Эксоцман
на главную поиск contacts

УДИВЛЕНИЕ ОТ QWERTY-ЭФФЕКТОВ: НЕОКЛАССИКА vs. ЭФФЕКТИВНОСТЬ


 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


П.Дэвид в своей работе явно высказывается в пользу того, что экономические процессы, которые могут быть подведены под категорию QWERTY-эффектов необычны для современной экономической теории. Он говорит о том, что сама ситуация возникновения таких

П.Дэвид в своей работе явно высказывается в пользу того, что экономические процессы, которые могут быть подведены под категорию QWERTY-эффектов необычны для современной экономической теории. Он говорит о том, что сама ситуация возникновения таких эффектов является "интригующей" для экономистов, так как расходится с общераспространенными теоретическими представлениями о том, как эти процессы должны себя вести [1]. Почему же ситуация должна быть интригующей? Ведь сам П.Дэвид пишет о том, что история с QWERTY является не единственным примером такого рода, и что в мире, где действуют "сильная технологическая взаимозависимость, экономия от масштабов и необратимость инвестиций" такие процессы происходят достаточно часто, а в качестве примеров приводит Германию и Великобританию эпохи Индустриальной революции, американские рынки девятнадцатого века [1]. Более того, он убежден в том, что "…огромное количество микромиров сформировались по принципу формирования стандарта QWERTY еще в далеком прошлом, во времена становлений экономических отношений", эти миры сложно понять и изучить, но они повлияли на формирование современного мира [1]. Так почему же через двести лет после рождения экономической теории, после выхода ее на широкие академические просторы еще необходимо построить новую систематическую дисциплину, которая будет изучать именно QWERTY-эффекты, а не какие-либо другие зависимости в экономике?


Причиной, и во-многом виной тому является как раз сама господствующая в академической науке неоклассическая парадигма. Именно она на многие десятилетия затуфовала дорогу изучению экономической реальности, которая в том числе характеризуется QWERTY-эффектами П.Дэвида и в более общей форме институциональными ловушками В.Полтеровича [3]. Ведь если то, о чем писали П.Дэвид и В.Полтерович в действительности имело место на протяжении всей истории индустриального капитализма, и если к самому концу ХХ в. (времени выхода работ обоих авторов) неоклассика все еще не развила в себе теорию этих процессов, то надо сделать однозначный вывод: она не могла и в принципе не может этого осуществить. По причине непреодолимой ущербности своих собственных категорий. И по причине полного отсутствия желания ее преодолеть. А отсюда и удивление ("интрига") многих экономистов, мировоззрение которых, сформированное в атмосфере анализа "общего рыночного равновесия", неожиданно сталкивается с тревожной реальностью экономики, в которой все противоречит самому определению равновесия.
Однако, очень часто, когда критики говорят о "провалах" неоклассики и прежде всего о ее оторванности от реальности, то погружаются в анализ моделей, которые содержит любой учебник по микроэкономике. При этом упускают из виду, что неоклассика неверно понимает саму сущность экономических процессов, которые впоследствии берется моделировать тем или иным образом, что делает бессмысленной дискуссию по поводу отдельных моделей. Попросту говоря, вопрос в том, о ком, о каких субъектах берется судить эта парадигма и существуют ли такие субъекты в действительности.


Вспомним, что в неоклассике те субъекты, которых она изучает, подстраивают свое поведение под совокупность заранее (экзогенно) заданных параметров. Так, фирма выбирает сочетание факторов производства, соответствующих заранее заданным технологиям (изоквантам), рыночным ценам ресурсов и конечных благ, потребители адаптируют свои предзаданные предпочтения (кривые безразличия) к ценам товаров, сложившихся до их появления на рынке. Подстройка (адаптация) под все экзогенные параметры фирмами и потребителями происходит мгновенно и без издержек, и вариант выбора сочетаний технологических факторов и наборов благ является единственным, так как помимо него нет других сочетаний технологий, максимизирующих прибыль и сочетаний благ, максимизирующих полезность. Поэтому этот вариант является оптимальным (=эффективным=равновесным), а оптимум - достижимым для каждого субъекта в отдельности, и следовательно, для всей экономики, то есть существует глобальный оптимум или "общее рыночное равновесие".


Отвлекаясь от того, какое отношение к реальному поведению реальных производителей и потребителей имеют изокванты и кривые безразличия, нужно задать вопрос: чье же поведение неоклассика описывает с помощью этих моделей, считая что основные параметры деятельности такого субъекта уже предзаданы до его появления на рынке (технологии, цены, предпочтения, бюджетные ограничения) и их нужно только выбрать (найти "точку касания кривых")?
Перед нами адаптивный субъект, субъект, который распределяет свою активность между вне и помимо него возникшими направлениями (целями) и ограничениями. Который лишь пассивно, как бильярдный шар, воспринимает "толчки" от внешних ограничений и катится в ту лузу, к которой его направляет максимально сильный удар. Он ничего не создает, он только распределяет. Распределяет ресурсы, а не создает новые. Подстраивается к рынкам, но не создает их. Подстраивается под ограниченность, но не пытается преодолеть ее, стремится к покою, то есть равновесию, а не инновациям [7; 65].


У фирмы в неоклассической теории отсутствует не только сложная структура внутриорганизационных отношений ("иерархия"), как думает неоинституционализм, но у нее нет прежде всего подразделения НИОКР, нет исследовательских лабораторий, нет менеджмента, планирующего и координирующего создание новых ресурсов, продуктов и технологий, дающих реальные конкурентные преимущества, следовательно, создающих новые рынки сбыта (формирующих предпочтения потребителя) и значит нарушающих всякое мимолетное равновесие. У неоклассического субъекта нет никаких стимулов к инновациям, и нет никаких инноваций, есть "равновесие".


Неоклассика говорит об эффекте масштаба, о "внутренней экономии", но не представляет себе, какой механизм обеспечивает возникновение этих явлений. Неоклассика говорит об убывающей предельной производительности ресурсов так, как будто никто и никогда в течение всех двухсот лет эволюции индустриального капитализма не пытался увеличить производительность используемых ресурсов.
Так кто же такой этот адаптивный субъект? Это субъект виртуальный, существующий только в уме теоретика-неоклассика. Субъект, которого нет в действительности. Ибо экономика, субъектом которой он якобы является, есть экономика индустриально-капиталистическая, основным двигателем развития которой является борьба фирм за создание конкурентных преимуществ путем планирования и координации массового и постоянного процесса технологических и организационных инноваций, обеспечивающих снижение издержек на единицу выпуска и повышение качества продукции. Эта форма эволюции может быть сведена к следующим пунктам [7; 23-114]:


1.Основная экономическая единица индустриального капитализма – это фирма.


2.В процессе конкурентной борьбы фирмы стремятся к созданию конкурентных преимуществ за счет создания новых технологий, ресурсов, продуктов, организационных форм, то есть обеспечения постоянного процесса инноваций.


3.Обеспечение этого процесса достигается планированием и координированием научных исследований, производства и сбыта.


4.Для обеспечения планирования и координирования всех этих процессов фирмы должны интегрировать большие доли производства, научных исследований и рынков, а также создавать их там, где еще не было, для утилизации инноваций. Поэтому современная господствующая фирма – это крупная вертикально интегрированная корпорация (несовершенное название которой олигополия), которая планирует и координирует большую долю того, что неоклассика отдает на откуп свободному рынку [6].


5.В процессе планирования и координации процесса инноваций как основы обеспечения конкурентных преимуществ капиталистические фирмы постоянно меняют структуры издержек производства (прежде всего снижая издержки производства единицы массово выпускаемых благ) и качество продукции, обеспечивая тем самым создание новых рынков и формирование новых предпочтений потребителей. Именно изменение структур издержек производства, направленное на снижение издержек единицы продукции и обеспечиваемое созданием новых технологий, дает эффект масштаба производства и все возможные виды "внутренней экономии".


6.В процессе планирования и координации инноваций капиталистические фирмы не только конкурируют за одни и те же рынки, но и кооперируются то ли в форме долгосрочных контрактов (японский вариант), то ли поглощая друг друга, усиливая тем самым научно-технические и финансовые возможности вертикально интегрированных менеджерских корпораций (американский вариант).


Таким образом, перед нами совсем не адаптирующаяся фирма, но фирма-инноватор, основной субъект, обеспечивающий экономический рост индустриального капитализма [7; 92-93]. Механизмом же, обеспечивающим превращение фирмы в инноватора является создание конкурентных преимуществ в процессе конкуренции и кооперации многих, прежде всего вертикально интегрированных менеджерских корпораций. Следовательно, реальный основной субъект индустриального капитализма обеспечивает на протяжении уже нескольких сотен лет экономический рост, то есть разрывает всякое мимолетное "равновесие": рост и равновесие попросту не совместимы. И не было в истории капитализма такого периода, когда было по-другому. Ни в начале ХХI-го в., ни в ХХ-м, ни в ХIХ-м. Еще авторы "Манифеста Коммунистической партии" в середине ХIХ в., хотя многое преувеличив и исказив, совершенно правильно уловили общий характер капиталистического развития – постоянные технические перевороты, инновации, «разрушительное созидание»: "Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений…Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые…какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда! " [2; 110-112].


Поэтому само понятие "эффективности", по которому П,Дэвид пытается оценить QWERTY-эффект является негодным лекалом для этой оценки: "согласно теории в данной ситуации, где действовали конкурентные силы, отсутствовали явные провалы рынка, мы должны были прийти к ситуации наиболее эффективного равновесия. Тем не менее, на каком-то этапе система преждевременно пришла к равновесию, которое было не оптимальным. Более того, в дальнейшем система равнялась на это равновесие, что привело к тому, что оно стало устойчивым" [1]. Ведь того мира, к которому оно могло бы быть применимо просто нет, некого оценивать этим масштабом, нет объекта оценки. А есть именно "сильная технологическая взаимозависимость, экономия от масштабов и необратимость инвестиций", которые только и могут служить единственным мерилом самих себя:
·эволюционно складывающиеся технологические (а следовательно организационные, научные, финансовые) взаимозависимости прежде всего крупных вертикально интегрированных корпораций (вторая половина ХIХ в., эпоха создания печатных машинок, была временем возникновения последних), но также средних и малых предприятий (связанных, как правило, кооперационными связями с крупными корпорациями),

  • эффект масштаба производства, обеспечиваемый за счет планируемого и координируемого процесса создания инноваций и рынков,
  • необратимость инвестиций в новые технологии, продукты и организационные формы,
    обеспечивают экономический рост индустриального капитализма и изменение (снижение) издержек производства национального продукта.


И в этом смысле печатная машинка с QWERTY-клавиатурой вполне выполняла свою функцию снижения издержек обработки данных в условиях роста информационных потоков в процессе развития индустриального капитализма, о чем пишет Дэвид [1]:


1.Она обеспечила легкость обучения и достаточную скорость печати.


2.Она обеспечила стандартизацию производства и печати, что снизило трансакционные издержки, то есть минимизировало стоимость воспроизводства технологий и знаний.


С помощью такой инновации, как печатная машинка с клавиатурой QWERTY, обеспечившей как конкурентные преимущества ряду компаний, так и стабильность кооперационных взаимосвязей, воспроизводимость технологий и знаний, субъекты индустриального капитализма еще на какую-то долю увеличили темпы экономического роста и тут совершенно не играет никакой роли то, что скорость набора на других видах клавиатур могла быть на 20% выше или на 5% ниже. И совершенно нет надобности придумывать какой-то статичный показатель эффективности, разбавлять его еще более надуманным понятием "провалов рынка", чтобы увидеть источник и процесс экономического роста, для которого 20% прироста скорости печати не являются решающими. Решающими для него является наличие механизма, обеспечивающего постоянство и массовость создания инноваций а следовательно, наличие субъекта-инноватора, то есть капиталистической фирмы, а еще точнее, крупной вертикально интегрированной менеджерской корпорации.


Сам же QWERTY-эффект, возникающий в процессе экономического роста индустриального капитализма, объясняется характером процесса инноваций: он является постоянным, но источник его не единственный, их множество и они локализованы в экономическом пространстве [5]. Конкуренция "давит" на капиталистические фирмы, заставляя постоянно создавать новые конкурентные преимущества, но источник инноваций – самостоятельные фирмы, поэтому инновации возникают в разных точках экономической системы, а значит нет никакого раз и навсегда заданного глобального технологического оптимума, который в данный момент достижим всеми фирмами. Более того, каждая капиталистическая фирма стремится к тому, чтобы такого общего "оптимума" не было, так как только нечто, чего нет у конкурентов, дает конкурентное преимущество. Но так как фирма стремится планировать весь процесс создания конкурентных преимуществ, то она, кооперируясь с множеством других организаций, объективно привязывает их технологически, организационно и финансово к своим инновациям. Так возникает некоторая технологическая, организационная и финансовая инертность процесса инноваций (они как минимум должны окупить инвестиции многих фирм, а как максимум – принести им высокую прибыль), одним из проявлений которой выступает QWERTY-эффект.


Вывод из этих достаточно эмоциональных рассуждений можно сделать следующий. Эффекты типа QWERTY и институциональные ловушки будут вызывать удивление ("интриговать") экономистов до тех пор, пока они будут свое мировоззрение основывать не на реальной жизни, существующей за окнами их исследовательских лабораторий, а на несуществующих – "лишних" – сущностях, предлагаемых неоклассикой. Поэтому первое, что необходимо сделать для объяснения QWERTY-эффектов и институциональных ловушек – отказаться от неоклассических представлений об эффективности и разработать новые, соответствующие данному классу реальных экономических явлений .


Литература

1.Дэвид П. Понимание экономики QWERTY / http://www.ie.boom.ru/Polanyi/Qwerty.htm
2.Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии / Избранные произведения. В 3-х т. – Т.1. – М.: Политиздат, 1985. – с.106-138
3.Полтерович В. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и математические методы. – 1999. – Т.35. – №2. – с.3-20
4.Эггерттсон Т. Экономическое поведение и институты. – М.: Дело, 2001. – 408 с. 5.Antonelli C. The economics of localized technological change: ingredients, governance and processes / University of Torino – готовится к печати (получено от автора в ходе личной переписки)
6.Chandler A. The Visible Hand: The Managerial Revolution in American Business. – The Belknap Press of Harvard University Press. – Cambridge, Massachusetts and London, England, 1999. – 608 р.
7.Lazonick W. Business organization and the myth of the market economy. – Cambridge, Cambridge University Press, 1993. – 372 p.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


  • 26.04.05 Реплика мимоходом (Е.А.Капогузов)
  • 22.04.05 Реплика Ю.В. Латова на доклад М.В. Белоусенко (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия