Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Поиск эффективных институтов для России XXI века

с 27.10.03 по 27.12.03


Предварительные замечания к первой сессии "Домохозяйства современной России"

Р.М.Нуреев


А.Л. Темницкий
поднимает очень важный вопрос о
понятии и показателях ментальности.
Попытаемся сначала кратко ответить на него. Прежде всего поясним, что вопросы были
поставлены таким образом, чтобы вызвать дискуссию.

В самом тексте доклада написано: "Даже либералы признают "отягощенность" россиян
"восточными" ценностями коллективизма и авторитаризма, однако среди исследователей
нет единства в понимании того, насколько быстро меняются (и меняются ли вообще) эти
ценности и какому типу культур – восточному или западному – Россия более
близка. Многие исследователи показывают, что и в современной России существует "антикапиталистическая
ментальность" - отрицательное отношение к индивидуалистическому бизнесу" (см. стр.
56. Экономические субъекты постсоветской
России (институциональный анализ). Часть 1. Домохозяйства современной России. Издание
второе, исправленное и дополненноеМ. МОНФ. 2003)

Поэтому, когда ставится вопрос:
"Российская экономическая ментальность: как она менялась в 90е годы XX-го века …?",
то на него возможны три ответа:

  • не изменялась вообще;

  • менялась в незначительной степени;

  • сильно изменилась.


Когда А.Л. Темницкий
считает неправомерным "Ставить вопрос об изменении экономической ментальности…
в 1990е годы", то по существу он использует только первый вариант ответа, однако
большинство участников дискуссии с ним не согласны и не только отвечают на него утвердительно
"менялась", но и даже пытаются определить степень этих изменений.

Тем самым участники дискуссии трактуют ментальность "не как "нечто незыблемое в сознание
и поведении людей", а как такое, что с течением времени подвержено изменению. Следовательно,
под ментальностью, они понимают не только "вековые традиции, устои, архетипы", но
и сложившиеся в обществе нормы и образцы взаимодействия, стереотипы потребления и
сбережения, организационные формы, ценностно-мотивационное отношение к труду и богатству,
а также степень восприимчивости к зарубежному опыту.

Таблица 1.prefix = o ns = "urn:schemas-microsoft-com:office:office" />


Методы координации
в общественном разделении труда





































 


Редистрибутивный продуктообмен


Рыночный товарообмен


В каких обществах преобладает


Доиндустриальном


Индустриальном


Характер отношений


Вертикальный

(поданные- правители)


Горизонтальный

(между производителями)


Конкуренция


Исключена


Широко развита


Регулирование


Централизован


Саморегуляция


Роль денег


Второстепенная


Доминирующая


Характер обмена


Принудительный


Добровольный


Эквивалентность обмена


Не соблюдается

(только возмездность)


Соблюдается при каждой купле продаже


Менялась ли понимаемая таким образом экономическая ментальность в 1990е годы или
нет? И вообще, должна ли она была меняться в условиях коренной ломки социально-экономической
системы в данном случае при переходе от командной экономики к рыночной. Или, во всяком
случае, попытки такого перехода. Даже если рассмотреть только форму товарообмена,
то и то бросаются в глаза глубокие различия. Происходил переход от сохраняющего черты
редистрибутивного продуктообмена к рыночному товарообмену? Конечно, не в таком чистом
виде, как считал К. Поланьи (и как это показано в таблице 1). Однако очевидно, что
такие изменения отражаются на нормах и стереотипах поведения, экономической культуре,
традициях, системе ценностей хозяйственной жизнедеятельности и т.д. При этом существует
взаимосвязь между объективными, экономическими, социальными и политическими условиями
жизни нации в исторической перспективе, социально-экономическими нормами и правилами
и национальной экономической ментальностью (см. рис. 1). При этом традиционные институционалисты
считают первичной экономическую ментальность, неоинституционалисты - социально-экономические
нормы и правила, а марксисты - объективные экономические условия жизни нации.




Рис. 1. Взаимосвязь ментальности и экономических институтов

Я думаю, что ответ на вопрос изменялась ли экономическая ментальность напрашивается
сам собой: конечно должна была меняться, т.к. менялись социально-экономические нормы
и правила, а также объективные экономические, социальные и политические условия жизни
в постсоветской России.

Возникает, однако, другой вопрос: насколько глубоко и сильно? И насколько адекватно
или не адекватно нормам и принципам рыночной экономики?

На этот вопрос С.Б
Авдашева отвечает однозначно, что "реакция
была вполне адекватной". Я думаю, что в этом Светлана Борисовна абсолютно права
и тут у нас нет с ней никаких расхождений. Но вопрос мною поставлен в другой плоскости:
является ли такая реакция в основном рыночной или нерыночной?

Я склоняюсь к тому, что скорее нерыночной, чем рыночной. Что я имею в виду? Я имею
в виду, способствует ли такое приспособление скорейшему развитию рынка или препятствует
ему? И не возникает ли ситуация институциональной ловушки, когда развитие отдельных
норм и правил хозяйственной практики, не приближает, а отдаляет нас от цивилизованного
рынка. Для ответа на эти вопросы необходимо сравнить конституцию командной экономики
с конституцией рынка (см. табл. 2, Подробнее см. А.Н. Олейник. Институциональная
экономика. Лекция 7)

Таблица 2. prefix = o ns = "urn:schemas-microsoft-com:office:office" />


Конституция командной
и рыночной экономики


























Конституция командной экономики


Конституция рынка


Простой и ограниченный утилитаризм


Сложный утилитаризм


Ценностно-рациональное действие


Целерациональное действие


Персонифицированное доверие


Деперсонифицированное доверие


"Ты – мне, я – тебе"


Эмпатия


 


Свобода в позитивном смысле


Провозглашаемый легализм (двоемыслие)


Легализм (добровольное подчинение закону)


Источник: А. Н. Олейник Институциональная экономика. М.: Инфра-М 2002. С. 104.



Даже беглое сравнение показывает, что мы ещё далеки от полностью сформированного
цивилизованного рынка, что ещё живы стереотипы поведения, сформированные в командной
экономике. На экономическую ментальность 1990х годов наложила свой отпечаток и маргинализация
общества, что хорошо показали в своих материалах И.В. :Розмаинский
и Т.Г. :Озерникова.

Что же касается материалов Н.В.
Латовой, то они вызвали широкую дискуссию по многим причинам. Во-первых, потому,
что была сделана попытка проанализировать российский менталитет с позиций капиталистической
ментальности на материалах всего одной социальной группы: студентов. Естественно
такое исследование дало неожиданный результат, о гораздо большей готовности российского
общества к рынку, чем это следовало ожидать.

Во –вторых методика используемая Н.В.Латовой
заметно отличается от методики Г. Хофстеда, от части это связано со стремлением Н.В.Латовой
приблизить её к реалиям российской жизни, адаптировать её к современными условиям.
Однако тут остро встает проблема сопоставимости, на что указали многие участники
дискуссии (В.А. Ядов,
С.В. Цирель и др.). Действительно
ситуация много сложнее даже в отношении индивидуализма - коллективизма, не говоря
уже о других типичных чертах российского менталитета, которые к тому же сильно отличаются
в различных социальных группах и в различных регионах.

Достоинство дискуссии, с моей точки зрения, заключается в том, что она показала,
что изменения в российском менталитете действительно происходят и их необходимо исследовать
с учетом возрастной и профессиональной структуры и региональных особенностей. Только
в этом случае исследования позволят определить не только в какой степени институциональная
среда формирует домохозяйства, но и как домохозяйства формируют институциональную
среду, т.е. до конца понять логику институциональных изменений в постсоветской России.

В этой связи заслуживает пристального внимания материалы А.Н. Дёмина
и А.Л. Темницкого, посвященные
особенностям формирования трудового сознания молодёжи и тенденциям изменения отношения
к труду молодых рабочих в постсоветской России. Здесь, как и в дискуссии в целом
мнения разошлись, одни участники считают, что эти изменения носят существенный характер,
другие не склонны их преувеличивать. В любом случае изучение молодежи представляет
несомненный интерес, т.к. они быстрее старшего поколения откликаются на вызовы времени.


Однако, я думаю, что подводить итоги этой части дискуссии ещё рано, т.к. тема взаимоотношений
предпринимателей и наемных работников является составной частью и второго сессии
дискуссии "Фирма в современной
России".

В любом случае можно сделать однозначный вывод, что высказанные участниками дискуссии
мнения будут чрезвычайно полезны при подготовке третьего издания монографии, а также
для подготовки такого курса который пока не читается ни в одном российском экономическом
вузе, а именно курсе "Экономика домашнего хозяйства". Однако без неге невозможно
глубокое понимание процессов происходящих в современном российском обществе.


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 10.11.03 Предварительные замечания к первой сессии "Домохозяйства современной России" (Р.М.Нуреев)
  •  
      Дискуссия