Эксоцман
на главную поиск contacts


Комментарий к дискуссии

Д.В.Нелин

Нелин Д.В.
Является ли институт зависимого принудительного труда в России примером QWERTY-эффекта?

К обсуждению вопроса о том насколько влиял эффект зависимости от предшествующей траектории развития на историю России.

В рамках конференции А.Л.Темницким, Н.В.Латовой затрагивалась проблема влияния эффекта зависимости от предшествующей траектории развития на историю России, в частности в качестве примера приводились преобразования Петра I. В рамках дискуссии хотелось бы обсудить вопрос о том, насколько заданным было использование принудительного труда в промышленности России XVIII в.

Развитие горнозаводской промышленности Урала в XVIII и 1-й пол. XIX вв. характеризуется первоначально достаточно высокими темпами (XVIII в.) и упадком с начала XIX в. Основной причиной последнего называется, как правило, использование преимущественно принудительного труда, начавшееся еще в начале XVIII в. Негативные оценки принудительного труда основываются на том, что использование труда крепостных и отсутствие условий для возникновения рынка рабочей силы не создали базу для благоприятного и конкурентоспособного по сравнению с Западной Европой развития экономики в дальнейшем, ликвидировали предпосылки развития экономики по капиталистическому пути. Указывается, что крепостническая основа промышленности обрекала ее на низкие темпы роста, отсутствие стимулов роста производительности труда, постоянную нехватку кадров рабочих и специалистов. Иными словами, предполагается возможность существования такой зависимости от предшествующей траектории развития, которая вызвала формирование институциональной ловушки. Однако представляется, что подобная позиция является излишне прямолинейной, не учитывающей все нюансы институционального развития. В этой связи необходимо описать основные пути формирования институтов привлечения к труду в горнозаводской промышленности Урала XVIII в.

Можно выделить следующие основные категории рабочих в горнозаводской промышленности XVIII в.:
­наемные работники;
­крепостные владельцев заводов;
­приписные – государственные крестьяне, обязанные отрабатывать подушевой оклад (налог) на государственных или частных заводах.

Прежде всего, необходимо отметить, что наемный труд играл существенную роль в горнозаводской промышленности и органы государственного управления прилагали достаточные усилия для развития именно наемного труда. Можно назвать следующие акты направленные на стимулирование использования наемного труда и ограничение принудительного труда:
­один из основателей казенного металлургического производства на Урале В. де Геннин неоднократно выступал за использование наемного труда (Геннин В., 1995, письма №№ 10, 14, 84, 85);
­переселение приписных крестьян на заводы хотя и было дозволено Берг-регламентом 1739 года, но на практике допускалось не иначе, как с особого разрешения, да и то не безусловно и не навсегда;
­в 1752 г. было точно определено, в каком количестве недворяне могут покупать крестьян к заводам;
­покупка крестьян к заводам была воспрещена Петром III;
­со вступлением на престол Екатерины II (1762) отдача на заводы по указам прекратилась;
­Манифестом 21 мая 1779 г. в точности были определены работы, которые могут быть возлагаемы на приписных к казенным и частным заводам крестьян.

Использование рыночных норм привлечения к труду было детально проанализировано в свое время В.Я.Кривоноговым (Кривоногов В.Я., 1959). В частности данный автор указывал на следующие особенности применения наемного труда:
­широкое использование наемного труда на начальном этапе развития горнометаллургической промышленности, наличие в 1-й четв. XVIII в. относительной свободы рынка труда, борьба заводчиков за наемную силу из-за дефицита рабочей силы в это время;
­с момента возникновения крупных казенных, посессионных и владельческих горнозаводских предприятий вопрос о регламентировании наемного труда являлся самостоятельным разделом законодательной и административной деятельности властей в центре и на местах;
­абсолютный рост числа наемных рабочих во 2-й четв. XVIII в. несмотря на их небольшой удельный вес;
­основание заводов, основанных преимущественно на наемном труде (особенно характерно для 1750-х годов);
­широкое использование наемного труда через подрядные работах во 2-й пол. XVIII в.

Таким образом, несмотря на преобладание принудительного труда, и со стороны центральной власти, и со стороны местных органов управления, и со стороны заводчиков проводились различные мероприятия, направленные на формирование системы наемного труда. Возникает вопрос – возможно ли было изначально формирование горнозаводской промышленности, основанной преимущественно на наемном труде? Ответ будет однозначно отрицательный. В пользу этого можно привести следующие аргументы:
1)Государственные потребности (прежде всего в сфере производства вооружений) требовали форсированного развития горнозаводской промышленности. Это вело к превышению спроса на рабочую силу над ее предложением, вызванному следующими обстоятельствами:
a.слабая заселенность Урала;
b.господство крепостного права в России в целом, ограничивающее мобильность рабочей силы;
c.отсутствие необходимости вступать в отношения найма у значительной крестьян.
Данные факторы приводили к значительному росту заработной платы и в результате цены на наемную рабочую силу были выше официально установленных (для приписных). Это не могло не вызвать уже к 30-м гг. XVIII тенденции к закрепощению приписных и беглых, стремления заводчиков к приписке.

2)Высокие трансакционные издержки, связанные с наймом рабочей силы. Можно привести следующие их примеры. Уже при начале основания заводов Н.Демидов указывал, что сибирские плотники и работники ненадежны, «потому что в Сибири хлеб вельми родится и скоту довольно и живут на воли…» «… и затем коли которой придет нанятся поработать и они работают дни по два и по три, то и много что неделю… А буде которого за худую работу молвишь жестокое слово, и он ис полудни покинув работу пойдет» (Голикова С.В. и др., 2000, с.10). Н.П.Рычков в 1770 г. писал, что оренбургские промышленники «в известное время посылают они туда (во внутреннюю Россию) своих прикащиков, снабдя их довольным числом денег, дабы оные давать в задаток в наем подряжающимся работникам. Сими деньгами жертвуют они: ибо большая часть нанявшихся работников, забрав деньги не является в те места, куда они по данным от них обязательствам для работ назначены. Да и самые те, кои явились на завод, иногда служат к вящему убытку заводчиков: ибо они пришед, забирают еще большее число денег, а после уходят в такие места, где их совсем не сыщут, или найдут с превеликим трудом и убытком». Эти расходы составляли примерно 1/4 часть стоимости металла (Голикова С.В. и др., 2000, с.42).

3)Также следует указать, что использование различных форм внеэкономического принуждения к труду было достаточно характерным для мануфактурной стадии развития промышленности. В частности К.Поланьи указывал на то, что о создании свободного рынка труда не было и речи вплоть до 1790-х гг. даже в Англии и во Франции (Поланьи К., 2002, с.85).
Таким образом, применение в основном принудительного труда в XVIII в. было объективным и в принципе допускало возможность в дальнейшем развития промышленности, основанной преимущественно на наемном труде. Это было особенно необходимо в 1-й пол. XIX при изменении технологии производства, внедрении сложной техники. На рубеже XVIII и XIX вв. рост масштабов заводов, их мощности, усложнение горнозаводских работ, рост трудоемкости заготовки топлива привели к необходимости увеличения числа используемой рабочей силы. Вместе с тем массовые движения против крепостничества сделали невозможным использование старых методов внеэкономического принуждения (использование приписных крестьян) невозможными. Существовали следующие предпосылки к развитию наемного труда на микроуровне:
­появление новых потенциальных резервов наемной рабочей силы из-за роста имущественной дифференциации крестьян;
­многие заводские конторы считали труд приписных менее выгодным, чем наемный, поскольку вынуждены были нести дополнительные издержки (Смирнов С.С., 1993, с.191).

По всей видимости, рубеж XVIII и XIX вв. был своего рода точкой бифуркации, когда были возможны различные варианты развития института привлечения к труду, однако после дискуссий 15.03.1807 вышел Указ о непременных работниках, заменивший категорию приписных крестьян, обязанных ограниченное время работать на заводе, рабочими, прикрепленными к заводу постоянно. Введение еще большей степени закрепощения и фактически исчезновения наемного труда объясняется прежде всего тем, что сама институциональная система на макроуровне (крепостничество) не способствовала развитию наемного труда. Можно сделать вывод, что первоначально использование принудительного привлечения к труду было вызвано объективными обстоятельствами и в XVIII в. институты принудительного и наемного труда были взаимодополняющими. Отказ от развития институтов наемного труда в последующий период был обусловлен в первую очередь субъективными факторами – отказом от либеральных реформ со стороны высшей власти.

ЛИТЕРАТУРА
Геннин В. Уральская переписка с Петром I и Екатериной I. – Екатеринбург, 1995. – Письма №№ 10, 14, 84, 85
Голикова С.В., Миненко Н.А., Побережникова И.В. Горнозаводские центры и аграрная среда в России: взаимодействия и противоречия (XVIII – первая половина XIX в.). – М.: Наука, 2000.
Кривоногов В.Я. Наемный труд в горнозаводской промышленности Урала в XVIII веке. – Свердловск, 1959. – С.139-140
Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. – СПб.: Алетейя, 2002. – С.85
Смирнов С.С. Приписные крестьяне Урала в XVIII- начале XIX века. – Челябинск, 1993. – С.191

 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 8.05.05 Где «растут» институты? (С.М.Пястолов)
  • 3.05.05 Закон Седова и path dependence (В.В.Вольчик)
  • 30.04.05 Послесловие к дискуссии (С.В.Цирель)
  • 23.04.05 Комментарий к докладу (А.Л.Темницкий)
  •  
      Дискуссия