Эксоцман
на главную поиск contacts

Образовательный стандарт: надо, чтобы было поинтереснее учиться и еще оставалось время погулять

Опубликовано на портале: 09-10-2004
Директор школы. 2003.  № 2. С. 3-7. 
Автор пытается разобраться в проблеме установления единого государственного стандарта образования.

Стандарт (от англ. - standard - норма, образец) в широком смысле слова - образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других подобных объектов. Стандарт устанавливает комплекс норм, правил, требований. Применение стандарта способствует улучшению качества продукции, повышению уровня унификации и взаимозаменяемости, развитию автоматизации производственных процессов, росту эффективности эксплуатации и ремонта изделий. Стандарт (от англ. - standard - норма, образец) в широком смысле слова - образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других подобных объектов. Стандарт устанавливает комплекс норм, правил, требований. Применение стандарта способствует улучшению качества продукции, повышению уровня унификации и взаимозаменяемости, развитию автоматизации производственных процессов, росту эффективности эксплуатации и ремонта изделий.

На стыке противоречий

Теперь понятно, для чего нам потребовалось заменять испокон веку существовавшие учебные программы стандартом - для повышения уровня унификации и роста эффективности эксплуатации. Ну, да Господь с ним, ведь действительно так оно и есть. Любое государство для способствования этой самой унификации и эксплуатации и существует. А вот общество - общество как раз наоборот. Оно заинтересовано в развитии индивидуальности, раскрытии творческого потенциала своих членов и т.д. Весь нынешний сыр-бор с образовательными стандартами и есть результат противоречий между государством и обществом. Школа же просто находится на стыке этих противоречий. Если наш разговор из теоретической области направить в практическую, то мне видится единственная, по-настоящему новая роль образовательного стандарта, отличающая его от учебной программы, - роль инструмента общественного контроля за деятельностью государства в области образования. Если стандарт станет общеизвестен и будет изложен простым, ясным языком, без наукообразия, то любой родитель будет понимать, тому ли учат его чадо в школе. И в таком виде он, наверное, и должен отличаться от программы - документа, предназначенного для специалистов-учителей.

Если стандарт в нашем понимании является документом более доступным, нежели программа, то и в создании его должны принимать участие (мы убеждены в этом!) самые широкие массы общественности. А пока «узок круг...». Даже учителя на 99% (спросите их!) незнакомы с проектом, предлагаемым специалистами (публиковался летом в «Учительской газете» - время педагогических отпусков, сентябрь - тоже не до обсуждений, а в октябре предполагалось все дискуссии завершить). Разве так делают? Остается надеяться, что все это произошло не от злонамеренности, а, как всегда, от «не подумавши». Я проект образовательных стандартов вместе с проектным заданием Министерства образования и проектом Закона «О стандартах» добросовестно проштудировал. Впечатление двойственное. Хороша концептуальная часть с декларированием личностно ориентированного обучения, свободы выбора для ученика и вариативности образовательных маршрутов, с провозглашением деятельностного характера образования, компетентностного подхода, долгожданной разгрузки. Правда, и здесь не без ложки дегтя. Всестороннее развитие личности - это лозунг, на мой взгляд, из времен речей генсеков на двадцать каких-то съездах, и в наши времена лозунг опасный, попахивающий педагогическим тоталитаризмом (сверхчеловек, каждому по потребностям), так как будет заставлять учителей закармливать каждого школяра одинаковым расширенным образовательным пайком. Но в целом, повторяю, концептуальная часть вполне приемлема и современна, чего не скажешь о практической части - так называемых «объемных показателях». Такое впечатление, что их писали совсем другие люди (да так оно и есть), но мало того, что другие, - из другой спортивной команды, команды противника (если вообще не по другому виду спорта). Разберемся в конкретике.

В теории одно, но на практике - иное

Концепция - за разгрузку. В «объемных же показателях» нагрузка увеличена на несколько уроков в неделю. Хитро предлагается не считать за уроки физкультуру и факультативы (которые назначаются на практике как обязательные, дабы компенсировать потерю часов по тем или иным учебным предметам). А почему бы тогда так же не поступить с рисованием, музыкой, трудом - какие еще предметы можно объявить второстепенными и не учитывать в нагрузке? Тогда мы и доведем учебное время школьника до максимально возможного - двадцать четыре часа. В концепции - про вариативность и свободу выбора. В «объемных показателях» предусмотрен малюсенький региональный компонент программы и совсем микроскопический - школьный. Но этот выбор делает отнюдь не ученик - личностного компонента нет вообще.

Компетентностный подход и деятельный характер обучения, должно быть, прослеживаются через фразы, подобные той, что есть в обязательных умениях и навыках, например, по физике: «Принимает участие в лабораторных работах...». Все, с кем я разговаривал из читавших проект стандарта, сходятся в одном: он завышен. Невозможно найти не только ученика, но и педагога, который был бы способен по всем предметам овладеть ими в полном объеме. Стандарт напоминает линейку с отломанным нулем: точка отсчета сразу с пяти сантиметров. Этим самым мы обрекаем практически любого школьника на неуспех, что явно не согласуется с заявленным гуманистическим характером образования.

А в целом - чем больше вчитываешься в текст предлагаемых стандартов, тем больше осознаешь, что ничего нового и страшного в нем нет. Привычные общие фразы: «больше», «ширше». Из них в принципе невозможно понять уровень обучения. Если такой стандарт или подработанный аналогичный будет принят, то общество и государство опять сыграют в ничью: ноль-ноль. Долгожданный уровень определится позднее, когда появятся утвержденные новые (или подновленные?) программы, учебники и, главное, контрольные тесты. Вот тогда и посмотрим, удалось ли добиться долгожданного избавления от заумной сложности нынешних школьных курсов. Нерешенным в предлагаемых для обсуждения документах остается ряд насущных организационных вопросов. Спросите любого школьника или родителя хоть из гимназии и лицея, хоть из самой обычной школы - все почти, хором за пятидневку. Но так как не удалось убрать перегрузку, то и шестидневка в будущем останется. В первую очередь - в учреждениях повышенного уровня образования. А ребятишкам там, между прочим, и без того труднее, а тут еще и отдыха меньше.

Непонятно с набором в старшие классы. Обязательное ли у нас образование продолжительностью в одиннадцать лет, набор конкурсный или по желанию, должна ли каждая школа создавать общеобразовательные старшие классы или могут быть только профильные? А ведь на все это желательно иметь однозначные ответы, чтобы не создавать почву ни для педагогического, ни для родительского произвола. Планируемое подушное финансирование - вроде бы прогресс, но, с другой стороны, переполнение классов. Можно, конечно, жестко ограничить наполняемость, но тогда не исключена вторая смена. Кстати, принцип финансирования по класс-комплектам не так уж и плох и мало чем отличается от душевого. Просто оно никогда не осуществлялось в полном объеме. Но от этой беды не застраховано и финансирование из расчета на количество учеников. Радует планируемая определенная ответственность учредителя за выполнение стандарта (то есть самого же государства в лице органов власти). Но непонятно, как на практике все будет происходить. Если школа сообщает в районное управление образования о своей невозможности выполнить стандарт ввиду наличия вакансий учителей английского, физкультуры, информатики, то ведь управление, кроме как ответить, что, мол, надо поискать, ничего им иного не сделает. Я не уверен, что создание идеального стандарта, удовлетворяющего всех, в принципе возможно.

Подумаем о будущих реалиях

Отчасти эта ситуация напоминает средневековые поиски философ-ского камня. В педагогике такой камень не найдут никогда. Но ряд конкретных предложений, способных, на мой взгляд, облегчить в будущем участь наших маленьких Ален, Оль, Гриш, Алеш, сделать хочется. Первое. Общее планируемое количество часов, выделяемых на обучение, разделить на две составляющих: обязательное (9500) и возможное (12 400), добавив часы, обусловленные делением на подгруппы (1500), при этом уменьшив федеральный компонент и создав компонент личностный. Второе. Шестидневная неделя может быть, но шестой день использовать для освоения вариативного, личностного блока. Он не должен являться обязательным.

Третье. Учебный минимум должен быть «минимальным». Круг базисных учебников строго ограничен, а вот для вариативного блока учебников должно быть множество. Тесты, учебники, программы вводить вместе со стандартами, в ограниченное время, в едином пакете (два-три года), во избежание хаоса, вызываемого нестыковкой существующих норм образовательного процесса и планируемых.

Четвертое. Не тратить усилия на реформирование финансовой стороны деятельности школ. Как любая реформа, это потребует колоссальных человеческо-энергетических затрат. Просто принять решение об обязательном стопроцентном финансировании школ по всем статьям, а не только защищенным.

***

Мой маленький знакомый Гриша, когда узнал, что я изучаю проект будущих реалий его школьной жизни, сделал мне наказ: «Чтобы было поинтереснее учиться и чтобы оставалось время погулять». Поэтому я и предлагаю то, что предлагаю. Нормально, Григорий, а?

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Татьяна Дмитриевна Подсыпанина
Российский журнал менеджмента. 2007.  Т. 5. № 4. С. 105-107. 
[Статья]
Мария Михайловна Акулич
Университетское управление. 2005.  № 5(38). С. 50-57. 
[Статья]
Joshua D. Angrist, Daron K. Acemoglu
NBER Working Paper. 1999.  No. 7444.
[Статья]
Вера Евстафьевна Андреева
Университетское управление. 2005.  № 5(38). С. 40-43. 
[Статья]
Владимир Алексеевич Зернов
Высшее образование в России. 2004.  № 9. С. 52-58. 
[Статья]
Константин Александрович Аксенов, Борис Исаевич Клебанов, Наталья Вадимовна Гончарова
Университетское управление. 2004.  № 2(30). С. 54-57. 
[Статья]
Ирина Николаевна Щербо
Директор школы. 2003.  № 2. С. 7-13. 
[Статья]