «Великой трансформации» Карла Поланьи (А.Г.Слуцкий)
  • 14.11.04 Междисциплинарность работ К.Поланьи, постнеклассической науки и современного высшего образования (В.А.Криулин)
  •  
      Дискуссия