Эксоцман
на главную поиск contacts


Первая реплика на реплику Александра Григорьевича Слуцкого: Призывал ли Поланьи к отказу от социальной политики?

Ю.В.Латов


Давней бедой отечественных обществоведов является неумение по-настоящему спорить
друг с другом. С советских времен сложилась традиция считать, что в дискуссии есть
лишь одна правильная позиция, а все остальные ложные. В результате российские научные
конференции часто носят ритуальный характер: на них приходят единомышленники, которые
убеждают друг друга в том, в чем они и так убеждены, либо дискутируют по относительно
второстепенным деталям. Вот и у нас на симпозиуме 21 октября почти все участники
оказались заядлыми институционалистами, априори убежденными, что идеи Поланьи живы,
потому что они верны :). Хорошо, что в нашу когорту «чистых» затесались
двое «нечистых» - Капелюшников и Слуцкий, склонные относиться к «поланьизму»
довольно критически. В дискуссии с ними у институционалистов есть замечательная возможность
отточить свои аргументы и лучше понять, что же нам нравится в идеях Карла Поланьи.

Критическая реплика Александра Григорьевича заслуживает либо большого развернутого
ответа, либо серии реплик. За недостатком времени лично я пойду по второму пути.
Предлагаю тем институционалистам, кто следит за нашей Интернет-конференции, тоже
включиться в «критику критики».

В моей первой реплике мне хотелось бы поспорить с Александром Григорьевичем по поводу
поланьистской оценки Спинхемленда. Слуцкий полагает, что Поланьи включает «деморализующее
действие законов, обеспечивающих социальную защиту населения» в реестр «пагубных
последствий» капитализма. Свое обвинение Александр Григорьевич строит так: «”закон
Спинхемленда” лишь не что иное, как один из этапов в нащупывании оптимальной
социальной политики по отношению к безработице. …Очевидно, что этот закон не
был точкой на кривой неуклонной тенденции. Если Поланьи хотел сделать обобщение вроде
“всякая социальная поддержка безработных деморализует их”, то это более
чем натяжка. То, что вопрос сводится к оптимальному механизму и уровню поддержки
безработных, он не заметил или не захотел отметить, поскольку это подрывало его центральную
идею. К моменту написания книги после Спинхемленда прошло слишком много времени,
чтобы не заметить процесс развития законодательства о социальной защите». Действительно,
при такой интерпретации точки зрения Поланьи на Спинхемленд совершенно непонятно,
как этого жуткого реакционера, отрицающего (в духе Хайека) полезность социальной
политики, мы могли считать либерально мыслящим институционалистом :).

Однако верна ли предложенная Слуцким интерпретация?

Мне кажется, что нет.

Пафос критики Карлом Поланьи политики Спинхемленда заключается, на мой взгляд,
не в том, что она есть «язва капитализма», а в том, что она была неудачным
приемом борьбы с этими «язвами». Спинхемленд – это не провал капитализма,
а провал неумелых борцов с провалами капитализма.

Для понимания позиции Поланьи предлагаю взглянуть на примечание к главе 8 под
красноречивым названием «Билль Уитбреда – почему бы и нет?» Оказывается,
в 1790-х гг. в Англии в качестве социальной реформы наряду со спинхемлендовскими
пособиями для бедных (которые обернулись помощью бездельникам) обсуждался гораздо
более здравый проект – установление минимальной заработной платы. Как известно,
в конце концов социальная политика пошла именно по пути билля Уитбреда.

Поланьистское «почему бы и нет» заставляет задуматься об исторических
точках бифуркации. В эпоху промышленного переворота, когда английское общество осознало
пагубность пролетарской бедности, ему было предложено по меньшей мере три выхода
1)Закон Спинхемленда,
2)Билль Уитбреда,
3)нью-ламаркский опыт Роберта Оуэна (это, правда, произошло уже в 1800-е гг.).

Английское общество ошибочно избрало первый путь, доказав тем самым, что нет
таких сложных проблем, из которых нельзя найти простой, но неверный выход :). А если
бы выбор был сделан в пользу второго и/или третьего пути? Тогда «чистый капитализм»
вообще не состоялся бы! Увы, из-за ошибки в социальной политике она на полвека оказалась
дискредитирована, и «чистый капитализм» состоялся. К законодательству о
минимальной зарплате развитые страны пришли в начале ХХ в. (скажем, в США оно действует
с 1938 г.); внедрение предвосхищенной Оуэном системы «человеческих отношений»
произошло в 1950-е гг. А можно было бы внедрить эти не-рыночные институты более чем
на 100 лет раньше!

У Поланьи это рассуждение не развернуто, поскольку в 1940-е еще не было традиции
рассуждений о «несбывшейся истории». Однако логика его рассуждений мне
кажется именно такой.

Итак, предлагаю снять с Карла Поланьи первое обвинение – обвинение
в том, будто он призывал к отказу от «деморализующей» социальной защиты.


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 29.11.04 Размышления о типе российской экономики ХХ века (Н.Ф.Тагирова)
  • 24.11.04 Идеи Поланьи как иная точка отсчёта (В.В.Поколодин)
  • 19.11.04 Идея «включенной экономики» в контексте отношения Поланьи к марксизму (М.Е.Соколова)
  • 16.11.04 О «Великой трансформации» Карла Поланьи (А.Г.Слуцкий)
  • 14.11.04 Междисциплинарность работ К.Поланьи, постнеклассической науки и современного высшего образования (В.А.Криулин)
  •  
      Дискуссия