Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Поиск эффективных институтов для России XXI века

с 27.10.03 по 27.12.03

Сила права не только в "правильных" законах, но и возможности их реализовать

В.М.Коновалов
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


Слабость правового сознания у российских граждан является следствием не только специфики исторического развития с традиционным апеллированием к "совести", зачастую противостоящей праву (эту "совесть" можно также назвать и "моралью"). Хотя трудно преувеличить значение этого фактора.

Слабость правового сознания у российских граждан является следствием не только специфики исторического развития с традиционным апеллированием к "совести", зачастую противостоящей праву (эту "совесть" можно также назвать и "моралью"). Хотя трудно преувеличить значение этого фактора. Ведь одно дело божественные установки (заповеди), другое дело – установления властей, далеко не всегда праведные, но имеющие правовой статус. Противоречие между правом и «совестью» сидит в подсознании "нормального" россиянина.

Очевидно, что такие определения, как "простой", "нормальный" довольно расплывчаты, но без них трудно обойтись. Определим этого "нормального" как некоего условного, усредненного  гражданина России. Он, возможно, и не обременен "чрезмерными" знаниями, но полагает, что надо жить, работать, нести ответственность перед некой высшей силой, своей семьей и своим окружением. Это не значит, что он не может иной раз словчить, просто ему в этом случае необходимо какое-то моральное обоснование своего поступка. А без такого обоснования (с позиции совести, социальной справедливости) ему некомфортно.

Это, видимо, неплохо понимали идеологи КПСС. Ведь если судили по Уголовному кодексу, то в воспитании широко использовались понятия морального свойства. Вспомним, "Моральный кодекс строителя коммунизма" и известный лозунг про партию, которая "ум, честь и совесть…". Да и сам уголовный кодекс отражал идеологические установки. Хоть чисто внешне, но попытка связать мораль и право существовала. Другое дело, что практика могла существенно отличаться от идеала, и на практике существовал серьезный "зазор" между "совестью" и правом. Это обстоятельство стало со временем очевидным для подавляющего большинства граждан. Выявилась потребность к переменам. И они не заставили себя ждать.

Не к чести современного, посткоммунистического государства следует отметить, что оно  мало что сделало для преодоления этого противоречия между совестью и правом. Скорее наоборот.  "Нормальному" российскому гражданину все равно, какая ветвь власти отвечает за соответствие принятых законов его интересам, не расхождение их с "совестью". Он знает одно: закон работает не на него. Причем, на закон, как на вошь, обижайся, не обижайся, всё одно. Чиновник, с которым ему приходится сталкиваться представляется ему, как правило,  "плохим". Может быть он и не плохой, но, как минимум, безразличен к твоим проблемам. Остается надежда на главное действующее лицо в государстве – президента. Надежда на то, что он будет поступать "по совести", то есть в интересах всех граждан. Сколько бы этот "нормальный" гражданин не ошибался в своих надеждах, но так уж он устроен, он родился с верой и надеждой. Если вектор действий власти согласуется с его представления о совести, то он считает такие действия правовыми. Хотя, возможно, что здесь скорее имеет место право силы, а не сила права.

Если у нас есть цель перейти к тому состоянию, которое принято называть "правовым государством" и "гражданским обществом" (не будем уточнять, какая  из этих категорий является частью другой, но, очевидно, что они взаимосвязаны), то задача  "номер один"  вселить в таких "нормальных" граждан оправданное доверие к закону. Это будет достигнуто, если закон будет согласовываться с их представлениями о совести. И здесь мы вынуждены признать, что одних "хороших" законов мало. Должен наличествовать надежный механизм  их исполнения. Одно дело – "хороший" закон и по нему принято "правильное" решение. Эти условия не являются достаточными.  Для действенности права и, значит, для перехода сознания россиян на правовое миропонимание, не менее важна практическая сторона дела: дойдет ли это решение до исполнения или нет, если дойдет, то когда. То есть, нужен надежный механизм исполнения.

Можно такой механизм "подглядеть", благо наша страна не единственная на планете. Можно и "придумать" исходя из сложившейся ситуации. Главное условие: механизм должен работать на практике, а не на бумаге.

Кстати, чаще оказывается иначе: "гладко было на бумаге, да забыли про овраги". Не способствует формированию правового создания граждан ситуации с объявленными реформами, механизмы реализации которых, оказываются не проработанными. Судя по всему, именно по такому сценарию развивается история с пенсионной накопительной системой. Чему удивляться, если получится "как всегда"?

Человек, придя во власть, становясь чиновником, оказывается в иной ситуации, чем  вне её. Зачастую он оказывается ограничен рамками своих полномочий, замучен "текучкой", не говоря уже о необходимости учета неких "командных интересов". Далеко не всегда и наши депутаты всех уровней имеют обоснованные, лишенные популизма предложения, пригодные для практической реализации.  Нужные решения могут быть привнесены во власть извне, что совершенно нормально для гражданского общества. Задача власти отделить "зерна от плевел", поддержать то, что полезно для государства и "нормальных" граждан, которые и составляют большинство общества, вне зависимости от того, имеет оно определение "гражданское" или нет. Только в гражданском обществе это еще более важно.

Одним из столпов гражданского общества являются разного рода гражданские, независимые от властей, некоммерческие объединения людей. Подобные объединения, характерные для стран, в которых в значительной мере утвердились принципы такого  общества,  отнюдь не чужды России. Вспомним, например, организацию земств в связке с судебной реформой в 60-х годах XIX века. Положение о земских учреждениях фиксировало, что земские учреждения, как сейчас бы сказали, в рамках своей компетенции, действуют самостоятельно, а в решение судом уголовных и гражданских дел не вправе вмешиваться ни одно должностное лицо, включая государя.

Этот опыт не следует идеализировать, но нельзя и не отметить, что, при всей противоречивости реформ  Александра II, в данном случае государство в его лице высказало свою политическую волю, фактически направленную в сторону создания гражданского общества, и следовало ей. Возможно, Александру II, как монарху, было легче в том плане, что ему не нужно было "отрабатывать" обязательства перед его политическими "спонсорами". Во всяком случае, ему не надо было прикрываться мнимой равноудаленностью "от всех участников рыночных отношений", как это провозглашают представители современной власти, при этом однозначно принимая сторону того, кто лучше организован, кто может отмобилизовать необходимые средства для подкрепления своих интересов, даже если это идет в ущерб перспективному развитию России. Равноудаленность от бизнес-структур отнюдь не тождественна равноудаленности от всех участников рынка. В противном случае, зачем, например, создаются антимонопольные ведомства?

Одним из примеров такой псевдо равноудаленности является положение на страховом рынке. По одну сторону  находится вся масса состоявшихся и потенциальных потребителей страховых услуг в лице граждан и не связанного со страхованием бизнеса. По другую сторону – продавцы страховых услуг,  страховые компании. И власть, как правило, принимает сторону не потребителя, а продавца. С точки зрения сиюминутных интересов страховых компаний (страховщиков) такой подход власти, безусловно, выгоден для них, особенно для их менеджмента. Но такой подход вреден для экономики страны и перспективных интересов страхового бизнеса, не говоря уже об интересах каждого из многомиллионной армии потребителей страховых услуг.

Национальная концепция развития страхования декларирует защиту прав и интересов страхователей посредством государственного надзора за страховой деятельностью. Однако, как показывают незначительные экономические показатели развития страхования, эта система работает c низкой эффективностью. Отечественная система страхования лишена главного – доверия со стороны не только потенциальных, но и действующих потребителей, для которых необходимость страхования определена теми условиями, в которые их "загоняет" власть. Всё новые и новые виды обязательного страхования воспринимаются потребителями как дополнительный налог, но налог, выплачиваемый страховым компаниям, а не государству. Но если это не реальная защита твоих интересов, а налог, то и платить его надо по самому минимуму.

Уже на стадии заключения договора страхования, рядовой страхователь оказывается один на один против профессионалов – представителей  страховой компании. Также в одиночестве он оказывается в случае возникновения споров, а они в сложившихся условиях неизбежно возникают. Здесь вряд ли поможет самый лояльный к потребителю суд. Слишком уж сложным предметом является страхование, и было бы странным ожидать от российских судей должного понимания его тонкостей.

В тех странах, где соотношение страховых выплат к сборам составляет 90 процентов, а не 30 как в России (если исключить так называемые "зарплатные" схемы), значительная часть страхователей имеет достаточно средств для оплаты услуг квалифицированных адвокатов, соответствующую судебную практику защиты прав и интересов страхователей. В России создание аналогичной системы защиты прав и интересов потребителей в сфере страховых отношений в среднесрочной перспективе не представляется возможным. Но если проблема есть, надо попробовать найти пути её разрешения. Попыткой такого решения является программа "Доверие к страхованию", разработанная некоммерческой организацией "Фонд защиты прав страхователей".

Программа включает несколько принципиально важных элементов.

1. Участие в программе носит сугубо добровольный характер, как для продавцов (страховщиков), так и для потребителей страховых услуг (страхователей).

2. Участие в программе носит строго договорной и юридически ответственный характер. Программа суть комплекс договорных отношений между страхователем, страховщиком и Фондом.

3. Участие в программе предполагает бесплатность предоставления услуг по защите законных прав и интересов страхователям – участникам программы специалистами высшей квалификации.

4. Предусмотрена полная независимость решений Экспертного совета Фонда, состоящего из признанных ведущих специалистов в различных аспектах страхования, от кого либо, в том числе от правления Фонда, являющегося только организатором и координатором программы.

5. Участие в программе предполагает реальную, а не провозглашаемую "прозрачность" страховых компаний, что подтверждается независимыми членами Экспертного совета Фонда.

6. Значительная часть полномочий по программе  и 2/3 финансовых средств для её реализации передается на региональный уровень.

7. Предусмотрена финансовая независимость программы от страховых компаний путём использования следующей схемы: в качестве источника финансирования определены отчисления страховых компаний, вошедших в программу, по лицензионным договорам за право использования эмблемы Фонда при продаже страховых продуктов. Для этого эмблема зарегистрирована в Роспатенте как товарный знак.

Кстати, следует отметить, что участие в программе не предполагает увеличения страховых тарифов, так как присоединение в программе обеспечит увеличение объема реализации страховых услуг, а затраты страховщика по лицензионному договору относятся на себестоимость.

За нарушение договорных обязательств предусмотрено только одно наказание – расторжение договоров и вывод из числа участников программы. Но и этого вполне достаточно, так как это означает лишение доверия со стороны независимых специалистов и последующая реакция рынка.

Как представляется, подобный механизм может быть применен в других отраслях финансовой сферы, там, где доверие является основой развития бизнеса. Он прост, понятен для потребителей,  а значит, будет ими принят. Для другой стороны рыночных отношений он тоже должен быть вполне приемлем, так как снимает зависимость от самоуправства чиновников всех уровней и позволяет добиваться успеха в честной конкурентной борьбе, что окажет положительное влияние на рынок. Именно экономические реалии будут являться мотивацией соблюдения права, законодательства РФ.

 

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия