Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Поиск эффективных институтов для России XXI века

с 27.10.03 по 27.12.03

Взаимосвязь экономического и политического монополизма: административный ресурс.

Р.М.Нуреев, С.Г.Шульгин
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


В докладе раскрывается понятие административного ресурса, рассматриваются проблемы связанные с его существованием. Выдвигается предположение о существовании "порочного круга": политический монополизм – административный ресурс – экономический монополизм. Предлагается методика измерения административного ресурса, основанная на анализе результатов выборов глав субъектов Российской Федерации.

 

С развитием систем общественного устройства в политические процессы включается всё большее число экономических агентов. Всё больше политическая и экономическая сферы влияют друг на друга.

За последнее столетие широкое распространение получили системы представительной демократии, вовлекающие большую часть населения страны в принятие политических решений. После распада СССР Россия выбрала именно такую модель государственного устройства.

Прожив десятилетие, граждане страны своими глазами увидели особенности функционирования подобных систем. Во времена существования Советского Союза так называемые "выборы" – это, скорее, обязанность граждан поставить свое "за" в нужном месте. В рамках представительной демократии выборы становятся событием, влияющим на множество сфер жизни граждан.

По мере углубления взаимосвязей между политикой и экономикой, усиливалось внимание ученых экономистов к проблемам традиционно лежащими в области политических наук. В экономической науке сложились целые направления, исследующие проблемы, связанные с выборами и их влиянием на экономическую ситуацию.

Традиционно используется подход, в котором акцентируется внимание на представительских функциях политика. Предвыборная кампания рассматривается как объявление программ действий политиками, из которых избиратели выбирают наиболее подходящие для них[1]. Существуют также интерпретация, в которой выборы, скорее, средство контроля избирателей за деятельностью политиков[2].

Одной из форм борьбы за власть при представительной демократии является борьба за поддержку избирателей. Придя к власти и обладая определенной свободой в принятии решений, политик может воспользоваться ею для сохранения занимаемого положения.

В частности, так возникают оппортунистические политико-деловые циклы, в которых политик создает положительный образ успешного руководителя, манипулируя денежной или фискальной политикой перед выборами[3].

Однако на этом возможности политиков не оканчиваются. Приход к власти обеспечивает не только возможности по определению политики, но также и доступ к ресурсам для её реализации.

Как и в случае с выбором какую политику проводить, существует определенная свобода действий относительно того, на что использовать имеющиеся ресурсы.

По аналогии с проводимой политикой можно предположить, что у политиков возникают стимулы использовать часть располагаемых ресурсов на сохранение собственного положения.

 

В обсуждениях политических вопросов современной России часто приходится сталкиваться с понятием "административный ресурс", под которым понимаются средства и возможности, доступные действующему политику благодаря тому, что он занимает выбранную должность.

Термин "административный ресурс" также иногда употребляют как синоним связей с государственными органами. В дальнейшем мы будем вкладывать в это понятие лишь интерпретацию, связанную с выборами.

Административный ресурс предлагает нам ещё один механизм взаимосвязи экономики и политики: влияние экономических факторов на политический выбор и обратное влияние политического фактора на экономику.

В России складывается взаимосвязь экономического и политического монополизма. Дело в том, что в 90-е годы в постсоветской России возник своеобразный порочный круг: современный российский рынок является продуктом неразвитой демократии, а неразвитая демократия, в свою очередь, становится результатом неконкурентного рынка.

 

Административный ресурсэто, с одной стороны, накопленная политическая рента (следствие присвоения политической ренты), а с другой – потенциал политика, позволяющий ему получать политическую ренту в будущем (предпосылка получения политической ренты). Поэтому можно говорить как о потенциальном, так и о реализованном административном ресурсе.

 

Факторы, формирующие административный ресурс

Факторы, формирующие административный ресурс, с известной долей условности, можно разделить на политические и экономические (см. рис. 1). Уже упоминалось, что природа этого феномена находится на стыке двух сфер: экономической и политической.

С одной стороны, административный ресурс экономическая категория. Т.е административный ресурс это специфичный товар, имеющий альтернативную стоимость, выраженную, например, в расходах, которые вынуждены нести конкуренты (другие претенденты на избираемую должность), для осуществления аналогичных действий в рамках предвыборной кампании.

С другой стороны, административный ресурс есть лишь следствие неполноты контракта между обществом и нанимаемым политиком.

 

Факторы, формирующие административный ресурс

Рис. 1. Факторы, формирующие административный ресурс.

 

Административный ресурс может проявляться через ограничение политической конкуренции (создание барьеров входа для потенциальных конкурентов, использование зависимых информационных ресурсов для политической агитации и т.п.). Неконкурентный политический рынок, в свою очередь, становится фактором формирования административного ресурса[4]. Ведь политическая конкуренция один из механизмов контроля над действиями политиков, обеспечивающая выполнение взятых политиком обязательств. Ослабляя конкуренцию, политик расширяет возможности по использованию доступных ему ресурсов, т.е. увеличивает свой "административный ресурс". С его помощью в дальнейшем он может в большей степени ограничивать конкуренцию. Это взаимодействие показано в верхней части рисунка 1.

 

Объектом исследования являются конкретные формы взаимодействия политического и экономического в Российской Федерации. Можно предложить несколько способов эмпирической проверки существования подобных отношений.

В качестве исходных данных для проверки гипотезы есть смысл использовать электоральную статистику по регионам[5]. В качестве объекта анализа выберем 77 субъектов Российской Федерации, исключив нерепрезентативные регионы (и те, необходимые, достоверные данные по которым отсутствуют это Чечня; Ингушетия; а также десять автономных округов).

Для того, чтобы добиться каких-нибудь наглядных выводов, акцент должен быть сделан на результатах выборов глав исполнительный власти субъектов Российской Федерации. Именно с исполнительной ветвью властью в России связанно наибольшее количество распределяемых ресурсов. Конечно, на федеральном уровне описываемые процессы более заметны, но рассмотрение регионального уровня резко увеличит количество наблюдений.

Нет смысла рассматривать статистику периода с 1991 по 1995, т.к. старый административный ресурс был разрушен, а новый ещё не успел сформироваться.

Объясняемым значением может быть факт переизбрания действующей главы большим количеством голосов, чем на предыдущих выборах, или процент избирателей, проголосовавших за действующую главу исполнительной власти.

"Манипуляции" с нечетким избирательным законодательством, позволили отдельным главам субъектов федерации выдвигать свою кандидатуру на третий срок. Результаты выборов в этих регионах также дадут нам возможность проверить гипотезу о самоподдерживающейся природе административного  ресурса.

Таблица 1.

Проявления политического монополизма

Показатель

Описание

Head

Доля избирателей проголосовавших за действующую главу[6]

Reelect

Факт переизбрания действующего главы

=1 если действующий глава переизбран;

=0 в противном случае.

Reelect_Strong

Факт переизбрания действующего главы большим количеством голосов, чем на предыдущих выборах

=1 если действующий глава переизбран большим количеством голосов, чем на предыдущих выборах;

=0 в противном случае.

Compet_out

Возможность снятия значимого конкурента

=1 если был факт снятия на этапе подачи заявки, реального конкурента;

=0 в противном случае.

Elect_change

Возможность перенесения выборов

=1 если был факт перенесения выборов и действующий глава один из кандидатов;

=0 в противном случае.

 

Административный ресурс как проявление несовершенства политического рынка.

Интерпретация административного ресурса как фактора, ограничивающего политическую конкуренцию, - это проявление степени монополизма на политическом рынке. В таблице 1 представлено ещё несколько проявлений административного ресурса.

О политическом монополизме свидетельствует не столько количество выдвинутых кандидатов, сколько возможность исключения (снятия) перед выборами реальных конкурентов, а также возможность перенесения выборов на удобное для действующего главы исполнительной власти время.

Можно предложить несколько технических параметров, количественно отражающих уровень политической конкуренции в регионе.

Например, определять её с помощью эффективного числа кандидатов.

Эффективное число кандидатов,

где a, b, c - % голосов кандидатов А, В, С.

Однако нет смысла сравнивать регионы по эффективному числу кандидатов. Чтобы сконструировать характеристику политической конкуренции сопоставимую для различных регионов можно рассматривать разницу между уровнями конкуренции кандидатов на выборах в главы региональных исполнительных органы власти (Epers) и политической поляризацией региона (Epart), вычисляемой по результатам голосования по партийным спискам выборов в Думу РФ.

E – эффективное число кандидатов (Eper ) или партий (Epart)

Эффективное число партий (Epart) отражает минимально возможный уровень конкуренции в регионе. Существование административного ресурса на региональном уровне в большей степени  в характеристике Epers.

Разность этих параметров отражает уровень конкуренции в выборах исполнительных органов власти, скорректированный на уровень политической поляризации региона.

Compet_level = Epers – Epart

Подобный подход нуждается в дальнейшем уточнении, т.к. возможны ситуации, когда региональный лидер входит в состав федеральной партии и именно его принадлежность к данной партии будет обуславливать популярность партии в регионе. Тогда эффективное число партий будет меньшим, в итоге уровень конкуренции окажется завышенным.

 

Административный ресурс как фактор формирования экономического монополизма

Административный ресурс связан не только с несовершенством политических рынков, но и, в свою очередь, способствует снижению экономической конкуренции. Факты существования налоговых освобождений и других льгот означают, что в регионе существует дуализм норм (разделение на своих чужих) - конкретное проявление связи экономического монополизма с политическим, наглядное влияние административного ресурса на ограничение экономической конкуренции в регионе.

 

Политические факторы определяют лишь относительные возможности по использованию части имеющихся ресурсов. Абсолютные значения доступного административного ресурса определяются показателями располагаемых местных бюджетов (с учетом их зависимости от федеральных органов власти), уровнем огосударствление региона и т.п. Возможные показатели приведены в табл. 2.

Таблица 2.

Экономические факторы, определяющие административный ресурс.

1. Бюджетные показатели

Budget _GRP

Доля бюджета в валовом региональном продукте (ВРП)

Internal_finance

Обеспеченность бюджетных расходов собственным налоговым потенциалом

Social_min

Соотношение социальных выплат бюджета на одного жителя к прожиточному минимуму региона

2. Уровень огосударствления региона

Extern_work

Доля работников работающих на "внешних" хозяев

= 1 если доля занятых на предприятиях, принадлежащих внешним (по отношению к региону) владельцам более 10%.

= 0 – менее 10%.

Oposit_smi

Наличие негосударственных газет, телевизионных каналов

= 1 если существуют СМИ (не коммунистической ориентации), в которых открыто критикуется местная власть.

= 0 иначе.

 

С точки зрения обеспеченности бюджетных расходов собственным налоговым потенциалом субъекты российской федерации могут быть разделены на следующие основные группы: доноры, условные доноры, промежуточные, условные реципиенты и территории с особым бюджетным режимом.

К донорам отнесены такие субъекты Российской Федерации, в которых бюджетные расходы обеспечены собственным налоговым потенциалом более, чем в полтора раза, к условным донорам – те, у которых обеспеченность составляет 1,3-1,5, к промежуточным – 1,0-1,3, к условным реципиентам – 0,6-1,0, к реципиентам – те которые обеспечены менее, чем на 0,6 и, наконец, три субъекта (Татарстан, Башкортостан и Якутия) отнесены в группу с особым бюджетным режимом (см. табл. 3).

Таблица 3

Типология регионов по обеспеченности бюджетных расходов
собственным налоговым потенциалам

Тип региона

Обеспеченность

Субъекты РФ в порядке снижения обеспеченности

Доноры

более 1,5

г. Москва, Ханты-Мансийский АО, Свердловская обл., Самарская обл., Пермская обл., Нижегородская обл., Московская обл., Ямало-Ненецкий АО, Рязанская обл.

Условные доноры

1,3-1,5

г. Санкт-Петербург, Челябинская обл., Красноярский край, Томская обл., Ленинградская обл., Ярославская обл., Белгородская обл., Новосибирская обл., Иркутская обл., Омская обл., Калужская обл.. Волгоградская обл., Тверская обл., Ульяновская обл., Краснодарский край. Респ. Удмуртия, Оренбургская обл., Тульская обл.

Промежуточные

1,0-1,3

Смоленская обл., Владимирская обл., Саратовская обл., Ставропольский край, Респ. Коми, Брянская обл., Воронежская обл., Тюменская обл., Ростовская обл., Хабаровский край, Ненецкий АО, Пензенская обл., Липецкая обл., Кемеровская обл., Вологодская обл., Приморский край. Калининградская обл., Мурманская обл., Кировская обл., Читинская обл., Респ. Чувашия, Курская обл., Ивановская обл., Респ. Хакасия, Новгородская обл., Орловская обл.

Условные реципиенты

0,6-1,0

Архангельская обл., Курганская обл., Сахалинская обл., Тамбовская обл., Амурская обл., Астраханская обл., Костромская обл., Камчатская обл., Псковская обл., Алтайский край, Респ. Карачаево-Черкессия, Респ. Адыгея, Респ. Карелия, Таймырский АО. Респ. Бурятия. Магаданская обл.

Реципиенты

менее 0,6

Респ. Ингушетия, Еврейская АО, Респ. Мордовия, Коми-Пермяцкий АО, Респ. Кабардино-Балкария, Респ. Марий Эл, Респ. Калмыкия, Респ. Алтай, Чукотский АО, Северная Осетия, Усть-Ордынский АО, Респ. Тува, Эвенкийский АО, Респ. Дагестан, Корякский АО, Агинский бурятский АО, Респ. Чечня

С особым бюджетным режимом

-

Респ. Татарстан, Респ. Башкортостан, Респ. Якутия

Источник: Лавров А.М. Конфликты между центром и регионами в российской модели бюджетного федерализма // Эволюция взаимоотношений центра и регионов России: от конфликтов к поиску согласия. - М.: Комплекс-Прогресс, 1997. - С. 129.

 

По экономическим показателям регионы России могут быть разделены на регионы-лидеры и регионы-аутсайдеры. Первые характеризуются более высоким душевым валовым региональным продуктом и высоким соотношением душевых доходов населения и прожиточного минимума (более чем в 2 раза). Если в Москве среднедушевые доходы населения превышали промежуточный минимум в 1996 году в 5,75 раза, то в Читинской области и республиках Марий-Эл и Калмыкия они были примерно на одном и том же уровне, а в Дагестане и Туве даже не достигали прожиточного минимума (см. табл. 4).

Таблица 4.

Экономические показатели в некоторых регионах РФ

Регионы

-лидеры

 

 

Душевой ВРП**
к среднему
по РФ

Соотношение душевых доходов населения и прожиточного минимума, в %*

Регионы аутсайдеры

Душевой ВРП**
к среднему по РФ

Соотношение душевых

доходов населения и прожиточного минимума, в %*

Москва

1,77

575

Курганская обл.

0,60

126

Тюменская обл.
(с автономными округами)

3,58

329

Астраханская обл.

0,59

135

Санкт-Петербург

1.03

294

Псковская обл.

0,58

141

Красноярский край

1,48

239

Алтайский край

0,58

133

Мурманская обл.

1,42

205

Ивановская обл.

0,53

129

Пермская обл.

1,30

215

Пензенская обл.

0,50

122

Липецкая обл.

1,16

226

Читинская обл.

0,81

101

Татарстан

1,05

220

 

 

 

Самарская обл.

1,43

196

Мордовия

0,55

117

Кемеровская обл.

1,25

208

Марий-Эл

0,54

106

Якутия-Саха

2,06

171

Республика Алтай

0,47

131

Республика Коми

1,72

185

Адыгея

0,43

116

Вологодская обл.

1,51

186

Кабардино Балкария

0,37

137

Свердловская обл.

1,30

174

Карачаево-Черкессия

0,35

114

Иркутская обл.

1,29

188

Калмыкия

0,29

106

Ярославская обл.

1,07

189

Тува

0,37

76

Башкирия

1,01

173

Дагестан

0,21

90

Омская обл.

1,00

190

 

 

 

Нижегородская обл.

0,99

186

 

 

 

Белгородская обл.

0,90

217

 

 

 

Орловская обл.

0,69

224

 

 

 

Ульяновская обл.

0,75

222

 

 

 

Новгородская обл.

0,62

209

 

 

 

Краснодарский край

0,65

195

 

 

 

*     Среднее по РФ-211%**   ВРП – Валовый Региональный Продукт

Источник: Российские регионы после выборов -96. М., Юридическая литература, 1997.

 

Предварительный анализ выборов глав исполнительной власти в 1995-1997 годах показывает (см. рис. 2, 3), что почти половина глав администраций сохранили свои посты.

 

 

Выборы глав исполнительной власти в 1995-1997 гг.

Рис.2. Выборы глав исполнительной власти в 1995-1997 гг.

 

Переизбрание глав исполнительной власти в 1995-1997 гг.

Рис. 3. Переизбрание глав исполнительной власти в 1995-1997 гг.

 

Связь административного ресурса с экономическим и политическим  монополизмом

Рис. 4. Связь административного ресурса с экономическим и политическим монополизмом.

  

 

Отсутствие в России работоспособных нормативно-правовых и иных регуляторов деятельности политиков приводит к дальнейшему увеличению роли административного ресурса. Появляются черты автократического режима, когда власть концентрируется в одних руках. Куда ведет этот путь развития?

Возможно сюда (как предполагает С.В. Цирель)?

Есть и другие сценарии (клуб 2015)

5.1. "Мрачная Россия – Победа захвата бизнеса – Азиатская модель" (Cудьба коррупции и судьба России, Георгий Сатаров)

 

 

 

 

 

 



[1] Downs, A. An Economic Theory of Democracy. New York: Harper and Row. 1957

[2] Barro R. The Control of Politicians: An Economic model, Public Choice 1973, Vol. 14, P.19-42; Ferejohn J. Incumbent performance and Electoral Control. Public Choice 1986, N 50, P. 5-26

[3] W. Nordhaus "The Political Business Cycle." Review of Economic Studies 1975 Vol. 42: 169-189; 214.; Rogoff, K. and A. Sibert (1988), Elections and Macroeconomic Policy Cycles, Review of Economic Studies 55, 1-16

[4] Подр. см.: Нуреев Р.М. Экономические субъекты постсоветской России // Мир России, 2001, № 3.

[5] При работе с электоральной статистикой возникает проблема сопоставления  региональных избирательных систем

 

 

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


  • 2.12.03 Комментарий к докладу Р.М. Нуреева, С.Г. Шульгина З.Б.-Д. Дондоков /ВСГТУ, г. Улан-Удэ (З.Б.Дондоков)
  •  
      Дискуссия