Эксоцман
на главную поиск contacts

Книжное обозрение. Погосян Г.А. Армянское общество в трансформации. Ереван: Лусабац, 2003. 460 с.

английская версия

Опубликовано на портале: 26-12-2004
На постсоветском пространстве, в странах СНГ, в том числе и в Армении, происходят кардинальные изменения во всех сферах общественной жизни. Как любая наука, так и социология должна ответить на эти вызовы времени, осознать и познать происходящие серьезные преобразования. Сейчас предпринимаются многочисленные попытки описать, объяснить, понять, интерпретировать и прогнозировать возможное развитие социально-экономических, социально-политических и духовных процессов. Но еще мало кто отваживается охватить в одном исследовании все многообразие происходящих изменений, дать им всеобъемлющую научную трактовку. Именно эту сверхзадачу поставил перед собой автор монографии. Он заслуживает за это поддержки и одобрения. Хочется отметить и то обстоятельство, что Г.А. Погосян анализирует данные процессы, происходящие не только в Армении, но и в России, других независимых странах СНГ, странах Восточной Европы, а также в государствах, сделавших значительный прорыв на путях модернизации.

На постсоветском пространстве, в странах СНГ, в том числе и в Армении, происходят кардинальные изменения во всех сферах общественной жизни. Как любая наука, так и социология должна ответить на эти вызовы времени, осознать и познать происходящие серьезные преобразования. Сейчас предпринимаются многочисленные попытки описать, объяснить, понять, интерпретировать и прогнозировать возможное развитие социально-экономических, социально-политических и духовных процессов. Но еще мало кто отваживается охватить в одном исследовании все многообразие происходящих изменений, дать им всеобъемлющую научную трактовку. Именно эту сверхзадачу поставил перед собой автор монографии. Он заслуживает за это поддержки и одобрения. Хочется отметить и то обстоятельство, что Г.А. Погосян анализирует данные процессы, происходящие не только в Армении, но и в России, других независимых странах СНГ, странах Восточной Европы, а также в государствах, сделавших значительный прорыв на путях модернизации.

Но справился ли исследователь с подобной задачей? Какие проблемы ему удалось решить эффективно, а какие из них только обозначены им и требуют своей дальнейшей разработки? Тем более, что ученый одновременно стремится решить две сложных, но взаимосвязанные задачи: исследовать процессы, которые происходят в реальной жизни Армении, и те явления, которые ассоциируются с развитием теории социологии как науки.

Во-первых, в монографии содержится обстоятельная и всесторонняя характеристика изменений, которые происходят в Армении, других странах СНГ. Как их назвать? Какое понятие отражает с наибольшей точностью весь спектр процессов во всех сферах общественной жизни? Сейчас в социологической литературе, как и в литературе других социальных наук, эти изменения пытаются осмыслить, используя слова "переход", "переходный период", "транзит", "модернизация", "перестройка", "постиндустриальное общество" и т.п. Г.А. Погосян избрал термин "трансформация", что, на мой взгляд, является наиболее верным [правда, автор соблюдает это не во всех случаях, иногда заигрывая со словом "транзитология", хотя в теоретической смелости ему не откажешь: при постановке проблем он проявляет завидную смелость и настойчивость (гл. 1)]. Ведь слово "переход", как и его иностранный аналог "транзит", ничто не объясняет и не уточняет. Оно может быть применено практически к какой угодно ситуации в любой стране, даже тогда, когда происходит стабильное развитие. Все страны к чему-то всегда переходят. Не зря российский философ и политолог Б. Капустин с такой убийственной логикой подверг жесточайшей критике эти надуманные или механически заимствованные слова. И в то же время понятие "трансформация" говорит о качественных изменениях (а не просто об изменениях), дает возможность осмыслить эти изменения не только по линиям плюс-минус или прогресс-регресс. Применение термина "трансформация" позволяет автору не сковывать себя догмами или кажущейся научностью. Именно такой подход позволил ему дать всестороннюю картину происходящего в Армении, только на этой основе высказать предложения о возможных путях решения общественных проблем. Правда, остается не проясненной до конца логика применяемых им рассуждений об общих и специфических критериях трансформации.

Во-вторых, автор на основе концепции трансформации предложил национальную модель модернизации, показал, что именно на данном пути возможно более эффективное и надежное решение поставленных жизнью задач. Это тем более важно, потому что многие страны СНГ не избежали преувеличения как попыток реализации заимствованных рецептов, так и этнонациональных амбиций, которые можно трактовать как следование глобализационным процессам, так и утверждение национальной самобытности, которая нередко оборачивается национальной ограниченностью (с. 385-407). Мера национально особенного и общего в развитии всех стран мира - важнейшая не только политическая, но и научная задача. Автор формулирует свои предложения, но он, как и полагается ученому, озвучивает и определенные раздумья, и предложения, которые не исключают другие подходы и иные варианты решения насущных проблем. В его работе предпринята убедительная попытка интерпретировать с этих позиций происходящие процессы в Армении, назвать их "модернизационным откатом" и деиндустриализацией. В целом, можно приветствовать нелицеприятную критику происходящего в Армении и других странах СНГ, лидеры которых долгое время исповедовали и исповедуют концепцию "догоняющей модернизации". Автор стремится описать, в чем же состоит собственный путь Армении в решении проблем трансформации, можно ли выработать свою модель модернизации? В этой связи, привлекает внимание шестая глава, в которой формулируются перспективы дальнейшего развития страны, сценарии ее обозримого будущего.

В-третьих, Г.А. Погосян проявляет теоретическую смелость, подвергая сомнению старые, устоявшиеся понятия, которые во многом потеряли не столько свой смысл, сколько ту значимость, которую они играли несколько десятков лет назад. Поэтому он отвергает и выражает сомнение по поводу понятий "социальная система", "социальная структура". Такую позицию автора я полностью разделяю, также как и наметившийся крен в сторону антропоцентрической позиции, то есть признания и значения роли человека в решении конкретных судеб людей.

В-четвертых, с критикой некоторых "старых" позиций связано предложение включить в социологию новые понятия и обновить понятийный аппарат, который с большей степенью адекватности описывает современные реалии. Возможно, что не все нововведения приживутся в социологии, но предложения, аргументированные автором, заслуживают всемерной поддержки и применения при социологическом анализе трансформирующихся обществ. Например, такие понятия, как "новая бедность", "новая национальная (армянская) идентичность", "социальная ностальгия", "политическое отчуждение", "моноэтнизация" и другие.

В-пятых, автор неоднократно возвращается к теме причудливых комбинаций, которыми характеризуется современное армянское общество, когда люди одновременно ориентируются и на прошлые советские ценности, и на некоторые рыночные предпочтения, и на ряд национальных и даже националистических установок и т.д. и т.п. (пятая глава). Мои российские коллеги пытались осмыслить это явление с позиций "лукавого человека" (Ю.А. Левада), "катастрофического человека" (В.Н. Шубкин), "человека в обществе риска" (О.Н. Яницкий). Но, на мой взгляд, этому в большей мере соответствует концепция "парадоксального человека", который не замечает вопиющего противоречия в том, что он одновременно и притом искренне ориентируется на противоречивые, а иногда и взаимоисключающие интересы. Он вроде бы бежит за несколькими "зайцами", которые мчатся в противоположных направлениях.

В-шестых, автор дает строгий и объективный анализ процессов этнической идентичности и национальных преобразований, который он назвал моноэтнизацией, высказывает серьезную тревогу по поводу возможной опасности таких процессов. Тем более, как следует из его работы, армянская нация - одна из самых открытых в мире: ее представители живут практически во всех странах мира и, как показал недавно прошедший в Москве Всемирный конгресс армян, они вносят заметный и плодотворный вклад в развитие этих стран. Такой взаимоисключающий процесс - открытость для всего мира, с одной стороны, и закрытость, с другой, когда касается самой Армении - достаточно противоречивая картина, которая требует как научного прояснения, так и определенных политических, государственных решений. Тем более, что процесс моноэтнизации сопровождается огромными миграционными потоками, депопуляцией и непредвиденными трансформационными сдвигами (четвертая глава).

В монографии дана значительная база эмпирических данных, которая создает истинную картину состояния современной жизни армянского общества. Но эти данные носят характер дополнительной аргументации, позволяют наглядно увидеть в действии те теоретические выводы или содержание тех новых понятий, которыми пользуется автор при анализе многих социальных проблем, решаемых армянским народом. Именно с этих позиций наиболее интересно и глубоко описаны социальные последствия приватизации, частной собственности, либерализации и внедрения рыночных отношений. В книге содержатся много более частных, но не менее важных положений, которые автор поднял в своем исследовании, дал их характеристику и высказал свои оригинальные предложения. Он много размышляет над тем, что либеральная модель развития общества, которая навязывалась народам в России и Армении, потерпела историческое фиаско. И даже гораздо в более короткие сроки, чем это произошло с большевизмом. Автор делает вывод, что крах либерализма породил ностальгию по прошлому и власти "сильной руки". Мне кажется, что в предстоящий период произойдет переход не столько к "управляемой демократии", сколько к неокейнсианской модели развития, когда роль государства будет значительна, но это будет не директивный метод, а метод косвенных рычагов, который оправдал себя в "новом курсе" Ф. Рузвельта и который успешно применяется в современных индустриальных странах. Именно такой курс, а не пресловутая либеральная модель монетаризма со своей безбрежнои вольницей, которая реально привела к беспределу, краху национальных экономик, к массовому обнищанию народа.

Нуждаются в уточнении и размышления автора о политической ситуации, выводы о многопартийной системе. В монографии дается обстоятельная характеристика политических ориентаций и предпочтений населения, современный расклад сил на политическом пространстве. На мой взгляд, здесь речь идет не о феномене многопартийности, а о квази- или псевдопартийности, ибо в Армении, как и в России, других странах СНГ, практически нет (за исключением наследников КПСС) политических сил, которые обладают определенной стабильностью даже в расчете на ближайшее десятилетие. Практически все партии - это имитация политической деятельности, за которой скрываются групповые или личные амбиции. Поэтому политический плюрализм выглядит достаточно примитивно, ибо он не препятствует установлению "управляемой демократии", тоталитарным и автократическим тенденциям. Политическая фрагментация характерна для Армении, что и показывают обследования общественного мнения. Кстати, нуждается и дальнейшая разработка идеи: а не являются ли политические партии характеристикой прошлых веков и особенно XIX-XX столетий, не уходят ли они в небытие или, по крайней мере, превращаются во что-то принципиально иное, сохраняя видимость оболочки?

Есть необходимость в дальнейшем усилении и аргументации заслуживающих внимания выводов о роли СМИ, ситуации их роста и увеличения числа при одновременном сокращении читательской аудитории, изменения функций каналов коммуникации, особенно телевидения, о пределах трактовки и применения свободы выражения своих устремлений и ориентации (см. 3 параграф третьей главы). Интересны размышления автора о формах демократии - партиципарной (в западных странах) и представительной (в странах СНГ). Но очевидно, что такая форма в странах СНГ находится в стадии кризиса, ибо для людей стала очевидна ограниченность и узость того, чем они обладают на политическом поле. Именно этим продиктовано распространение политической апатии, аномии, желания отказа в поддержке всех политических сил (третья глава).

Рассуждая о трансформационном ресурсе общества (еще одно интересное предложение автора), Г.А. Погосян считает, что на пути осуществляемых преобразований была допущена "главная судьбоносная ошибка. Реформаторы не учли, что проводником и движущей силой всякой реформации выступают определенные социальные слои, группы и живые люди. Социальный ресурс модернизации был отброшен со счетов" (с. 409). И это, на мой взгляд, основная оценка происходящих социальных изменений в Армении, как и, впрочем, в России.
BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Марк Юрьевич Урнов, Валерия Александровна Касамара
Общественные науки и современность. 2016.  № 5. С. 75-103. 
[Статья]
Марк Юрьевич Урнов, Валерия Александровна Касамара
Общественные науки и современность. 2016.  № 6. С. 82-98. 
[Статья]
Леонид Георгиевич Бызов
Общественные науки и современность. 2016.  № 6. С. 5-20. 
[Статья]
Эмиль Абрамович Паин, Сергей Юрьевич Федюнин
Общественные науки и современность. 2018.  № 1. С. 82–99. 
[Статья]
Нурсафа Гифуровна Хайруллина
Социологические исследования. 2002.  № 5. С. 121-125. 
[Статья]