Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Поиск эффективных институтов для России XXI века

с 27.10.03 по 27.12.03

Профессиональные ресурсы как фактор успеха в современной России

И.В.Попова
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Данный эмпирический очерк основан на материалах исследования "Богатые и бедные в современной России", проведенного Институтом комплексных социальных исследований РАН по заказу фонда Эберта в 2003 г. Эти материалы дают возможность проанализировать основные факторы, определяющие различия в стратегиях приспособления российского населения к новому институциональному пространству, результаты которого можно оценить по шкале "бедность-богатство".

Одна из основных характеристик пропасти, которая пролегла и углублялась между богатыми, с одной стороны, и бедными (да и практически основной массой населения) в 90-е годы, связана с глубокими различиями в качестве и способах использования тех социально-профессиональных ресурсов, которыми они обладали и на которые опирались в сложной кризисно-трансформационной ситуации, адаптируясь к ней и формируя новые социально-профессиональные позиции.

Одно из первых обобщений исследования: главные ресурсы для достижения материального благополучия – руководящие должностные позиции, работа на предприятиях частного сектора и трудоспособный возраст. Немалое значение для жизненного успеха имеет и пол - женщины почти в два раза чаще встречаются в социально «слабых» группах (пенсионеры) и не менее значительно уступают по численности мужчинам в «сильных» профессиональных группах (предприниматели, руководители предприятий высшего ранга, самозанятые). Кроме того, женщины чаще работают в государственной сфере. Данные свидетельствуют, что женщины-предприниматели чаще мужчин занимают экономически невыгодные позиции. Мужчины же в бедном слое распределяются в основном среди рабочих, пенсионеров, безработных – традиционно бедных групп. Эта гендерная асимметрия объясняется как перевесом в пенсионных возрастах в пользу женщин, так и традиционным преобладанием женщин в бюджетной сфере, а также на исполнительских позициях.

Важный ресурс человека в достижении высокого уровня материального благосостояния - объем его реальной власти на предприятии, где он работает, степень самостоятельности и влияния на принимаемые решения. Безусловно, этот ресурс находится в основном в распоряжении «богатой группы». При этом среди бедных больше половины считают, что от их мнения на работе ничего не зависит, лишь незначительная часть принимает решения в масштабах своего подразделения (см. табл. 1). В этой связи, впрочем, надо отметить, что стремление к обладанию данным ресурсом и не входило в число приоритетных задач в группе бедных – подавляющее большинство из них (86,5%) отметили, что и не ставили в своих жизненных планах этой цели (среди богатых так ответили 58,4%).

Таблица 1

Степень влияния на принятие решений на предприятии
представителей различных слоев населения, в %

Характеристики влияния

Население
в целом

Богатые

Бедные

Способны повлиять на принятие решений в масштабах всего предприятия

6.7

55.4

1.8

Способны повлиять на принятие решений в масштабах вашего подразделения

20.1

24.8

11.9

От Вашего мнения у Вас на работе практически ничего не зависит

44.6

5.3

52.4

В настоящее время Вы не работаете

28.6

12.9

32.9

 

Вообще изначально задаваемые планки и стандарты профессиональной деятельности, являющиеся частью более широких жизненных планов, - сами по себе также, очевидно, немаловажный ресурс. Бедные особенно часто говорили, что не имели в качестве жизненных целей, помимо названного выше доступа к власти, получение качественного образования (22,6 против 3,0% у богатых), престижной работы (17,5 против 4,3%), создание собственного бизнеса (64,7 против 18,2%). Кроме того, ориентация на то, чтобы «жить не хуже других» встречается среди бедных почти в шесть раз реже, чем среди богатых.

Один из выводов, который можно сделать по итогам проведенного исследования, состоит в том, что основным «мотором» продвижения значительного большинства богатых чаще всего были именно высокие достижительные установки в профессиональной сфере. И, похоже, «двигатель» этого «мотора» - увлеченность своей работой. Характерно распределение акцентов в предложенных респондентам парах суждений, отражающих жизненные ценности относительно работы: с утверждением «Только на интересную работу можно потратить значительную часть жизни» были согласны 64,4 % богатых и 49,9% бедных, а с утверждением «Главное в работе – это сколько за нее платят» - соответственно 34,7 и 57,9%. Эти акценты подтверждают и данные о жизненных целях, которые ставили и достигали в обеих группах в отношении профессиональной деятельности. 71,6 % в группе богатых отметили, что добились желаемого – «иметь интересную работу» (против 39,2% по массиву и 28,3% в группе бедных), а 64,7% - «заниматься любимым делом» (против, соответственно, 38,4 и 25,1%).

Следствием этих активно реализуемых на практике жизненных установок стала значительно большая удовлетворенность профессиональными составляющими своего положения в группе богатых. Ситуация на работе оценивается ими как хорошая в 5,5 раз чаще, чем среди бедных (53,8% против 9,9%) а возможность реализовать себя в профессии – в 6 раз чаще (65,0% против 10,5%). Еще большим оказался разрыв в плохих оценках по этим показателям (в обоих случаях – почти в 10 раз).

Конечно, в эти оценки вкладывается разный смысл: разные показатели условий работы имеют в ней различный вес. Достаточно близки в обеих группах оценки отношений в коллективе и отношений с начальством – в целом они оцениваются как хорошие в обеих группах. В остальном же картина прямо противоположная. И здесь профессиональная деятельность богатых выглядит гораздо более привлекательной во многих отношениях. Особенно ценимы в этой группе содержательные и статусные характеристики работы: то, что она интересна (65,8%), дает возможность проявлять инициативу (58,2%) и сделать карьеру (31,6%) – эти характеристики отмечаются ими в несколько раз чаще, чем в группе бедных. Уровень оплаты труда, впрочем, не слишком удовлетворяет амбиции состоятельных профессионалов. С тем, что их зарплата хорошая и регулярная, согласилась лишь 1/5 опрошенных, и такая же часть считает, что она маленькая и несвоевременная. При этом, по мнению богатых профессионалов, главный недостаток их работы в том, что она утомительна (31,6%).

У бедных содержательные характеристики их работы значительно ниже: в два раза реже отмечено, что она интересная, в 2,5 раза – что она дает возможность проявить инициативу. Особенно часто отмечается ее тупиковость в смысле карьеры - 42,8% бедных считают, что их работа бесперспективна. В числе других негативных черт условий работы - то, что она физически тяжелая (33,6%) и грязная (22,2%). Но самая распространенная отрицательная оценка дана зарплате - почти 70% отмечают ее низкий уровень и нерегулярность.

Данные исследования позволяют выявить и другие «нематериальные» составляющие «двигателя», способствующего занятию богатыми наиболее выгодных социально-профессиональных позиций. Одна из таких составляющих – активность и инициативность в развитии и наращивании своих профессиональных ресурсов.

Вообще в группе богатых ориентации на самостоятельность, большую роль собственных усилий в профессиональном продвижении распространены заметно шире. Богатые значительно чаще уверены в том, что забота о профессиональном росте – дело самого работника (70,3% против 57,1% у бедных). Бедные же чаще возлагают ответственность за это на государство (29,6% против 7,9%). Конечно, среди богатых гораздо больше руководителей, и, вероятно, им желательнее вменять в обязанность работников повышение собственного профессионального уровня. Но, тем не менее, забота о пополнении профессионального багажа - действительно часть их образа жизни, и в этом они проявляют гораздо большую активность по сравнению с группой бедных и населением в целом.

Особенно распространено в группе богатых самостоятельное пополнение профессиональных знаний (51,7%). Здесь более чем в 5 раз чаще, чем в группе бедных, и почти в 3 раза – чем по населению в целом проходили переподготовку по новой специальности и получали второе образование, в 3,5 раза активнее приобретали новые практические навыки, переходя к новым видам деятельности и направлениям работы. В целом доля повышающих свою профессиональную квалификацию, составила около двух третей представителей богатых слоев населения.

Существенен и разрыв в приобретении навыков работы на компьютере, причем следует отметить, что в этом случае разрыв значителен и между бедными и населением в целом. Изучение иностранного языка для профессиональной деятельности остается преимущественной характеристикой богатых: за последние три года изучал язык каждый четвертый в этой группе, что почти в 10 раз чаще, чем в группе бедных, и в 5 раз чаще, чем в по населению целом.

В результате технологические навыки, характеризующие современную успешную профессиональную деятельность, распространены главным образом в этой группе.

В то же время, несмотря на успешный профессиональный имидж, основные источники получения доходов у богатых все-таки вне собственно работы (см. табл. 2). В этой группе лишь немногим более половины опрошенных (56,8%) назвали зарплату по основному месту работы главным источником своего существования. Для половины из них это предпринимательская деятельность (52,5%). Еще одна весомая статья дохода – доходы от собственности, сдачи в аренду имущества, проценты по вкладам (15,5%). Все это специфические для группы богатых источники доходов, но внутри этой группы существенны различия между профессиональными группами.

Таблица 2

Распределение основных источников дохода у разных слоев населения, в %

Источники дохода

Население
в целом

Богатые

Бедные

Зарплата по основному месту работы

74.1

56.8

70.5

Пенсии, пособия, алименты, получаемая помощь и т.д.

36.5

7.6

41.6

Собственный бизнес

5.9

52.5

2.0

Совместительство (в том числе разовые приработки)

19.7

14.2

16.6

Доходы от собственности, сдачи в аренду имущества, проценты по вкладам

3.4

15.5

1.6

Иное

5.2

3.3

6.8

 

Для бедных основным источником является зарплата по основному месту работы, а также многочисленные социальные трансферты, которые, как известно, не слишком велики (41,6%).

Объединяет обе группы почти одинаковая доля дополнительной занятости среди источников основного дохода. Безусловно, здесь есть непроясненные, но видимо, весьма существенные различия и в видах дополнительной занятости, и в ее эффективности. Тем не менее, возможность привлечения серьезных дополнительных источников дохода, помимо основной работы, за счет использования определенных ресурсов, еще одна существенная черта различий между богатыми и бедными.

Таким образом, основные различия между бедными и богатыми в социально-профессиональном аспекте можно определить как различия между карьерно-ориентированными профессионалами, с одной стороны, и не имеющими выраженных достижительных установок, достаточно пассивными наемными работниками на должностях исполнителей, с другой.

Конечно, это слишком прямолинейная характеристика, поскольку существует масса объективных ограничений, не дающих профессионалам в группе бедных добиться более высокого уровня материального положения, среди которых, например, существенные территориальные ограничения, связанные со спецификой местных рынков труда. Поэтому обратимся к анализу более однородной по профессиональным признакам группе – интеллигенции.

 

Интеллигенция – факторы неравенства

Раскол постсоветской интеллигенции на богатую верхушку и массы полунищих бюджетников уже давно привлекает внимание как одно из наиболее драматических проявлений социального неравенства в современной России. Есть все основания видеть в ней область наиболее острой социальной несправедливости. Смысл этого аспекта анализа еще и в том, чтобы в относительно однородной ранее группе более четко увидеть «линии», по которым прошел ее раскол, выделить основные его факторы.

Интеллигенция – достаточно широкое и многозначное понятие социальной жизни России, имеющее несколько значений. В данном случае мы обратимся к тому, которое было распространено в советский период. Это обосновано тем, что главная проблема, на которой мы остановимся, заключается в поиске ответа на вопрос – что лежит в основе разделения достаточно однородной прежде социальной группы интеллигенции на богатых и бедных? Что лежит в основе процветания одной ее части и падения – другой?

В советский период в признаки, по которым выделялась интеллигенция как социальная группа, входили высшее (в ряде случаев среднее специальное, если речь шла о специалистах технического профиля) образование и характер труда, не связанный с выполнением физических работ. Поскольку характер труда в современных условиях – довольно условная характеристика, то основным критерием выделения интеллигенции в целях анализа ее пореформенных метаморфоз мы определили наличие высшего образования.

Какие же факторы дали импульс взаимного резкого расхождения в процессе социальной поляризации? Один из таких факторов – позиция в должностной иерархии, а, следовательно, в доступе к власти, самостоятельности в определении своей позиции. Отмеченная выше тенденция в отношении различий между богатыми и бедными в целом здесь повторяется, но имеет свою специфику: в группе бедной интеллигенции сравнительно высока доля руководителей среднего звена, специалистов, не выполняющих руководящих функций, пенсионеров и служащих из числа технического персонала.

Итак, бедная интеллигенция – прежде всего люди, работающие на должностях специалистов. Заметен уход некоторой, путь и небольшой (около 6 %) части на должности рабочих. Подавляющее большинство работает на предприятиях государственной формы собственности (около 70 %), чем заметно отличается не только от группы богатых, но и от населения в целом.

Другой важный разделяющий признак – тип поселения. Очевидна тенденция концентрации состоятельных представителей интеллигенции в мегаполисах и областных центрах. В отличие от них, наиболее типичное место жительства бедных интеллигентов – села и райцентры. В областных центрах все три выделенные группы распределяются равномерно.

Весьма существенными оказались также различия между группами богатой и бедной интеллигенции по преобладающей мотивации и жизненным установкам (см. табл. 2). В целом у бедных с высшим образованием преобладают установки на работу. Кроме того, они заметно чаще ориентированы на семью как доминирующую ценность. У богатых интеллигентов явно лидирует устремленность на достижения, карьеру – этот тип мотивации проявляется здесь почти в 17 раз чаще, чем среди бедных! Похоже, это один из главных «разделяющих факторов однородного прежде слоя.

Таблица 2

Распространенность типов жизненных ориентаций
среди различных групп интеллигенции, в %

Типы жизненных ориентаций

Группы интеллигенции по уровню благосостояния

Интеллигенция
в целом

Богатые

Бедные

 «Семья и дом»

9,8

0,9

21,2

 «Работа, профессия»

47,6

11,6

61,6

«Достижения, карьера»

38,7

86,5

5,1

Нет четко выраженных ориентаций

3,8

0,9

12,1

 

Весьма специфична картина активности в группах бедной и богатой интеллигенции по отношению к профессиональным ресурсам. Один из основных среди них – образование. В группе богатой интеллигенции этот ресурс во многом основан на прочной семейной базе – родители (и отец, и мать) в этой группе чаще имели высшее образование. Причем доля отцов, имевших высшее образование, в этой группе превышала долю таковых среди отцов бедных в 2 раза, а среди матерей этот разрыв составил даже 2,3 раза. В группе богатой интеллигенции также значительно распространенней была тенденция заключать браки «между равными» по образовательному признаку (82,2% браков, где и муж и жена имели высшее образование против 58,8% у бедных).

Сравнение активности в отношении повышения своего профессионального уровня за последние три года показывает, что тенденции различий между представителями богатой и бедной интеллигенции хоть и сохраняются, но значительно менее интенсивны, чем это выявилось между группами богатых и бедных в целом. В обеих группах практически одинаковы доли тех, кто проходил дополнительное обучение по старой профессии (около одной четверти опрошенных), близки доли постоянно занимающихся самообразованием (57,1% у богатых, 45,0% - у бедных). Зато новую специальность или новые виды деятельности в группе богатой интеллигенции осваивали гораздо чаще, чем в двух других, и почти в 3 раза больше среди бедной интеллигенции было тех, кто никак не пополнял свои знания.

Похожая картина складывается в уровне владения современными навыками профессиональной деятельности. В группе бедной интеллигенции сравнительно высок уровень владения компьютером, иностранными языками, вождения автомобиля, но все же он значительно уступает уровню богатых.

Что касается источников дохода, то в группе бедной интеллигенции заметно чаще прибегают к двойной занятости и почти в трети случаев в доходах, получаемых вне основной работы и заключается основной источник дохода (см. табл. 3).

Таблица 3

Распределение основных источников дохода, в %

Виды источников дохода

Группы интеллигенции по благосостоянию

Интеллигенция в целом

Богатые

Бедные

Зарплата по основному месту работы

72,2

60,9

74,4

Пенсии, пособия, алименты, получаемая помощь и т.д.

26,4

6,0

39,0

Собственный бизнес

19,0

54,0

1,8

Совместительство (в том числе разовые приработки)

24,0

13,5

29,7

Доходы от собственности, сдачи в аренду имущества, проценты по вкладам

7,0

16,3

1,8

Иное

3,3

1,4

3,7

 

Итак, основная граница между группами бедной и богатой интеллигенции граница пролегает не только в отношении их доходно-имущественного неравенства, но и в отношении качества их профессиональных ресурсов и типов их жизненных ориентаций и моделей поведения.

 

«Двойной портрет» богатых: профессионалы и предприниматели

Группа богатых не столь однородна, как может показаться из ее обобщенного социально-профессионального портрета. Более детальный анализ показывает наличие в ней двух явно очерченных типов - «профессионалов» и «предпринимателей»*, различающихся по занимаемой позиции, мотивации, способам и стилю поведения. Но прежде чем говорить об их различиях, отметим, в чем проявляется их сходство.

Сходно распределение их по возрастным группам и по тому, где эти люди провели первые годы жизни: меньше всего – в селах и деревнях (по 10%), и больше всего – в крупных городах (около двух третей), причем среди профессионалов немного больше тех, кто родился в мегаполисах, а среди предпринимателей – выходцев из республиканских или областных центров. Впрочем, и в настоящее время профессионалы в составе богатых слоев сравнительно чаще встречаются в мегаполисах и селах, предприниматели – в областных центрах.

При этом, однако, среди профессионалов гораздо больше людей с высшим образованием и ученой степенью (соответственно 81,3 и 11,6% против 71,0 м 2,3 % среди предпринимателей), а среди предпринимателей – имеющих среднее специальное образование (13,0% против 1,8%). Женщины в полтора раза чаще встречаются среди богатых профессионалов, чем богатых предпринимателей (32,7% против 22,7% соответственно).

Причины нынешнего благополучия обеих групп богатых можно косвенно реконструировать из их ответов на вопрос о причинах благополучия людей из ближайшего окружения, которых можно назвать богатыми. Ответы в обеих группах совпадают практически во всем, кроме оценки роли имевшихся сбережений, позволивших заняться бизнесом – (соответственно 38,3% у предпринимателей и 29,0% у профессионалов), наличия высокой квалификации и знаний (35,2 и 48,6%), везения, удачи (40,6 и 33,6%), служебного положения, позволяющего брать взятки (5,5 и 8,4%).

Особый интерес представляет анализ сходства и различий в доминирующих типах жизненных ориентаций (табл. 4). У обоих типов преобладает тип мотивации на достижение, продвижение. Но если у предпринимателей он практически единственный, то у профессионалов немаловажна группа мотивов работы и профессии. Характерно, что и у того, и у другого типа отсутствует семейная мотивация. У профессионалов это реализуется в значительно большей доле одиноких, никогда не состоявших в браке (16,8% против 6,1% у предпринимателей).

Таблица 4

Распределение предпринимателей и профессионалов по типам мотивации, в %

Типы мотивации

Группы богатых

В целом по группе богатой
 интеллигенции

«Предпри-ниматели» (N=132)

«Професси-оналы» (N=113)

«Семья и дом»

0,7

-

0,9

«Работа, профессия»

11,9

2,3

21,2

«Достижения, карьера»

86,8

97,7

77,9

Нет четко выраженной ориентации

-

-

-

 

Весьма различаются эти группы по способам их активности в плане профессионального роста. Профессионалы демонстрируют более уровень владения компьютером и иностранными языками, они гораздо чаще проходят дополнительное обучение по старой профессии или переквалифицируются. При этом уровень распространенности самообразования в обеих группах одинаков.

Отличает эти две группы и гораздо большая уверенность профессионалов в том, что они не останутся без работы (опасаются потерять работу 17,7% профессионалов против 6,8% предпринимателей).

В ответах, требующих нравственного выбора, можно увидеть сходства и различиях в чертах духовных, моральных установок. Их общая структура у профессионалов и предпринимателей частью совпадает, особенно в отношении рыночных реалий (передел собственности) или ценности свободы. Но делая выбор нравственного порядка, профессионалы чаще приближаются к общему российскому типу: они больше коллективисты, меньше властолюбцы и глубже верны ценностям профессии. Иными словами, этот тип ближе к российской интеллигенции в традиционном значении этого слова.

Удивительное различие между этими типами проявилось при ответе на вопрос о том, выиграли или проиграли эти люди от проводимых в стране реформ. Если предприниматели в подавляющем большинстве (71,8%) полагают, что они выиграли, то профессионалы в этом далеко не столь уверены (57,5%), они чаще склонны дать ответ «не выиграл и не проиграл». Их сегодняшний материальный успех является скорее логическим продолжением профессиональной карьеры в новых условиях, в то время как прорыв предпринимателей – результат кардинально изменившихся условий общественного развития.

Таблица 5

Самооценка своего выигрыша или проигрыша от проводимых с 1992 г. реформ
в разных группах богатых, в %

Мнение

В целом по группе богатой интеллигенции

Предприниматели

Профессионалы

Скорее проиграл(а)

8,6

6,1

8,8

Не выиграл и не проиграл(а)

17,9

15,3

20,4

Скорее выиграл(а)

58,6

71,8

57,5

Затрудняюсь ответить

14,9

6,9

13,3

 

Итак, в основе материального успеха обеих групп богатых - достижительные установки. Удивительное сходство этих групп во многих вопросах при различии характера их производственной деятельности - следствие общего типа достижительной мотивации. В его основе – продвижение к высоким планкам успеха, которые, однако, имеют в этих группах разный смысл.

Можно ли на основании полученных данных утверждать, которая из этих двух групп более перспективна для благополучного общественного развития России? Более привлекательным, на первый взгляд, кажется тип «профессионала», сохраняющий, с одной стороны, черты традиционного российского типа интеллигенции, а с другой, - демонстрирующий умение управлять своей судьбой. Профессионалы, накопившие за эти годы свои преимущества в качественном плане, становятся лидирующей группой в обществе, наиболее перспективным, доминирующим типом успешности.

В то же время без предпринимательства, ставшего каналом восходящей социальной мобильности для жителей областных центров, средних и малых городов, а также сел, человеческий потенциал богатых слоев современной России оказался бы значительно беднее, круг их – уже, а социальное напряжение в обществе – выше. И эти обстоятельства по крайней мере уравновешивают чаши весов, на которых можно было бы попытаться оценить роль и перспективы двух этих групп в обществе.



* В исследовании главным признаком выделения указанных типов стал профессионально-должностной. В тип «предприниматели» вошли респонденты, указавшие, что они предприниматели, имеющие наемных работников и «самозанятые» (индивидуальная трудовая деятельность, частная практика и т.п.) или имеют бизнес, где работаю только члены их семьи. Тип «профессионалы» объединил руководителей, заместителей руководителя предприятия или учреждения, руководителей среднего звена, специалистов с высшим образованием военнослужащих, сотрудников МВД, прокуратуры.

 

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия