Эксоцман
на главную поиск contacts


Исторические мифы как стандарты культуры

Ю.В.Латов

Текст Льва Алексеевича Исакова может, на первый взгляд, показаться несколько инородной на нашей сетевой конференции. Ведь мы ведем дискуссию по вопросам экономической теории, истории экономической науки и экономической науки, а доклад Л.А. Исакова определенно написан о другом. Приведенные им примеры исторических мифов («Пушкин – камер-юнкер», «стандартность хронометрии русских летописей» и «Сталин – растяпа, проворонивший начало войны») относятся к другим областям истории: первые два – к истории культуры, третий – к политической истории. Но на самом деле связь есть.
Прежде чем я объясню, в чем я усматриваю эту связь, изложу свое мнение о приведенных примерах исторических мифов.
Второй приведенный Л.А. Исаковым пример мне кажется не очень удачным. Ведь мифы о «Пушкине-разночинце» и «Сталине-растяпе» очень глубоко «вросли» в российскую историографию, стали стереотипом даже не научного, а массового сознания. Что же касается особенностей времяисчисления в средневековой Руси, то в этом вопросе изменение старых представлений на новые (те, что были, оказывается, открыты еще в 1930-1950-е, а затем забыты) не чревато какими-либо качественными сдвигами ни в массовом сознании, ни даже в сознании историков средневековой Руси. Перед нами, видимо, пример того как интересное гуманитарное открытие «исчезает», если его не лоббируют.
Что же касается историй о «Пушкине-революционере-разночинце» и «Сталине-растяпе», то это, действительно, примеры именно QWERTY-эффектов в развитии культуры научного знания. Эта культура всегда зиждется на некоторых стандартах – стандартах ценностей (в современном мире: свобода – хорошо, деспотизм – плохо) и стандартов общеизвестных фактов (скажем, для англо-американского мира аксиоматично, что переломное событие Второй мировой – «Битва за Англию»). Эти стандарты конкурируют друг с другом, так же как конкурируют технологические стандарты и экономические институты. И здесь возникает ситуация, когда старый стандарт проигрывает новому, но все равно сохраняет свое господство, поскольку встроен в сеть системы знаний об окружающем мире.
Скажем, стереотип «Пушкине-разночинце-революционере» в наши дни создает худший стандарт исторического знания, чем альтернативный стереотип «Пушкин-камергер-эволюционист». Однако на старый стереотип играют работы не только советских идеологов, но и советских диссдентствующих обществоведов (как Ю. Лотман), которые проецировали на Пушкина свой собственный опыт взаимоотношений власти и интеллигента (по типу «я хочу отдаться по любви, а меня непременно хотят изнасиловать»).
Таким образом, из доклада Л.А. Исакова вытекает вывод, что QWERTY-эффекты типичны не только для рынка и даже не только для экономики. Получается, QWERTY-эффекты – это провалы культуры как таковой?

 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 7.05.05 Вопрос модератору (С.В.Цирель)
  • 6.05.05 Исторические мифы как стандарты культуры  (Ю.В.Латов)
  •  
      Дискуссия