Эксоцман
на главную поиск contacts
Интернет-конференция
Поиск эффективных институтов для России XXI века

с 27.10.03 по 27.12.03

Есть ли четвертая власть в России?

Р.М.Нуреев, С.Г.Шульгин
 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


В докладе предлагается ответ на вопрос, каким образом уровень свободы прессы влияет на переизбрание глав субъектов Российской Федерации. Используются данные института свободной прессы и электоральная статистика.

 

Все большее и большее воздействие на электоральное поведение оказывают средства массовой информации (СМИ). В многочисленных опросах общественного мнения информация, полученная с телевизионных экранов, по радио, из газет занимает одно из первых мест при принятии избирателем решения за кого голосовать[1]. Этому посвящена политологическая и социологическая литература. Однако, экономические механизмы этого влияния до конца не изучены. Например, не ясно способствует ли зависимая от губернатора пресса его переизбранию или, наоборот, дискредитирует его в  глазах избирателей. И уж, конечно, практически нет теоретических моделей, показывающих какова роль СМИ в электоральном процессе в постсоветской России.

 

 

Карта свободы доступа к информации, 2000

Рис. 1. Карта свободы доступа к информации, 2000

где      1. Благоприятные условия доступа к информации,
2. Сочетание благоприятных и неблагоприятных условий доступа к информации
3. Неблагоприятные условия доступа к информации
4. Исследование не проводилось

 

Между тем, эти вопросы имеют отнюдь не академический характер они влияют на направление развития целых регионов и затрагивают судьбы миллионов людей. Настоящий параграф является попыткой с позиции теории общественного выбора проанализировать механизмы этой взаимосвязи и раскрыть роль СМИ в политико-деловом цикле на примере российских регионов.

 

Сложилась ли свобода слова в России?

Прорывом в этой области стали исследования Института свободной прессы[2], который не только попытался определить свободу доступа к информации, свободу её производства и свободу её распространения, но и попытаться определить комплексный индекс "Свободы слова в регионах России".

Такое пионерное исследование было проведено под руководством И. Яковенко. Очевидно, что "разница между соблюдением прав человека в Калмыкии, живущей по Степному уложению, и в Санкт-Петербурге больше, чем различия между уровнем свобод граждан, например, Польши и США"[3]. Такое исследование чрезвычайно важно для России. Оно позволило составить карты свободы доступа, производства и распространения информации Российской федерации. Под свободой слова понимается право "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым свободным словом"[4]. Поэтому индекс "Свободы слова в регионах России" состоит из трех компонент:

1.        Свобода Доступа информации, который включает:

2.        Свобода Производства информации, который включает

3.        Свобода Распространения информации, который учитывает наличие (отсутствие):

Основное отличие исследования Института свободной прессы состоит в том, что при определении карты свободы информации используется целая система показателей. Главный вопрос, который был поставлен в ходе исследования, заключается в том, насколько свободно движется информация в каждом регионе России, насколько созданный местной властью законодательный и политический климат способствует или препятствует деятельности СМИ. Такой подход охватывает все этапы движения информации, начиная от сбора информации и кончая её распространением.

 

Карта свободы производства информации, 2000

Рис. 2. Карта свободы производства информации, 2000

где          1. Благоприятные условия производства информации,
2. Сочетание благоприятных и неблагоприятных условий производства информации
3. Неблагоприятные условия производства информации
4. Отсутствуют данные;
5. Исследование не проводилось

 

Карта свободы распространения  информации, 2000

Рис. 3.  Карта свободы распространения  информации, 2000

где   1. Благоприятные условия производства информации,
2. Сочетание благоприятных и неблагоприятных условий производства информации
3. Неблагоприятные условия производства информации

4. Отсутствуют данные

5. Исследование не проводилось

 

Исследования проводились в 1999 и 2000 годах, соответственно. Что явно недостаточно для определения  долгосрочных тенденций, хотя и показывает направления сдвигов в "свободе слова" в регионах.

Исследование показало, что в России существуют 89 различных политических режимов, в каждом из которых есть свое понимание свободы слова,  своя особая роль СМИ и свои региональные правила игры, которые заметно отличаются от общефедеральных правил.

Свобода доступа информации включала очень важный момент, связанный с аккредитацией прессы и индекс по информационным запросам. К сожалению, в большинстве областей существуют многочисленные виды нарушений, связанных с предоставлением аккредитации. Что выражается в требовании излишних сведений об аккредитуемом журналисте, дискриминацией СМИ в зависимости от состава учредителей, по территориальному признаку и по характеру трудовых отношений журналиста с редакцией, произвольное квотирование аккредитуемых СМИ, ограничение времени подачи заявок на аккредитацию и др. Особенно много нарушений связанно с информационными запросами. При этом грубо нарушаются законы "о государственной тайне", в котором четко определен перечень сведений, который не может быть засекречен и, следовательно, закрыт от общества. Карта свободы доступа к информации, показывает в каких регионах существуют благоприятные, недостаточно благоприятные и совсем неблагоприятные условия доступа к информации (см. рис. 1).

Свобода производства информации включает следующие важные показатели: отклонения от федерального законодательства, долю государственной поддержки, наличие или отсутствие независимого радио и телевидения, а так же долю независимой прессы и независимой полиграфии. Карта свободы производства информации, отражающая её особенности в различных регионах России представлена на рис. 2.

Свобода распространения информации учитывает наличие (или отсутствие): льгот по аренде нежилых помещений и земли по коммунальным платежам и договорам, освобождение от уплаты за патент на право торговли, а так же приравнивание к предприятиям, выполняющим городской заказ. Карта свободы распространения информации за 2000 год представлена на рис. 3.

 Индекс " Свободы слова в регионах России"

Рис. 4. Индекс "Свободы слова в регионах России"

где   1. Сочетание благоприятных и неблагоприятных условий производства информации
2. Неблагоприятные условия производства информации

3. Исследование не проводилось

 

Объединенным показателем свободы доступа, производства и распространения информации является индекс "свободы слова в регионах России" (см. рис. 4). Любопытно, что в России не нашлось ни одного региона, в котором бы СМИ чувствовали себя комфортно и уютно. Поэтому на этой карте нет ни одного региона, которые характеризовались как благоприятные. Выделены лишь относительно благоприятные и неблагоприятные районы. Интересно отметить, что главным признаком является политическая окраска региона, а степень сохранение режима власти-собственностив[5]. Конечно представители программы "Общественная экспертиза" были слишком любопытны, их интересовали доходы главы администрации, преступления против государственной власти, данные о наркомании и следственных изоляторах, статистика не обучающихся в средней школе детей и т.д. Тем не менее, если мы хотим стать открытым обществом такого рода информация должна быть доступна представителями СМИ.

Столь комплексное исследование позволяет нам использовать его в качестве нашего отправного пункта. Наша проблема заключается в том, чтобы ответить на вопрос влияют ли (и если влияют то как) эти показатели свободы на электоральный цикл в регионах?

 

Роль СМИ в формировании эффективного политика

На теоретической модели рассмотрим принципиальные аспекты этой проблемы. Для этого построим игровую модель с асимметричной информацией, в которой существуют 2 политика (действующий и претендент), избиратели и СМИ. Через СМИ политики конкурируют за голоса избирателей (см. рис. 5).

 Взаимодействие агентов в электоральном цикле: роль СМИ

Рис. 5. Взаимодействие агентов в электоральном цикле: роль СМИ.

 Дерево игры электорального цикла

Рис. 6. Дерево игры электорального цикла.

Таблица 1

Уровень свободы слова и результаты выборов глав субъектов Российской федерации,

(июль 1999 – июнь 2000)

гг/
номер

Субъект РФ

Access

MMF)

Produc

MMF

Sale
MMF

MMFI

Exist
Indep

MM

% голос. за победителя

Пере
избр.

1999

1.   

Новгородской области

63

50,6

7,2

40,3

0

91,56%

1

2.   

 Омской области

61

40,5

0

33,8

1

57,03

1

3.   

Повторное голосование по выборам Свердловской области

55,5

37,3

33,3

42,0

1

63,09

1

4.   

Досрочные Ленинградской области

56

34,2

35,6

41,9

0

30,3

1

5.   

 Томской области

61

37,5

36,4

45,0

1

73,12

1

6.   

Приморского края

45

57,9

7,6

36,8

1

70,5

1

7.   

Досрочные Вологодской области

58,5

56,9

28,0

47,8

1

78,55

1

8.   

Ярославской области

78

56,0

9,5

47,8

1

63,88

1

9.   

Санкт-Петербург

61

56,5

34,1

50,5

1

72,69

1

2000

10.     

Повторное голосование по выборам Московской области

30

40,4

47

39,3

0

48,09

0

11.     

Повторное голосование по выборам Тверской области

52

56

22,7

43,6

1

46,54

1

12.     

Кировской области

33

36,8

9,1

26,3

1

58,03

1

13.     

Мурманской области

75

30,2

8,9

38,0

0

86,71

1

14.     

Саратовской области

62,0

41,9

11,4

38,4

1

67,26

1

15.     

Досрочные Еврейской автономной области

46

19,8

23,5

29,8

0

56,76

1

16.     

Досрочные Ханты-Мансийского автономного округа

17

49,6

23,9

30,2

1

90,82

1

17.     

Досрочные Ямало-Ненецкого автономного округа

67,0

00

23,9

30,3

1

88,1

1

18.     

Санкт-Петербурга

61,0

56,5

34,1

50,5

1

72,69

1

Для выборов первой половины 1999 – первой половины 2000 года использовались показатели 1999 года, а для первой половины 2000 – первой половины 2001 года использовались показатели 2000 года.

 

Действующий политик может быть двух типов: компетентный (с вероятностью PA) и некомпетентный (с вероятностью 1-PA). Мы исходим из той предпосылки, что действующий глава за время своего пребывания у руля в состоянии определить собственный тип.

При этом действующий политик имеет первоначальную возможность влиять на уровень независимости Средств массовой информации (Уровень свободы - F), однако необходимо отметить важный момент, что у избирателя формируется свое представление об уровне независимости СМИ. В зависимости, от оценки будет изменяться механизм оценивания избирателем поступающей информации из СМИ.

В рамках электорального цикла, схематично изображенного на рис. 5, действующий политик и претендент посылают сообщение М о своем типе.

Предполагается, что избиратель наблюдает реализованный уровень F, при этом избиратель получает информацию о типе политика I(P).

Это позволяет установить роль СМИ в рамках электорального цикла в российских регионах, выявить в какой мере свободная пресса способствует или препятствует переизбранию компетентного политика.

Последним делает ход избиратель, он отдает голос в соответствие с имеющейся у него оценкой компетентности политика (Pc – вероятность того, что действующий компетентный) (см. рис. 6)

При этом полезность для избирателя от деятельности компетентного политика W(Comp) строго больше чем от деятельности некомпетентного W(Incomp)

Существует два основных класса равновесий: разделяющие и не разделяющее (смешанные).

1. При разделяющем равновесии, апостериорная оценка типа политика (Pc) отличается от априорной (Pa) в лучшую или худшую сторону. Компетентный политик будет создавать такие условия, при которых избиратель сможет выявить его компетентность, что является следствием высокого уровня независимости прессы, а некомпетентный политик потеряет свой электорат.

2. При смешанном равновесии: избиратель не имеет возможность уточнить априорную оценку типа политика (Pa), это означает что в течение избирательного цикла, он не получит достоверной информации о типе политика, и у него не будет дополнительных оснований для изменения оценки.

 

Таблица 2

Уровень свободы слова и результаты выборов глав субъектов Российской федерации,

(июль 2000 – июнь 2001)

гг/
номер

Субъект РФ

Access

MMF)

Produc

MMF

Sale
MMF

MMFI

Exist
Indep

MM

%, голосов за победителя

Пере
избр.

19.      

Самарской области

62,0

28,6

8,7

33,1

1

53,25

1

20.      

Сахалинской области

64,5

49,5

11,0

41,7

1

56,29

1

21.      

Повторное голосование по выборам Курской области

37,0

33,0

16,1

28,7

1

55,4

0

22.      

Магаданской области

18,0

28,8

10,6

19,1

0

62,76

1

23.      

Калужской области

60,5

43,9

34,5

46,3

0

56,72

0

24.      

Повторное голосование по выборам Калининградской области

44,5

40,6

36,4

40,5

1

56,47

0

25.      

Астраханской области

54

39

10,6

34,6

0

81,82

1

26.      

Пермской области

49,5

40,3

17,2

35,7

1

51,48

0

27.      

Корякского автономного округа

41

-

19,2

30,1

0

0

28.      

Повторное голосование по выборам Курганской области

50,0

18,0

17,6

28,5

1 (?)

50,38

1

29.      

Повторное голосование по выборам Ставропольского края

53,5

46,7

22,7

41,0

1

56,57

1

30.      

Повторное голосование по выборам Камчатской области

58,0

46,7

11,7

38,8

0

45,83

0

31.      

Повторное голосование по выборам Костромской области

44

34,5

18

32,2

0

63,9

1

32.      

Челябинской области

34,5

33

19,7

29,1

1

59,68

1

33.      

Чукотского автономного округа

25

 

12,5

18,8

0

90,61

0

2001

34.      

Тюменской области

50,5

39,9

24,6

38,3

1

52,78

0

35.      

Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа

22,0

-

36,7

29,4

0

62,5

0

36.      

Эвенкийского автономного округа

45

-

14,1

29,6

0

51,08

0

37.      

Досрочные Кемеровской области

60,5

36,0

10,2

35,6

1

93,54

1

38.      

Повторное Тульской

51,5

46,5

8,3

35,4

1

71,44

1

39.      

Приморского края

37,5

57,9

7,6

34,3

0

40,17

0

 

Опираясь на данные института свободной прессы и электоральную статистику по регионам России попытаемся ответить на вопрос, как влияла степень свободы прессы на избрание глав субъектов федерации. Иными словами, способствует ли свободная пресса переизбранию политика или нет.

Для этого возьмем двух летний период (первая половина 1999 - первая половина 2001). За это время выборы глав субъектов федерации прошли в 39 из 89 субъектов. Понимая некоторое несовершенство отечественной электоральной статистики, мы считаем эти данные достоверными на допустимом уровне значимости.

Читателю предлагается проверить несколько основных вариантов, например:

1. Количество голосов за действующего губернатора через составляющие индекса свободы прессы.

IncumbentVotes = a1 AccessMMF + a2 ProducMMF + a3 SaleMMF + U1

Где:        IncumbentVotes  - процент проголосовавших за действующего губернатора

AccessMMF – индекс свободы доступа к информации

ProducMMF - индекс свободы производства  информации

SaleMMF - индекс свободы распространения информации

U1 – стандартная ошибка

2. Количество голосов за действующего губернатора через индекс свободы

IncumbentVotes = b1 (MMFI) +b2 (ExistIndepMM) + U2

Где:        IncumbentVotes  - процент проголосовавших за действующего губернатора

ММFI – индекс свободы прессы

ExistIndepMM - Данные ИЭПП по наличию независимой прессы

U2 – стандартная ошибка

 

Казалось бы, высокий контроль над прессой со стороны государства должен был бы обеспечить, быстрое и легкое переизбрание действующих глав субъектов федерации. Однако в действительности подобные случаи редки и не являются доминирующими. Наоборот свобода прессы становиться важным фактором формирования гражданского общества. Существует положительная связь между уровнем независимости пресса и компетентностью политика. Свободная пресса способствует формированию эффективного политического устройства в постсоветской России, способствует развитию мягкой инфраструктуры[6] законов легального общества как общественного капитала[7].

 



[1] Левада Ю. От мнений к пониманию. Социологические очерки. 1993-2000. -М.: Московская школа политических исследований, 2000.

[3] "Общественная экспертиза" – глобальная система борьбы за права человека // Правозащитник №1, 2000 г

[4] Ibid.

[5] См. Р. М. Нуреев, Социальные субъекты постсоветской России: история и современность // Мир России  2001, №3, с. 3-77

[6] Niskanen W. Bureaucracy and Public Economics 2nd Ed. Edward Elges , 1994 Vermont

[7] Бьюкенен Дж. М. Границы свободы. Между анархией и Левиафаном // (перевод с англ. под ред. Р.М. Нуреева). Бьюкенен Дж .М. Сочинения. М.: Таурус Альфа, 1997

 Написать комментарий Ваш комментарий
(для участников конференции)


 
  Дискуссия