Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Поиск эффективных институтов для России XXI века

с 27.10.03 по 27.12.03


Москва – это еще не вся Россия. Потребление – это еще не вся жизнь. Размышления о том, во что не хочется верить.

М.Ю.Малкина


Некоторые комментарии Малкиной М.Ю. по поводу реплики Д.А.Преображенского

Идеи, высказанные Д.А.Преображенским по поводу статьи С.В.Цирель мне, как провинциальному
жителю России (хотя Нижегородская область и относится к числу реформаторских регионов,
подаривших стране некоторых выдающихся практиков российского либерализма), очень
хорошо понятны, ибо они отражают российские реалии. Я бы даже сказала, они отражают
суровую действительность, которую мы, если хотим быть учеными, не выполняющими политические
заказы, а руководствующимися объективным анализом, не можем не учитывать.

В своем первом отзыве на статью «Можно ли вернуться в Советский Союз»
у меня была идея написать о том, что автор живет в Москве и не знает (не видит) России,
но тогда я отказалась от своих намерений, чтобы не задеть нежных чувств представителя
столичного города. Однако моя мысль все же прозвучала из уст г.Преображенского, за
что я ему лично благодарна. Тогда я старалась писать строго научным языком о том,
как формируются предпочтения различных слоев населения, и как возникает та (уже,
увы, достаточно многочисленная) группа людей, которые хотели бы вернуться в Советский
Союз. Чтобы не повторяться, просто очерчу свою идею более четко. Речь идет о той
группе, для которой: 1) относительная дешевизна основных потребительских товаров
(именно относительно доходов, как совершенно верно в своем отклике на мои комментарии
писал С.В.Цирель) предпочтительнее ассортиментного разнообразия, 2) у которых относительно
низкая ценность свободного времени (а она была таковой в советские времена у большей
части населения – ведь сфера досуга была практически не развита) и они согласны
тратить его в очередях, 3) у которых (а таковых большинство) существовали устойчивые
предпочтения относительно доступности, в смысле, бесплатности, общественных и социальных
благ (насчет качества можно поспорить, ну какое качество, к примеру, было в подготовке
советских экономистов – разве что их можно было засылать в составе бригад подрывников
в буржуйские страны). Да, с тех пор качество некоторых бесплатных услуг (например,
медицинских) сильно ухудшилось (и тут не надо быть прозорливым экономистом, понимающим
закономерности, все воспринимается на примитивном интуитивном уровне обывателя. Но
в то же время рынок стал предоставлять и высококачественные дорогие медицинские услуги,
ранее доступные только номенклатуре. Появилась возможность получить их за рубежом,
куда раньше просто не выпускали. Действительно, из- за низкого (элитного) спроса
соотношение цена/качество таких услуг на российском рынке оказывается нередко выше,
чем за бугром.

Другое дело, права потребителя пока еще плохо защищены, и под видом высококачественного
обслуживания нередко «подсовывается» низкосортное благо. Однако это не
есть проблема рыночной экономики вообще, это проблема той институциональной среды,
в которой она функционирует в современной России: «размытость» прав потребителей
приводит к нечеткости контракта и размытости соотношения между ценой и качеством
блага.

Абсолютно согласна с г.Преображенским, что предпочтения людей (выбор ими той социальной
среды, в которой они хотят жить) формируются не только в сфере потребления. Печально,
но факт: большая масса граждан, живущих за пределами Москвы, не разделяет идеологии
свободного предпринимательства, а вернее, того типа предпринимательства, который
стал популярным в России. Буквально на днях разговаривала с председателем одного
сельскохозяйственного объединения (бывшего колхоза), цитирую его почти дословно:
«Честный, хотя бы и толковый, человек в России не так то легко захочет стать
предпринимателем. Он сто раз подумает, прежде чем согласится. Просчитает, сколько
раз нужно дать взятку, как все отразить в бухгалтерских документах. Да и просто побоится,
ведь могут запросто «кинуть»». Получается, что люди честные и не склонные
к риску нередко выпадают из сферы предпринимательства. Отсюда сформированный в массовом
сознании образ российского предпринимателя как некоего изворотливого проныры, вступившего
в сделку с собственной совестью. И это их побуждает также голосовать за Советский
союз (то есть против предпринимательства, а не против консьюмеризма).

И есть еще масса других аргументов за пределами сферы потребительского поведения.
Советский Союз (и это не лозунг) для многих ассоциируется с уверенностью в завтрашнем
дне, относительно низким уровнем преступности, отсутствием (или так им кажется) некоторых
негативных социальных явлений.

Хочу также поддержать идею депутата Преображенского, что «люди не верят в «священность»
частной собственности, ибо они видели, как эта собственность приобреталась».
И добавить – они также видели, как легко она возвращается назад или передается
в другие руки (взять хотя бы последние события с «Юкосом»). Многие так
думают, «ничего, пускай воруют по-крупному», потом легче будет отбирать
и делить.

А вот высказывание депутата о том, что и сейчас «основные потребности человека
в пище, одежде, медицинских и образовательных услугах, жилье… не удовлетворены»,
спорно. Потому что справедливы только в отношении только той части населения, которая
имеет доход ниже прожиточного минимума. И еще по поводу жилья: например, в Нижегородской
области оно строится интенсивно, но опять же – элитное. А хрущобы и сталинки
освобождаются для среднего класса, бедные

же, не имея возможности оплачивать коммунальные услуги, меняют квартиры на более
дешевые. Так происходит расслоение некогда более однородного населения.

Возможно, когда будут построены еще более комфортабельные дома, ныне элитные квартиры
займут представители среднего класса.

И еще. По поводу понимания Д.А.Преображенским идеи С.В.Циреля, прозвучавшей в ответ
на реплику Ю.В.Латова: «…автор, возможно имел в виду то, что вкусы более
богатых жителей мегаполисов неизбежно будут доминировать над вкусами жителей остальной
России, потому что именно они формируют платёжеспособный спрос.Но так и до революции
недалеко». Неясно, причем тут революция? Или имеется в виду революция в сфере
потребления, так мы (здесь я солидарна с С.В.Цирелем) ее одобряем.

Во-первых, здесь происходит точно такое же расслоение, как на рынке жилья. Разный
спрос – разные сегменты рынка. Потом, когда достраиваются этажи, происходит
смещение потребностей вверх. И очень хорошо, что такое расслоение существует, без
него было бы прогресса ни в сфере производства, ни в сфере потребления. Аскетизм
и выравнивание потребностей, за которые ратует Ю.В.Латов, это трясина, пропасть,
они обрекают нашу страну на вечное отставание. Так и будем всю жизнь есть колбасу
и носить валенки. Во-вторых, совсем неплохо, когда на каждом рынке есть свои «новаторы»
(не факт, что это всегда высоко обеспеченные люди, но весьма вероятно, что это жители
мегаполисов).

И последнее. Очень жаль, что в России рынок так дискредитовал себя. Очень жаль, что
большинство граждан уже не хочет больше верить и ждать. Очень жаль, что от безысходности
они «цепляются» за прошлое. Если победит стремление «вернуться в Советский
Союз», а не идти вопреки всем трудностям вперед, усердно изыскивая способы решения
проблем, значит, у России нет будущего. И что тогда? Больной проживет недолго, зато,
может быть, счастливо.


 Написать комментарий Ваш ответ
(для участников конференции)

  • 22.12.03 Новые замечания Ю.В. Латова к дискуссии с С.В. Цирелем (Ю.В.Латов)
  • 2.12.03 Реплика Ю.Латова по поводу полемики между С.В.Цирелем и А.Л.Темницким (Ю.В.Латов)
  • 27.11.03 Социальный феномен состоявшейся идеологии и практики потребительства  (А.Л.Темницкий)
  • 26.11.03 Комментарии М.Малкиной по поводу статьи С.В.Циреля "Можно ли вернуться в Советский Союз?" (М.Ю.Малкина)
  •  
      Дискуссия