Эксоцман
на главную поиск contacts

Дрейф системы образования: что будет если не пытаться ослабить напряжённость проблемного поля

А.А.Овсянников
 Написать комментарий Ваш комментарий
(требуется регистрация)


Преподавательский корпус качественно улучшается: с 1991г. число докторов наук увеличилось с 14 тыс. до 21 тыс. 1996г. (рост в 1,5 раза). Рост же кандидатов наук был менее значим — их число увеличилось всего в 1,02 раза. Если напомнить, что средний возраст профессора равен 60 годам, а возраст доцента — 50 лет, то очевидно, что докторами стали уже пожилые учёные. Молодёжь не стремится в науку. Кафедры всё более стареют. Элита вузовской профессуры стареет, аспирантура скудеет. Будущее высшей школы России становится не научно-педагогической, а демографической проблемой.



Система образования находится в ситуации мощнейшего социально-экономического давления. Под влиянием этих сил сформировались траектории её дрейфа. Противостоять этому дрейфу, формирующему новый облик системы образования, она ничего не смогла. Образование не играет сколь-либо заметной роли ни в освоении рыночного пространства, ни в культурной, ни в политической, ни в нравственной областях. Ничего не смогли противопоставить наши вузы, школы, колледжи разгулу невежества. Свёртываются научные проекты. Справедливо признать, что наши провалы в экономической сфере говорят о плохом качестве подготовки экономистов. Неспособность промышленности выпускать добротные станки, автомобили, бытовую технику — это результат неумения работать нашими инженерами. У нас есть проблемы в сельском хозяйстве — это вина наших агрономов и зоотехников. В стране плохо — это результат деятельности чиновников и политиков на «тройки» учившихся в школе и в вузе. Плохое положение дел в стране — это результаты обучения нашей элиты, это результат обучения всех нас. Диктатура двоечников и троечников — вот характеристика нашей власти.

Новый облик системы образования состоит в следующем. Она теряет свои системные свойства. Стремительно уменьшается её культурно-воспитательная роль. Беда учителей школы и вузовских преподавателей состоит в том, что они, как и население в целом, демонстрируют в своём поведении «когнитивный вакуум» (по Г.Диличенскому). Это проблема не столько учителей, сколько власти, бессильной сформировать систему социально-значимых идей и идеалов. Без этого потенциал педагогов как воспитателей и идеологов (конструкторов будущего общества) используется крайне слабо. Они становятся только предметниками, но не инженерами будущей страны. Потому, что они этого будущего не понимают, не знают. Стремление через гуманитаризацию системы образования противостоять нарастанию антикультуры и асоциальности оказалось неэффективным. Система образования «в чистую» уступили натиску утилитаризма, невежества. Гуманитарные, естественно-научные и инженерные направления деятельности школ и вузов стали свёртываться. Нарастает рыночная, коммерческая составляющая их деятельность. Экономическая целесообразность, выгода оттеснили на второй план все остальные ценности социальной, духовной и интеллектуальной жизни. В вузах происходит социальное расслоение преподавательского корпуса и студенчества. Последствием этому будет рост политической конфликтности в вузах.

Учителя, что очень важно, являются пока особым социальным образованием. Они не растворены в массе, они демонстрируют определённую дистанцию. Она проявляется в том, что учителя категорически не соглашаются с доминированием установок экономического детерминизма. Они не приемлют утилитаризма и антигуманизма в культуре, отстаивая классическую эстетическую традицию русской культуры. Это традиция любви, гуманизма и возвышения человека. Они пытаются противостоять агрессивной позиции попсы и массокульта. Учителя демонстрируют качества интеллигентов не только на словах, но и на деле. Они читают, ходят в театры. Они на фоне культурной пассивности населения явно демонстрируют свою особенность как представителей интеллигенции. Однако, здесь есть и опасные тенденции: за 10 лет доля активных книгочеев снизилась на 33%. Если преподаватели перестают быть интеллигентами, преобразовываясь в интеллектуалов, то учителя всё в больших масштабах осваивают культуру массы, преобразовываясь в неинтеллигентов.

Россия уже не может претендовать на почётное место в мировом «клубе» интеллектуальных стран. Свёртывается классическое университетское и инженерное образование. Страна будет и далее терять перспективы научного и технологического прорыва, перспективы приоритетного положения в уже достигнутых областях науки и техники.

Этот процесс можно остановить только нарастанием спроса на специалистов на рынке труда. Если в ближайшие 2-3 года этого не произойдёт, процесс медленного угасания высшей школы станет обвальным. Вероятнее всего сохранятся 100-150 вузов федерального уровня. Остальные будут переданы на откуп регионам, где они быстро закроются. Деградирующей экономике не нужна существующая система профессионального образования. Да и бюджет страны её уже не в силах «потянуть».

Высшая школа тяготеет к распаду на отдельные вузы. Происходит резкая дифференциация вузов по уровню финансового благополучия, определяемого профилем вуза. Явно лидируют и будут лидировать вузы с экономическим обучением, вузы управления, лингвистики. Будут снижать свой статус и сокращать масштабы деятельности инженерно-технические вузы (кроме компьютерного направления, направлений, связанных с обслуживанием ТЭК). Выделится небольшая группа благополучных, процветающих вузов на фоне основной массы нуждающихся и слабых.

Очевидны потери высшей школы от свёртывания научной работы. Уже сегодня только треть преподавателей занимаются научной деятельностью. Высшая школа всё более становится бурсой — учебным заведением с репродуктивной системой передачи знаний. Источник же знаний лежит вне вуза. Очевидно, что речь идёт о научных достижениях зарубежных учёных. Вузы всё больше будут зависеть от этих источников новых знаний и учебников, их содержащих. Отечественная традиция будет ослабевать. Вузы перестанут быть инновационными центрами.

Всё это происходит на фоне социального равнодушия. Государство так и не нашло в вузах своего партнёра. Проблемы образования находятся на периферии общественного сознания. Образованность не была и ранее культом, не стала им и ныне. Не станет и в будущем, если удушающая петля связей общества и образования не будет разорваны. Это петля взаимного усиления негативности: чем хуже качество обучения, тем ниже эффективность экономической деятельности, тем меньше финансирование системы образования, тем хуже качество обучения.

Значительны трансформации в социальной роли высшей школы. Доминирующей её ролью является воспроизводство социальной структуры. В то же время высшая школа не обеспечивает равную доступность образования. этим усугубляется социальное расслоение. Высшее образование ныне всё более становится доступным только состоятельным слоям общества. Этим бедные слои обрекаются на дальнейшее неблагополучие. Студенчество в нынешней российской высшей школе всё в больших масштабах представляет новую буржуазию. Оно живёт материально лучше, чем 6 7 лет назад. Оно и консервативнее своих предшественников. Студенты так и не стали «главными» в вузе. Однако, растеряв образовательный романтизм, нынешний студент принял правила экономического обмена: он стал учиться лучше своих коллег пятилетней давности, он стал понимать, что к конкуренции на рынке труда надо готовиться сейчас.

На пути к рынку мощнейшие трансформации происходят в преподавательском сословии. Оно стремительно избавляется от иллюзий и напластований интеллигентского мессианства и просветительства. С этим ослабевает и культурообразующая роль преподавательского сословия. Преподаватель ныне осваивает роль интеллектуала, продавая свои знания и умения. Те, кому это удаётся, живут неплохо. Они адаптированы. Они составляют экономически успешный слой вузовских преподавателей. Большинство же этого сделать не может: нет спроса на их профессиональные знания. Преподавательство расколото по материальному признаку. Преподавательство осваивает новые для себя гувернёрские (обслуживающие) функции: «Лучше быть состоятельным лакеем, чем гордым бедняком».

Вуз в поисках дополнительных средств, в поисках областей приложения своих интеллектуальных ресурсов будет прожигать все свои накопления: продавая идеи, разработки западным фирмам, рекрутируя за рубеж свои лучшие головы, сдавая в аренду помещения. Лишь бы выжить. В этой борьбе за выживание основная масса вузов приобретает черты высших профессиональных коммерческих училищ, курсов, окончательно потеряв свойство научных и культурных центров. Во многом это диктуется внешними, экономическими обстоятельствами. Противиться им высшая школа уже не может. Однако, есть предел экономического давления. Он состоит в том, что есть области вузовской жизни, не коммерческие в принципе. Это области фундаментальных и гуманитарных наук. Утрата (или ослабление) этих областей делает жизнь проще. Но счастливее ли, богаче ли?

Снижается статус высшей школы. Она осваивает роль социальной «камеры хранения». При этом главным в вузах становится учить чему - угодно: только единицы учатся тому, чему расположена душа. Для большинства учёба в вузе — это простоё время провождение. Они не будут работать по обучаемой специальности. В России, во всяком случае. Это означает, что проблема невостребованности человеческого капитала будет нарастать.

Снижается престиж образования в общем. Доминируют образовательные программы, предоставляющие образовательные услуги, позволяющие конкурировать на рынке труда. Образовательные программы развития личности будут свёртываться, сохраняясь только в небольшом числе элитных вузов.

Беззащитность высшей школы, её бесполезность в глазах «новых русских», её имущественное богатство делают соблазнительными попытки посягательства на собственность вузов. Пока покушения на собственность не стали массовыми. Но ситуация становится всё более агрессивной. Сегодня уже более 40% ректоров заявляют о посягательствах на собственность вузов. Общество же не сознательно разрушает свою высшую школу, оно просто безразлично к ней.

Возможность качественного роста в системе образования ещё есть. Учителя их демонстрируют. Они считаю, что им удаётся самореализоваться в школе. Так, 59% учителей считают, что они реализуют более половины своего творческого потенциала. Однако, 40% — это профессионально не востребованные люди. Это и потенциал роста, и потенциал потерь. Сегодня же эти люди — не работники. Они или уйдут, или воспрянут, откликнувшись на рост общественного внимания к школе, или будут калечить равнодушием и апатией детей. Гигантскую телегу российской школы нынче тащат примерно 60% учителей, сохранивших любовь и верность к профессии. Почти все они — женщины.

Отношение общества к учительству можно определить как напряжённое. Так, 45% населения в той или иной степени неудовлетворены учителями своих детей. Учителя считают, что они в массовом порядке исполняют свои обязанности добросовестно (79%), а население менее охотно считает так (51%). Гуманное отношение к детям свойственно большинству учителей (так считает 76% учителей против 46% населения). Бескорыстие учителей отмечают 58% учителей и 15% населения. Население занимает обвинительную позицию. Население же демонстрирует по отношению к учительству своеобразный социальный садизм: оно демонстрирует равнодушие к проблемам образования в целом, но считает, что учителя их детей должны при этом демонстрировать трудовой энтузиазм, не получая зарплаты.

Учителя защищаются. Они одиноки в своей защите. Не обнаруживаются социальные слои, силы, организации, выражающие солидарность учительству. Важно, что обвинения учительству не носят характер обструкции, учителя ещё «сохраняют лицо». Они авторитетны. Они ждут помощи и поддержки. Они нуждаются в реформах: умных, целенаправленных, ориентированных на развитие системы образования. Они в реформах не добиваются эгоистических сословных привилегий. Они же себя рассматривают как добросовестных людей, трудящихся на благо развития народа (97%0, демонстрирующих образцы нравственности и морали (93%). Учителя и сегодня — люди ответственные, гордые и униженные. Обществу рано или поздно придётся заплатить за унижение нашего учительства. Заплатить очень дорогую цену: учитель является источником не только побед, но и бед.

Социальная структура современной России крайне неустойчива. Только за последние три года (с 1996 года) 32% населения изменило свой социальный статус. Изменили в худшую сторону. Они стали дрейфовать вниз социальной лестницы. Особенно болезненно воспринимают эти трансформации учителя: 82% учителей сегодня оценивают свои доходы как низкие или нищенские (среди населения таким образом оценивает свои доходы 71% граждан). Регулярное питание доступно без всяких проблем для 47% учителей (58% населения). Режим постоянной экономии — это жизнь сегодняшнего учителя. Учителя считают, что хуже них живут только неквалифицированные рабочие и крестьяне Они полагают, что они живут так же, как живут семьи учёных и офицеров.

Что делать? Есть ли выход из создавшегося положения? Станислав Лец однажды съязвил: «Безвыходным мы называем такое положение, простой и очевидный выход из которого нам не нравится». Выход есть! И вузовская интеллигенция, учителя школ уже который год бьются, показывая его. Выход состоит в решительнейшем развитии и расширении системы образования. причин тому несколько.

Первая. Развивая систему образования, мы даём шанс будущим поколениям принимать более умные решения, чем те, что принимаем сегодня мы. Наш долг — оставить после себя поколение более образованное, чем наше. Тупики бывают только в головах людей. Причём, людей необразованных. Они же делают эти тупики явлениями социальными. Что бы избежать этих тупиков есть только одно средство: надо в школе хорошо учиться и хорошо учить.

Вторая. Расширяя сферу образования, мы экономим деньги. Экономим, а не тратим. Доказано, что дешевле людей учить, чем платить пособия по безработице, чем содержать в тюрьмах, чем тратить деньги на борьбу с преступностью, чем терпеть убытки от некачественной работы, от экологических и социальных катастроф. Самым дорогим является дешёвое образование.

Третья. Образованность усиливает демократические общества. Следовательно, образованность даёт людям больше шансов состояться, реализоваться.

Россию всегда спасали не герои и цари... Россия всегда выходила из тяжёлых времён благодаря своим образованным гражданам. Всегда в основании наших успехов находится скромный сельский учитель, мудрый вузовский профессор.

* * *

Гарантом государственной и социальной безопасности является качество обучения и воспитания в семье и школе, вузе. Самой разрушительной силой обладает человеческое невежество. За скаредностью в расходах на образование общества всегда платили падением конкурентоспособности своих товаров, технической и экономической отсталостью, социальными конфликтами, войнами и революциями. Если сегодня образование серое, завтра чёрным станет всё общество. Если учитель чувствует себя плохо — плохим будет самочувствие во всех семьях. Если профессор унижен своим заработком, завтра в стране не станет учёных людей.

 Написать комментарий Ваш комментарий
(требуется регистрация)


  • 16.03.04 Есть ли положительные тенденции? (И.Б.Назарова)
  •  
      Дискуссия