Эксоцман
на главную поиск contacts


И еще одна реплика по поводу реплик А.Г. Слуцкого

Ю.В.Латов


Мне хотелось бы добавить еще несколько замечаний.

Когда я в первый раз читал реплику А.Г. Слуцкого, то меня несколько покоробило его
утверждение, будто у Поланьи "своеобразие методологии заключается в ее в высшей степени
эклектичности, или проще - в ее отсутствии". Потом я почувствовал, что зерно истины
здесь есть. Действительно, у книги Поланьи есть любопытное свойство - каждая ее глава
воспринимается как относительно самостоятельное эссе. Это, на самом деле, как-то
"неприлично" для солидной научной монографии. Можно ли себе представить, чтобы, скажем,
"Капитал" Маркса или "Социализм" Мизеса можно было в принципе читать с любой главы?
А вот "Великую Трансформацию" читать так можно, и даже публиковать (первой публикацией
Поланьи на русском языке стала как раз одна из глав этой книги).

Мне кажется, что критики "Великой Трансформации" забывают сделать поправку на жанр.
Для правильного понимания "Великой Трансформации" ее надо сравнить с "Анти-Дюрингом"
Энгельса или "Пагубной самонадеянностью" Хайека. Все это книги, написанные в первую
очередь "для публики", и только во вторую очередь - для ученых мужей. Отсюда нарочитая
облегченность аргументации, отсутствие "проговоренности" многих ключевых положений,
нестрогость логики изложения, эмоциональность стиля. Одним словом, будь я Карлом
Поланьи, то написал бы «Великую Трансформацию» получше :).

По хорошему говоря, теперь нам надо браться за "позднего" Поланьи, который
писал уже именно для обществоведов. К сожалению, и английские оригиналы-то его поздних
трудов в наших библиотеках найти не просто. Одна надежда - на Наталью Анатольевну
Розинскую. Может быть, "Истоки" закажут ей перевести, помимо "Аристотеля...", еще
что-нибудь из работ "позднего" Поланьи?

Не вполне согласен я и с тем, что "Поланьи был не на уровне знаний своего времени".
В рамках избранного им жанра "научный трактат для широкой публики" полемика с предшественниками
и педантичные сноски на использованную литературу не вполне уместны. Поланьи и не
стал этим заниматься. (Не будем забывать о том, что до конца 1930-х Карл Поланьи
был профессиональным журналистом. В результате журналистская "бойкость пера" добавляет
ему привлекательности в глазах непрофессионалов, но понижает ее для профессиональных
экономистов.)

Кстати, теория фиктивных товаров (труд, земля, деньги) как раз показывает,
что Поланьи отнюдь не всегда "изобретал велосипед". Ведь здесь перед нами - упрощенная
версия марксовских рассуждений о товарах особого рода, которые имеют цену, но не
имеют стоимости, поскольку не являются результатом производства. Так что здесь не
"апогей его [Поланьи] экономического дилетантизма", а уже упоминаемая мною ситуация
- "Карл у Карла украл идею".

Наконец, последнее замечание. Александр Григорьевич пишет: «со-циалистическая
критика (а критика Поланьи – не более, чем ее разновид-ность) исходят из существования
некоторого идеального общества и/или возможности управлять социальными изменениями,
минимизируя тяготы переходных периодов. Иначе говоря, это критика утопическая».
Соглашаюсь полностью с моим оппонентом, за исключением одной маленькой детали - слово
"утопическая" здесь надо заменить словом "нормативная".

На симпозиуме 21 октября, помню, Александр Григорьевич съязвил, что "нормативные
высказывания - это те, в которых используется ненор-мативная лексика". Сказано красиво,
но "не совсем" верно. Нормативные высказывания, в которых излагается точка зрения
о наиболее оптимальном (не идеальном!) общественном порядке, есть у любого крупного
экономиста. Чисто позитивная экономическая наука, на мой взгляд, вообще принципиально
невозможна. Нормативный подход критиков капитализма по большому счету не отличается
от нормативных суждений, скажем, либертарианцев, которые тоже "исходят из существования
[точнее – возможности существования] некоторого идеального общества" (с частными
деньгами, без профсоюзов и антитрестовского законодательства, с правом курить марихуану
и т.д.). Так что и обвинение в утопизме с Карла Поланьи предлагаю снять.

Александр Григорьевич намекнул на мою тенденциозность в доказа-тельствах того,
что рыночная экономика переживает пору увядания, а не расцвета. В общественных науках,
по-моему, избежать тенденциозности нельзя (ученый – не компьютер), но можно
осознать ее и постараться сделать так, чтобы идеологические пристрастия не вредили
научной объективности.

Не питая любви к неоклассике, я признаю правомерность приводи-мых моим оппонентом
фактов, доказывающих частичное расширение ры-ночных сил («появление чрезвычайно
тонких инструментов рынка ценных бумаг, денационализация железных дорог, внедрение
конкуренции в элек-троэнергетике, применение аукционов для размещения государственных
и муниципальных заказов»). Но свидетельствуют ли они о «неуклонном раз-витии
рынка» или, так сказать, о его арьергардных боях? К тому же и эти мероприятия
осуществляются не во всех странах.

Видимо, чтобы суждения о том, расцветает рынок или отмирает, бы-ли мало-мальски
доказательными, надо обращаться к количественным по-казателям за длительный период
(хотя бы за столетие). Я готов привести факт, который подтверждает мнение об отмирании
рынка и наступлении «административной революции», - это неуклонный рост
доли государст-венных расходов в ВВП развитых стран. В конце прошлого века они составляли
в развитых странах порядка 10%, а столетие спустя – не менее одной трети. Данные
взяты у автора, которого никак не запишешь в противники рынка.

Динамика доли государственных расходов в ВВП, %
СТРАНЫ 1880 г.1929 г.1960 г.1980 г.1993 г.
Германия1931334851
Великобритания1024334345
США 710283239
Япония 1019213235
Составлено по: Гайдар Е. Т. Аномалии экономического роста. М., 1997. С. 37.

Предлагаю моему оппоненту привести свои цифры или хотя бы назвать, какие именно
количественные показатели доказывают «неуклонное развитие рынка».

Жаль, что наша Интернет-конференция подходит к концу, - сетевая полемика с Александром
Григорьевичем доставила мне (надеюсь, не толь-ко мне одному) глубокое удовольствие
интеллектуального общения с за-служивающим уважения идеологическим оппонентом. Надеюсь,
что когда на следующей Интернет-конференции мы начнем обсуждать QWERTY-эффекты и
зависимость от предшествующего развития, то эта полемика продолжится. Ведь QWERTY-эффекты
считают одним из ярких проявлений провалов рынка.


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 29.11.04 Размышления о типе российской экономики ХХ века (Н.Ф.Тагирова)
  • 24.11.04 Идеи Поланьи как иная точка отсчёта (В.В.Поколодин)
  • 19.11.04 Идея «включенной экономики» в контексте отношения Поланьи к марксизму (М.Е.Соколова)
  • 16.11.04 О «Великой трансформации» Карла Поланьи (А.Г.Слуцкий)
  • 14.11.04 Междисциплинарность работ К.Поланьи, постнеклассической науки и современного высшего образования (В.А.Криулин)
  •  
      Дискуссия