Эксоцман
на главную поиск contacts


Ответ А.Г. Слуцкого на первую реплику Ю.В. Латова

А.Г.Слуцкий


Прежде всего, хотел бы отметить, что моя критика направлена не против частностей взглядов Поланьи, а против его концептуальной идеи «великой трансформации» и ее «катастрофических последствий». Метод критики, применяемый ниже Юрием Валерьевичем, в этом отношении является критикой «второго порядка», т.е именно критикой второстепенных, с точки зрения центральной идеи Поланьи, деталей.

В реплике Ю.В. Латова сказано следующее:


«Слуцкий полагает, что Поланьи включает «деморализующее действие законов, обеспечивающих социальную защиту населения» в реестр «пагубных последствий» капитализма. Свое обвинение Александр Григорьевич строит так: «”закон Спинхемленда” лишь не что иное, как один из этапов в нащупывании оптимальной социальной политики по отношению к безработице. …Очевидно, что этот закон не был точкой на кривой неуклонной тенденции. Если Поланьи хотел сделать обобщение вроде “всякая социальная поддержка безработных деморализует их”, то это более чем натяжка. То, что вопрос сводится к оптимальному механизму и уровню поддержки безработных, он не заметил или не захотел отметить, поскольку это подрывало его центральную идею. К моменту написания книги после Спинхемленда прошло слишком много времени, чтобы не заметить процесс развития законодательства о социальной защите». Действительно, при такой интерпретации точки зрения Поланьи на Спинхемленд совершенно непонятно, как этого жуткого реакционера , отрицающего (жуткого реакционера ) полезность социальной политики, мы могли считать либерально мыслящим институционалистом :)».


Обратите внимание, что я не утвеждаю, что он Поланьи ТОЧНО это хотел сказать, поскольку он отдает нам на откуп расшифровку того, зачем он так пространно в 1944 году стал разбирать закон более чем 100-летней давности и не захотел обсуждать более позднее социальное законодательство. В реплике Ю.В.Латова нет ответа на последний вопрос. Тому, что Поланьи не является либералом, также уделяется внимание в моих заметках, но, опять-таки, в контексте сверхконцепции Поланьи. (В моих заметках я намеренно избегал использования эпитетов вроде «реакционер», «мракобес» и т.п., как неуместные в научной дискуссии и свойственные критике иного времени или места.) Приписывание Хайеку отрицания полезности социальной политики, мягко говоря, неверно, но это в данном контексте дело десятое.

Далее Ю.В. Латов пишет:


«Пафос критики Карлом Поланьи политики Спинхемленда заключается, на мой взгляд, не в том, что она есть «язва капитализма», а в том, что она была неудачным приемом борьбы с этими «язвами». Спинхемленд – это не провал капитализма, а провал неумелых борцов с провалами капитализма. Для понимания позиции Поланьи предлагаю взглянуть на примечание к главе 8 под красноречивым названием «Билль Уитбреда – почему бы и нет?» Оказывается, в 1790-х гг. в Англии в качестве социальной реформы наряду со спинхемлендовскими пособиями для бедных (которые обернулись помощью бездельникам) обсуждался гораздо более здравый проект – установление минимальной заработной платы. Как известно, в конце концов социальная политика пошла именно по пути билля Уитбреда».


Хотел бы отметить следующие. Оговорка Ю.В.Латова «на мой взгляд» также говорит о том, что Поланьи не прояснил своего «пафоса». Примечательно и то, что ключ к основному тексту надо искать в примечании к нему, - зачем же Поланьм прятал «ключи»? Если он рыночную систему в целом рассматривает как несостоятельную, то как он может рассматривать какой-либо прием его лечения «удачным»?


«Итак, - пишет мой оппонент, - предлагаю снять с Карла Поланьи первое обвинение – обвинение в том, будто он призывал к отказу от «деморализующей» социальной защиты».


Мною и не выдвигалось обвинений, а лишь обосновывается точка зрения о том, что критика капитализма Поланьи – это уже известная социалистическая критика, но с антропологическими и социологическими добавками, которые не убедительны для экономиста-неоклассика, но привлекательны для определенных типов историков, социологов и экономистов-марксистов, а также «экономиста всеядного».

Короче говоря, серьезный читатель книги Поланьи должен ответить на вопросы:

1) В чем состоит «великая трансформация» по Поланьи?

2) Имела ли она место?

3) В чем состоят ее возможные (по Поланьи) «катастрофические последствия»?

4) Имели ли они место?

5) А если не имели, то могут ли они иметь место вообще?

Если «Великая трансформация» - результат индивидуального восприятия событий 1930-40-х годов, то более глубокий и сложный вопрос – в какой степени развитый капитализм (или «рыночная система»), на который Поланьи «вешает всех собак», стал причиной этих событий. Этот вопрос, - центральный для сверхидеи Поланьи, - практически оказался вне содержания «Великой трансформации». Зато многих впечатлила «реципрокность»…



 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 29.11.04 Размышления о типе российской экономики ХХ века (Н.Ф.Тагирова)
  • 24.11.04 Идеи Поланьи как иная точка отсчёта (В.В.Поколодин)
  • 19.11.04 Идея «включенной экономики» в контексте отношения Поланьи к марксизму (М.Е.Соколова)
  • 16.11.04 О «Великой трансформации» Карла Поланьи (А.Г.Слуцкий)
  • 14.11.04 Междисциплинарность работ К.Поланьи, постнеклассической науки и современного высшего образования (В.А.Криулин)
  •  
      Дискуссия